Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Все о пиратах » Известные пираты » Стид Боннет
Стид Боннет
князь78Дата: Понедельник, 08.03.2010, 18:15 | Сообщение # 1
Мастер Сценариев
Группа: Корсар
Сообщений: 1263
Награды: 94
Репутация: 231
Статус: В открытом море

Стид Боннет (Stede Bonnet) (1688—1718) – английский пират первой четверти XVIII века, оперировал у берегов Северной Америки и в Вест-Индии. Боннет родился 1688 году в Бриджтауне на острове Барбадос и был крещен 29 июля. Его родители, Эдвард и Сара Боннет, владели 400 акрами земли к юго-востоку от Бриджтауна. В 1694 году, после смерти отца, Стид Боннет унаследовал его состояние. 21 ноября 1709 года он женился на Мэри Элламби. У них родилось трое сыновей – Элламби (умер до 1715 года), Эдвард и Стид, а также и дочь Мэри.

В период войны за Испанское наследство Стид Боннет служил в милицейских формированиях Барбадоса, где имел чин майора. Пиратом же он решил стать по невыясненной причине (согласно одной из версий – из-за мерзкого характера его жены). Боннет начал с того, что купил за свой счет шлюп, названный им «Ривендж» («Месть»), вооружил его 10 пушками, собрал команду из 70 человек и, объявив о намерении совершить торговый рейс, летом 1717 года вышел в море, где провёл несколько успешных операций по незаконному отбору товарно-материальных ценностей с подвернувшихся кораблей.

В сентябре 1717 года Стид Боннет взял курс на Багамские острова и по пути повстречался с испанским военным кораблем. После тяжелого боя, получив серьезные ранения, Боннет бежал от испанцев. Прибыв в Нассау (на острове Нью-Провиденс), он переоснастил свой шлюп, а заодно познакомился с пиратскими капитанами Бенджамином Хорниголдом и Эдвардом Тичем. Отряд майора присоединился к пиратам Тича, а сам, согласно Дефо, передал командование своим кораблем одному из помощников Чёрной Бороды и некоторое время служил у него на корабле.

Когда корабль Чёрной Бороды потерпел крушение вблизи острова Топсел, майор решил подчиниться условиям королевского указа о помиловании; он снова взял на себя командование своим шлюпом и прибыл в Баттаун в Северной Каролине, где объявил о своей готовности выполнять волю короля, за что и был помилован.

Когда разразилась война между конфедератами Тройственного союза и Испанией, Боннет вознамерился добиться разрешения главнокомандующего атаковать испанцев. С этой целью он покинул Северную Каролину и взял курс на остров Сент-Томас. Когда он вновь оказался на острове Топсел, то обнаружил, что Тич и его отряд уже уплыли отсюда на небольшом корабле и увезли с собой все деньги, оружие и другие вещи, а также высадили здесь семнадцать провинившихся человек из своего экипажа. Боннет взял бедняг к себе на борт.

От команды встретившегося ему по дороге шлюпа майор узнал, что капитан Тич с восемнадцатью или двадцатью людьми находится на острове Окракок. Желая отомстить Тичу за ряд нанесённых ему оскорблений, Боннет решил сначала плыть к месту убежища капитана, но упустил его; после безрезультатного крейсирования в течение четырёх дней в районе Окракока он взял курс на Виржинию.

Под новым именем Томаса (псевдоним он взял из-за того, что под настоящим именем получил помилование) майор вновь занялся пиратством, захватывая и грабя встречные корабли.

По причине неоднократных известий о захвате кораблей неким пиратом, Совет Южной Каролины направил полковника Гийома Ретпа с двумя шлюпами к месту пребывания пирата с тем, чтобы атаковать его корабли. После кровопролитной битвы полковник Рет прибыл в Чарлстон 3 октября 1718 года с пленниками на борту. Боннет был взят под стражу.

Через некоторое время Боннет с одним из своих подельников бежал из тюрьмы. Губернатор отправил несколько вооружённых барков на поиски беглецов, а также опубликовал воззвание, обещая вознаграждение в 700 фунтов стерлингов тому, кто сможет поймать его. Боннет был найден на остров Суилливантс, сдался и был препровожден на следующий день в Чарлстон, где по приказу губернатора его поместили под стражу в ожидании судебного процесса над ним.

28 октября 1718 года открылся процесс. Перед судом предстали Стид Боннет и ещё тридцать пиратов; почти все они были объявлены виновными и приговорены к смерти. Речь судьи полностью приведена во «Всеобщей истории пиратства» Даниеля Дефо.

10 декабря 1718 года Стид Боннет был повешен.

Материалы были взяты из книги «Всеобщая история пиратов»Даниеля Дефо


Прикрепления: 8238183.jpg(22Kb)


терминаторДата: Четверг, 10.06.2010, 14:47 | Сообщение # 2
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 199
Награды: 4
Репутация: 13
Статус: В открытом море
Дауж не усиделось дома мужику

Говорят, что кровь людская - не водица
Черная_БородаДата: Суббота, 15.01.2011, 20:23 | Сообщение # 3
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 159
Награды: 9
Репутация: 8
Статус: В открытом море
этот кусок окорока за моим героем гонялся вот подлец нет он мне не нравиться

Legendary.
КовальскиДата: Четверг, 24.03.2011, 02:32 | Сообщение # 4
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 500
Награды: 20
Репутация: 49
Статус: В открытом море
го первая достаточно полная биография содержится в книге «Всеобщая история пиратства» Даниеля Дефо (издана под псевдонимом «Чарльз Джонсон»).

По происхождению Боннет — дворянин, получил хорошее образование. До того, как занялся разбоем, служил майором в колониальной милиции на острове Барбадос.

Причины, вынудившие его заняться пиратством, не вполне ясны. Довольно популярными в XVIII веке были сплетни о лёгком помешательстве в результате неудачной женитьбы на Мэри Элламби, что якобы сподвигло бывшего офицера податься в пираты.

Экипировав на свои собственные сбережения шлюп с десятью пушками и семьюдесятью членами команды на борту, который он назвал «Revenge» (месть, реванш), майор отплыл с острова Барбадос.

Боннету и его команде удалось захватить и разграбить несколько кораблей близ Виржинии, Нью-Йорка и Северной Каролины.

Стид Бонне был экс-майор армии и плантатор Барбадоса. Признанный "пират джентльмен" из-за его культурный фон, Бонне был одним из самых интересных и уникальных пиратами в Карибском бассейне истории. Хотя одним из наименее успешных, он стал очень известным для некоторых из его не очень-пиратские действия.

Бонне жил со своей женой на большом поместье близ Бриджтаун, Барбадос после его ухода из армии. Его выгодно сахарной плантации принесла ему богатство, красиво и мирной жизни. Это был 1717, когда этот пожилой джентльмен вдруг повернулся к пиратству без каких-либо особых причин. Слух идет, что Бонне было много драк с его женой, или, что ему было скучно с обычной жизни.

Он был на море очень мало и ничего не знал о пути пиратов жизни. Поэтому, в отличие от любой другой пират, Стид Бонне фактически приобрел свой ​​корабль! Это был шлюп "Месть" с 10 пушками. Он также нанял около 70 хороших моряков из местных городов и начал свое "приключение" во всем Карибском море. Стратегия платят им хорошо сохранились ему быть свергнут, потому что он был очень некомпетентным в качестве матроса и неопытный лидер. Однако, Бонне удалось каким-то образом захвата и грабежа несколько мелких судов в берегов Вирджинии и Каролине, в основном из-за его умелое экипажа.

Во Флориде он встретил грозный пират, Черная Борода и его корабль, "Анна Месть Королевы". Infamous Эдвард Тич посетил "Месть", и вскоре понял, что Стид Бонне было приятно пират с хорошими манерами. Они стали спутниками и отправился вместе. Вскоре после этого, учить убежден Бонне покинуть команду судна из-за его ненужности. Бонне едва согласился и стал "гость" на "Энн Месть Королевы". Один из лейтенантов Блэкберд подчинила себе "Месть", и экипаж принял его.

После известных осады Charles Town в Южной Каролине, которые он свидетелем, как зритель, Бонне принял совет из Научите и немедленно уехал в Купайтесь город, Северную Каролину, чтобы получить амнистию от "пиратов-дружественной" губернатор Эдема. Бонне решили, что будет лучше для него, чтобы стать Privateer в войне против Испании, особенно потому, что он будет капитаном еще раз.

Однако, Бонне было обманом. Черная Борода приняли Бонне ценностей всех и только оставила его "Месть" и 25 пиратов на одинокий остров. Бонне вновь взяли под свой контроль "Месть". Он отправился к Виргинских островов в войну Англии и Франции. Вновь промоутер Privateer также поклялся отомстить Черная Борода, хотя он был не в состоянии даже преследовать его.

Как правило, большинство пиратов Карибского бассейна, принимавших помиловании не рассчитаться с легальной работы и вернулся в морской грабить. То же касается и Бонне. Не давно прошло, прежде чем он переименовал свой ​​корабль на "Королевский Джеймс" и вернулся в пиратстве. Бонне теперь курсировали с гораздо большим опытом и просто грабили несколько кораблей на побережье Вирджинии. Хотя он был отмены его ремонт в небольшой порт в Северной Каролине, он грабил местное судно, и весть дошла до властей в Charles Town. Другие пираты кроме него, как Чарльз Ван , вызвало много проблем в этом регионе Карибского бассейна. Таким образом, местные власти решили нанять местного судовладельца, Уильям Ретт, охотиться на пиратов. У него было два катера: "Генри" с 70 человек, во главе с капитаном Мастера и "Морская нимфа" с 60 человек, во главе с капитаном зал.

В октябре 1718 года охотники нашли пиратский лжец в Riverand Мыс страха и напал флагманских Бонне. Битва длилась 5 часов, когда Бонне был вынужден сдаться. Ретт был очень удивлен, когда узнал, что Бонне был на корабле, потому что он преследовал Чарльз Ван. Пираты были доставлены в Charles Town, где горожане помнят Бонне была частью экипажа Черная Борода во время печально известной осаде.

В тюрьме в частном доме до судебного разбирательства, Бонне послал письмо к губернатору, в котором он просил прощения. Он также пытался бежать, но не удалось. Стид Бонне был сделан на приговорили и повесили в ноябре 1718 за пиратство наряду с 30 пиратами.
Источник______Стид Бонне был экс-майор армии и плантатор Барбадоса. Признанный "пират джентльмен" из-за его культурный фон, Бонне был одним из самых интересных и уникальных пиратами в Карибском бассейне истории. Хотя одним из наименее успешных, он стал очень известным для некоторых из его не очень-пиратские действия.

Бонне жил со своей женой на большом поместье близ Бриджтаун, Барбадос после его ухода из армии. Его выгодно сахарной плантации принесла ему богатство, красиво и мирной жизни. Это был 1717, когда этот пожилой джентльмен вдруг повернулся к пиратству без каких-либо особых причин. Слух идет, что Бонне было много драк с его женой, или, что ему было скучно с обычной жизни.

Он был на море очень мало и ничего не знал о пути пиратов жизни. Поэтому, в отличие от любой другой пират, Стид Бонне фактически приобрел свой ​​корабль! Это был шлюп "Месть" с 10 пушками. Он также нанял около 70 хороших моряков из местных городов и начал свое "приключение" во всем Карибском море. Стратегия платят им хорошо сохранились ему быть свергнут, потому что он был очень некомпетентным в качестве матроса и неопытный лидер. Однако, Бонне удалось каким-то образом захвата и грабежа несколько мелких судов в берегов Вирджинии и Каролине, в основном из-за его умелое экипажа.

Во Флориде он встретил грозный пират, Черная Борода и его корабль, "Анна Месть Королевы". Infamous Эдвард Тич посетил "Месть", и вскоре понял, что Стид Бонне было приятно пират с хорошими манерами. Они стали спутниками и отправился вместе. Вскоре после этого, учить убежден Бонне покинуть команду судна из-за его ненужности. Бонне едва согласился и стал "гость" на "Энн Месть Королевы". Один из лейтенантов Блэкберд подчинила себе "Месть", и экипаж принял его.

После известных осады Charles Town в Южной Каролине, которые он свидетелем, как зритель, Бонне принял совет из Научите и немедленно уехал в Купайтесь город, Северную Каролину, чтобы получить амнистию от "пиратов-дружественной" губернатор Эдема. Бонне решили, что будет лучше для него, чтобы стать Privateer в войне против Испании, особенно потому, что он будет капитаном еще раз.

Однако, Бонне было обманом. Черная Борода приняли Бонне ценностей всех и только оставила его "Месть" и 25 пиратов на одинокий остров. Бонне вновь взяли под свой контроль "Месть". Он отправился к Виргинских островов в войну Англии и Франции. Вновь промоутер Privateer также поклялся отомстить Черная Борода, хотя он был не в состоянии даже преследовать его.

Как правило, большинство пиратов Карибского бассейна, принимавших помиловании не рассчитаться с легальной работы и вернулся в морской грабить. То же касается и Бонне. Не давно прошло, прежде чем он переименовал свой ​​корабль на "Королевский Джеймс" и вернулся в пиратстве. Бонне теперь курсировали с гораздо большим опытом и просто грабили несколько кораблей на побережье Вирджинии. Хотя он был отмены его ремонт в небольшой порт в Северной Каролине, он грабил местное судно, и весть дошла до властей в Charles Town. Другие пираты кроме него, как Чарльз Ван , вызвало много проблем в этом регионе Карибского бассейна. Таким образом, местные власти решили нанять местного судовладельца, Уильям Ретт, охотиться на пиратов. У него было два катера: "Генри" с 70 человек, во главе с капитаном Мастера и "Морская нимфа" с 60 человек, во главе с капитаном зал.

В октябре 1718 года охотники нашли пиратский лжец в Riverand Мыс страха и напал флагманских Бонне. Битва длилась 5 часов, когда Бонне был вынужден сдаться. Ретт был очень удивлен, когда узнал, что Бонне был на корабле, потому что он преследовал Чарльз Ван. Пираты были доставлены в Charles Town, где горожане помнят Бонне была частью экипажа Черная Борода во время печально известной осаде.

В тюрьме в частном доме до судебного разбирательства, Бонне послал письмо к губернатору, в котором он просил прощения. Он также пытался бежать, но не удалось. Стид Бонне был сделан на приговорили и повесили в ноябре 1718 за пиратство наряду с 30 пиратами.


Мир квадратный, за углом пересечемся
LotusДата: Четверг, 19.07.2012, 12:08 | Сообщение # 5
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 581
Награды: 33
Репутация: 76
Статус: В открытом море
И всё же, это "пират-джентельмен"!
Легче всего с волками жить-по волчьи выть, а ты попробуй живя с волками оставаться собой.


За добро - добром, за зло - по справедливости
SVAROGДата: Воскресенье, 25.01.2015, 15:28 | Сообщение # 6
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Стид Боннет (Stede Bonnet, 1688-1718) — английский пират первой четверти XVIII века, оперировал у берегов Северной Америки и в Вест-Индии.

Боннет родился 1688 году в Бриджтауне на острове Барбадос и был крещен 29 июля. Его родители, Эдвард и Сара Боннет, владели 400 акрами земли к юго-востоку от Бриджтауна. В 1694 году, после смерти отца, Стид Боннет унаследовал его состояние. 21 ноября 1709 года он женился на Мэри Элламби. У них родилось трое сыновей — Элламби (умер до 1715 года), Эдвард и Стид — и дочь Мэри.

В период войны за Испанское наследство Стид Боннет служил в милицейских формированиях Барбадоса и имел чин майора. Пиратом майор решил стать по невыясненной причине (согласно одной из версий — из-за скандального характера его жены).

Боннет начал с того, что купил за свой счет шлюп, названный им «Ривендж» («Месть»), вооружил его 10 пушками, собрал команду из 70 человек и, объявив о намерении совершить торговый рейс, летом 1717 года вышел в море.

Некоторое время он крейсировал у берегов Виргинии, где захватил несколько судов, в том числе «Анну» капитана Монтгомери из Глазго; «Тарбет», приписанный к Барбадосу, который, ограбив, пираты предали огню; «Индевор» капитана Скотта из Бристоля; и «Янг» из Лейса. Оттуда «Ривендж» пошел на север, к Нью-Йорку, и у восточной оконечности Лонг-Айленда захватил шлюп, направлявшийся в Вест-Индию. Высадившись на острове Гардинера (у восточной оконечности Лонг-Айленда), пираты купили там провизию, за которую заплатили наличными, после чего повернули на юг.

В августе того же года Стид Боннет захватил близ порта Чарлстон (Южная Каролина) два приза: шлюп шкипера Джозефа Палмера с Барбадоса и бригантину шкипера Томаса Портера из Новой Англии. Бригантину, обчистив, пираты опустили, а шлюп, нагруженный ромом, сахаром и неграми-рабами, забрали с собой. В одной из бухточек Северной Каролины они использовали трофейный парусник для кренгования своего судна, после чего приз был сожжен.

В сентябре Стид Боннет взял курс на Багамские острова и по пути повстречался с испанским военным кораблем. После тяжелого боя, получив серьезные ранения, Боннет бежал от испанцев. Прибыв в Нассау (на острове Нью-Провиденс), он переоснастил свой шлюп, вооружив его 12 пушками. Здесь он познакомился с пиратскими капитанами Бенджамином Хорниголдом и Эдвардом Тичем.

Тич временно взял на себя командование «Ривенджем». Объясняя подобную метаморфозу, Даниель Дефо отмечал, что майор «был никудышным моряком... и потому во все время их предприятия принужден был соглашаться на многое, что ему навязывали, ибо ему недоставало опыта и знаний в морских делах».Вместе с Тичем Боннет отправился на север, к заливу Делавэр, где пираты захватили 11 судов. 29 сентября 1717 года «Ривендж» ограбил шлюп «Бетти» с грузом мадейрского вина. Капитан Кодд, чей корабль был взят 12 октября, видел Боннета на борту пиратского шлюпа; тот прогуливался по палубе в ночной сорочке и был все еще слаб от полученных ранее ран. Чуть позже были захвачены суда «Споффорд» и «Си нимф» из Филадельфии. 22 октября «Ривендж» ограбил суда «Роберт» и «Гуд интент», с которых пираты забрали продовольствие. Повернув на юг, Тич и Боннет отправились в Вест-Индию.

17 ноября 200-тонный корабль «Конкорд» был атакован в 100 милях от Мартиники двумя пиратскими судами. По свидетельству очевидца, одно пиратское судно имело 12 пушек и 120 человек экипажа, второе — 8 пушек и 30 человек. После жаркого боя «Конкорд» был захвачен людьми Тича, которые отвели его к островам Гренадины и переименовали в «Куин Энн’с ривендж». Незадолго до 19 декабря Тич и Боннет расстались. Последний отправился в сторону Гондурасского залива и в марте 1718 года пустился в погоню за 400-тонным кораблем «Протестант кейзер». Добыча была упущена, и команда Боннета высказала ему свое неудовольствие. Когда спустя короткое время они снова повстречались с Тичем, тот забрал Боннета к себе на корабль, а «Ривендж» был передан под командование некоего Ричардса — помощника Тича.

Командуя «Ривенджем», Ричардс захватил ямайский шлюп «Эдвенчур», шкипер которого, Дэвид Хэрриот, присоединился к пиратам. Теперь под общим командованием Тича оказалось сразу три корабля. В конце весны 1718 года пиратская флотилия прибыла к побережью Северной Каролины, где блокировала порт Чарлстон. Оттуда Тич и Боннет направились в бухту Топсейл, где «Куин Энн’с ривендж» был посажен на мель и покинут вместе с другими судами. Боннет и Тич отправились по суше в Бас-Таун (тогдашнюю столицу Северной Каролины) и получили от губернатора Чарлза Идена амнистию. Затем Тич решил вернуться в бухту Топсейл, а Стид Боннет тем временем добился от губернатора разрешения идти по торговым делам в датскую колонию на острове Сент-Томас.

«Когда Боннет вернулся обратно в бухту Топсейл,— рассказывает Дефо,— то обнаружил, что Тич со своей шайкой ушли [на „Эдвенчуре“] и забрали все деньги, ручное оружие и ценное имущество с большого корабля, и высадили на небольшой песчаный островок примерно в лиге от материка семнадцать человек, без сомнения, с намерением уморить их, ибо там не было ни одного жителя, ни провизии, чтобы прокормиться, ни лодки или материалов, дабы построить или соорудить что-то вроде баркаса или судна, чтобы бежать из того пустынного места. Они провели там две ночи и один день, без средств к существованию и без малейшей надежды их добыть, не ожидая ничего иного, кроме мучительной смерти; как вдруг, к невыразимому их утешению, они узрели скорое избавление, ибо майор Боннет, случайно узнав об их нахождении там от двух пиратов, которые избежали жестокости Тича и добрались до убогого селения в дальнем конце гавани, послал шлюпку, чтобы убедиться в истинности сказанного, и, завидев оную, те несчастные жертвы кораблекрушения подали ей знак, и всех их доставили на борт шлюпа Боннета».

После спасения 17 «робинзонов» из команды Тича, Боннет объявил своим людям, что намерен идти на остров Сент-Томас и взять там каперское свидетельство для действий против испанцев. В это время лодочник, доставивший на шлюп яблоки и сидр, сообщил майору о том, что Тич с частью команды находится в бухте Окракок. Боннет, мечтавший отомстить ему за былые унижения, немедленно снялся с якоря и отправился на поиски своего обидчика. После четырех дней крейсерства, так и не обнаружив корабль Тича, он повернул на север, к берегам Виргинии.

В июле пираты встретили пинк с грузом провианта и забрали с него дюжину бочек свинины и около 400 булок хлеба; взамен они отдали команде пинка 8 или 10 бочонков риса и старый канат. Спустя два дня майор перехватил у мыса Генри шлюп водоизмещением 60 тонн. На его борту, к неописуемой радости джентльменов удачи, были найдены две большие бочки рома и меласса (черная патока). Впрочем, восемь пиратов, пересаженных на борт приза, не долго оставались в консорте со своими старыми дружками и вскоре скрылись на трофейном судне в неизвестном направлении.

«С той поры,— сообщает Дефо,— майор отбросил всю свою сдержанность и, хотя только что получил помилование Его Величества под именем Стида Боннета, вновь всерьез принялся за старое ремесло, именуясь отныне капитаном Томасом, и учинял откровенное пиратство, захватывая и грабя все суда, с которыми встречался. Возле мыса Генри он захватил два корабля из Виргинии, направлявшиеся в Глазго, на которых они поживились очень немногим, не считая сотни пачек табака. На следующий день они захватили небольшой шлюп, направлявшийся из Виргинии на Бермуды, который снабдил их двадцатью баррелями свинины и некоторым количеством бекона, а взамен они дали ему два барреля риса и большую бочку черной патоки; два человека с того шлюпа добровольно присоединились к ним. Следующим они захватили еще один виргинский корабль, направлявшийся в Глазго, с коего они не получили ничего ценного, кроме нескольких гребней, булавок и иголок, а взамен дали ему баррель свинины и два барреля хлеба».От берегов Виргинии Боннет отправился к Филадельфии и на 38° с.ш. захватил шхуну, которая шла из Северной Каролины в Бостон. С нее пираты забрали две дюжины телячьих шкур, чтобы сделать из них чехлы для своих пушек, а также двух матросов. На 32° с.ш., недалеко от устья реки Делавэр, они захватили две шнявы, направлявшиеся в Бристоль; на них они обнаружили немного денег и товары стоимостью около 150 фунтов стерлингов. Тогда же Боннет взял шлюп водоизмещением 60 тонн, направлявшийся из Филадельфии на остров Барбадос; забрав с него часть груза, разбойники отпустили его вместе со шнявами.

29 июля, недалеко от залива Делавэр, Стид Боннет захватил 50-тонный шлюп под командованием Томаса Рида; последний также шел из Филадельфии на Барбадос с грузом провианта. Майор оставил этот приз себе, переправив на него четверых или пятерых из своих людей. 31 июля пираты захватили еще один шлюп водоизмещением 60 тонн под командованием Питера Мейнуэринга, возвращавшийся с острова Антигуа в Филадельфию. Этот приз форбаны тоже оставили себе вместе со всем грузом, состоявшим из рома, мелассы, сахара, индиго и хлопка и оценивавшегося примерно в 500 фунтов стерлингов.

В тот же день пираты, переименовавшие свой шлюп в «Ройял Джеймс», покинули залив Делавэр вместе с двумя призами и направились к устью реки Кейп-Фир (в Северной Каролине). Поскольку их корабль сильно подтекал, им пришлось потратить на его ремонт почти два месяца. Тем временем об их присутствии стало известно властям Южной Каролины. Совет этой колонии решил принять экстренные меры по ликвидации пиратской шайки. Полковник Уильям Ретт явился к губернатору Роберту Джонсону и предложил ему свои услуги; он готов был отправиться с двумя вооруженными шлюпами к мысу Фир и напасть на пиратов. Губернатор с готовностью принял его предложение и, соответственно, дал полковнику необходимые полномочия. Через несколько дней два судна были снаряжены и укомплектованы командами: 8-пушечный шлюп «Генри» с 70 матросами находился под командованием капитана Джона Мастерса, а 8-пушечный шлюп «Си нимф» с 60 матросами был отдан под командование капитана Фейрера Холла. Общее руководство экспедицией осуществлял полковник Ретт, который 14 сентября поднялся на борт «Генри» и, сопровождаемый вторым шлюпом, отплыл из Чарлстона к острову Салливана (Sullivan's Island), чтобы там окончательно подготовиться к операции.

В это время в Чарлстон прибыло небольшое судно с острова Антигуа, шкипер которого сообщил, что близ песчаного бара, перекрывающего вход в гавань, его захватил и ограбил пират Чарльз Вейн.

Вейн какое-то время действительно крейсировал невдалеке от отмели и захватил на выходе из гавани два корабля, направлявшихся в Лондон. Когда пленники находились у него на борту, кто-то из пиратов проболтался, что они намереваются пойти на одну из рек к югу от города. Узнав об этом, полковник Ретт 15 сентября вышел со своими шлюпами за отмели и, имея ветер с севера, стал прочесывать все реки и заливы к югу от Чарлстона. Не обнаружив Вейна, он резко изменил курс и направился на север, к реке Кейп-Фир. Вечером 26 сентября шлюпы вошли в реку, где за мысом были обнаружены три шлюпа, стоявших на якоре. Это были суда майора Боннета.

К несчастью, поднимаясь вверх по реке, лоцман экспедиции посадил шлюпы полковника Ретта на мель, и пока они снова оказались на плаву, наступила ночь. Пираты, заметив шлюпы, выслали в их сторону три каноэ. Выяснив, что прибывшие шлюпы вооружены и готовы к бою, майор Боннет спешно снял с призов всех своих людей. Одному из своих пленников, капитану Мейнуэрингу, он показал письмо, которое собирался послать губернатору Южной Каролины. В письме говорилось, что если прибывшие шлюпы были посланы против него губернатором и если ему, Боннету, придется уйти, не закончив своих работ, то он начнет уничтожать все корабли, идущие в Южную Каролину или уходящие оттуда.Когда рассвело, пираты подняли паруса и пошли вниз по реке, приняв решение прорваться с боем в открытое море. Шлюпы полковника Ретта также подняли паруса и направились вслед за пиратским судном, с каждой минутой приближаясь к нему, чтобы взять его на абордаж. Заметив это, Боннет пошел к берегу, где, подвергнувшись сильному артиллерийскому обстрелу, его шлюп сел на мель. «Генри», на борту которого находился полковник Ретт, тоже сел на мель на расстоянии пистолетного выстрела от носа пиратского судна; второй шлюп карателей сел на мель прямо перед ним почти вне досягаемости пушечного выстрела. В это время у пиратов появилось значительное преимущество, поскольку их шлюп сел на мель выше шлюпов полковника Ретта. Между противниками завязалась ожесточенная перестрелка, которая продолжалась в течение пяти часов.

Пираты подняли кроваво-красный флаг и несколько раз с насмешкой махали шляпами людям полковника, приглашая их к себе на борт, на что те отвечали им бравурными криками «Ура!» и обещали вскоре поговорить с ними «по душам». Когда прилив позволил шлюпу полковника снова оказаться на плаву и перейти на более глубокую воду, он решительно направился в сторону пиратов, чтобы взять их судно на абордаж. Сообразив, что на этот раз им не отвертеться, разбойники подняли белый флаг и после недолгих переговоров согласились сдаться. Пираты потеряли в ходе сражения 7 человек убитыми и 5 ранеными, причем двое раненых вскоре умерли. На борту «Генри» было убито 10 человек и 14 ранено, на борту «Си нимф» погибло два человека и четверо получили ранения.

«Офицеры и матросы обоих шлюпов вели себя с величайшею храбростью,— сообщает Дефо,— и, если бы шлюпы не сели столь злосчастно на мель, они захватили бы пиратов с гораздо меньшими потерями; но поскольку он намеревался пройти мимо них и таким образом прорваться с боем, шлюпы Каролины вынуждены были держаться рядом с ним, чтобы не дать ему уйти».

Полковник Ретт покинул реку Кейп-Фир 30 сентября, а 3 октября с триумфом прибыл в Чарлстон. Через два дня Боннет и его люди были отведены на берег, а поскольку в городе не было общественной тюрьмы, пиратов держали в караульном помещении под охраной местной милиции. Майор Боннет содержался под стражей в доме маршалла (судебного исполнителя).

Спустя несколько дней штурман Дэвид Хэрриот и боцман Игнатиус Пелл, которые обещали дать показания против остальных членов шайки, тоже были переведены в дом маршалла, и каждую ночь возле этого дома выставлялись двое часовых. 24 октября майору и Хэрриоту каким-то образом удалось свершить побег (боцман Пелл отказался следовать за ними). Этот побег наделал в провинции много шума, и люди открыто высказывали свое недовольство губернатору и другим членам магистрата, полагая, что те получили от пиратов взятку. Тогда губернатор издал прокламацию и пообещал награду в 700 фунтов стерлингов любому, кто поймает Боннета, и послал в погоню за ним несколько судов с вооруженными людьми.

Тем временем Стид Боннет направился на украденном каноэ на север, однако, поскольку он нуждался в припасах, а погода была плохая, ему пришлось повернуть назад и пристать к Салливанову острову, что возле Чарлстона. Губернатор Джонсон, узнав об этом, послал за полковником Реттом и приказал ему найти и задержать Боннета. Полковник с несколькими людьми той же ночью отправился на указанный остров и после тщательных поисков обнаружил и Боннета, и Хэрриота; люди Ретта открыли по ним огонь, убили Хэрриота и ранили одного негра и одного индейца. Стид Боннет сдался. 6 ноября он был доставлен полковником Реттом в Чарлстон.Заседание вице-адмиралтейского суда открылась в Чарлстоне 28 октября 1718 года и с некоторыми перерывами продолжалось до 12 ноября включительно. На заседании суда, проходившем под председательством Николаса Тротта, слушалось дело пиратов из шайки Стида Боннета, взятых на шлюпе «Ривендж» («Ройял Джеймс»). 22 товарища Боннета были признаны виновными в совершении пиратских действий на море и повешены в Уайт-Пойнте в субботу 8 ноября. Однако многие жители в Чарлстоне были настроены против столь же скорой расправы над человеком, который некогда владел поместьем и титулом. Группа горожан, во главе которой находился полковник Ретт, потребовала отправить Боннета в Англию, чтобы его судили там. Но это требование было проигнорировано председателем суда Троттом. В своем обосновании приговора судья заявил:

«Майор Стид Боннет, вы стоите здесь, осужденный по двум обвинениям в пиратстве; одно — по вердикту суда, другое — по вашему собственному признанию. Хотя вы были обвинены только по двум фактам пиратства, вам, тем не менее, известно, что на вашем судебном процессе было полностью доказано, даже невольными свидетелями, что со времени отплытия из Северной Каролины вы пиратски захватили и ограбили не менее тринадцати судов.

Таким образом, вас можно было бы обвинить и осудить еще по одиннадцати пиратским деяниям, с тех пор как вы воспользовались королевским актом милосердия и притворились, будто оставляете сей порочный образ жизни. И это — не говоря о многих пиратских деяниях, которые вы совершали прежде; за каковые, если человеческое прощение никогда не имело для вас настоящей ценности, вы все же должны быть готовы ответить пред Богом.

Вы знаете, что преступления, кои вы совершили, сами по себе суть зло, и противны человеческому восприятию и законам природы, равно как и закону Божьему, каковым вам предписано: не кради (Исход 20; 15). И святой апостол Павел явственно утверждал, что воры Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6; 10). Но к воровству вы прибавили больший грех, коим является убийство. Скольких вы убили из тех, кто препятствовал вам в совершении вышеупомянутых пиратств, я не знаю. Но все мы знаем то, что, не считая раненых, вы убили не менее восемнадцати лиц из числа тех, кто послан был законной властью подавить вас и положить конец тем грабежам, которые вы совершали ежедневно.

Однако вы можете вообразить, будто то было честное убиение людей в открытом бою, так знайте же, что мощь меча не была вложена в ваши руки никакою законной властью, вы не полномочны были применять какую-либо силу или сражаться с кем-либо; и, значит, те лица, что пали в этих военных действиях, исполняя свой долг пред королем и страной, были убиты, и кровь их ныне вопиет об отмщении и правосудии над вами. Ибо это Природа гласит, подтверждаемая законом Божьим, что кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека (Быт. 9; 6).

И примите к сведению, что смерть — не единственное наказание, достойное убийц; ибо их ждет участь в озере, горящем огнем и серой. Это смерть вторая (Откр. 21; 8. См. главу 22; 15). Ужас сих слов заключен для вас в том, что, учитывая ваши обстоятельства и вашу вину, их звук наверняка заставит вас трепетать; ибо кто из нас может жить при вечном пламени? (гл. 33; 14)

Поскольку свидетельство вашей совести должно осудить вас за великое множество злодеяний, кои вы совершили, коими вы до крайности оскорбили Бога и навлекли на себя Его в высшей степени справедливый гнев и возмущение, я полагаю, нет нужды говорить вам, что единственный способ получить прощение и отпущение ваших грехов от Бога — это истинное и непритворное раскаяние и вера в Христа, благодаря достойной смерти и страданию Которого вы только и можете надеяться на спасение.

Поскольку вы джентльмен, коему выпало преимущество гуманитарного образования и, по общему признанию, литератор, я полагаю, нет надобности объяснять вам сущность раскаяния и веры в Христа, ведь они так полно и так часто описываются в Священном Писании, что вы не можете их не знать. И раз так, то по сей причине может показаться, будто мне не подобало бы говорить по этому поводу так много, как я уже сказал; я бы и не делал этого, но, рассматривая ваш жизненный путь и деяния, имею все основания опасаться, что основания религии, которые были вам привиты при вашем воспитании, были по меньшей мере искажены, если вовсе не стерты, скептицизмом и неверностью нынешнего порочного века; и что время, которое вы отвели учению, было скорее потрачено на изящную словесность и тщетную философию нашего времени, чем на серьезный поиск закона и промысла Божьего, который открывается нам в Священном Писании. Ибо если бы вы искали блаженства в законе Господа, и если бы о законе Его размышляли день и ночь (Псалом 1; 2), то вы бы нашли, что слово Божие — светильник ноге вашей, и свет стезе вашей (Пс. 119; 105), и что все остальные знания можно считать ничем иным, как тщетою в сравнении с превосходством познания Христа Иисуса (Филипп. 3; 8), который для самих же призванных есть Божия сила и Божия премудрость (1 Кор. 1; 24), та самая премудрость тайная, сокровенная, которую предназначил Бог миру (там же, 2; 7).

Тогда бы вы расценили Священное Писание как Великую Хартию Небес, которая не только диктует нам наиболее совершенные законы и правила жизни, но и открывает примеры прощения, даровавшегося Богом, когда эти справедливые законы нарушались. Ибо только в них можно найти ключ к великой тайне искупления падших, в кою желают проникнуть Ангелы (1 Петр. 1; 12).

И они научили бы вас, что грех есть унижение человеческой натуры, будучи отступлением от той чистоты, нравственности и святости, в коих Бог сотворил нас, и что добродетель и религия и следование законам Божьим в любом случае предпочтительнее путей греха и Сатаны; что пути добродетели — это пути приятные, и все стези ее — мирные (Притч. 3; 17).

Но чего вы не могли узнать из Слова Божьего по причине вашего легкомысленного или поверхностного его изучения, это, думается мне, направление Его провидения, и нынешние испытания, в кои Он поверг вас, а теперь осудил вас на них же. Ибо, хотя в вашем призрачном могуществе вы могли радоваться, делая зло (Притч. 3; 17), теперь, когда вы видите, что рука Божья настигла вас и вынесла на публичный суд, я надеюсь, нынешние несчастливые обстоятельства заставят вас серьезно задуматься о ваших прошлых деяниях и образе жизни; и что теперь вы прочувствуете тяжесть ваших грехов и найдете, что груз их невыносим.

И вот потому, будучи столь труждающимся и обремененным грехами (Матф. 11; 28), вы признаете сие как самую драгоценную истину, которая сможет указать вам, как вам можно найти примирение с Тем Всевышним, коего вы так сильно оскорбили; и которая откроет вам Его, Кто есть не только могущественный ходатай пред Отцем для вас (1 Иоан. 2; 1), но Кто также оплатил то искупление, каковое полагается за ваши грехи, Собственной смертью на кресте ради вас; и тем совершил полное искупление во имя справедливости Божьей. И это нельзя обрести нигде, кроме как в Слове Божьем, что открывает нам того Агнца Божия, Который берет на Себя грех мира (Иоан. 1; 29), Который есть Христос, Сын Божий. Так знайте же, и будьте уверены, что нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись (Деян. 4; 12), но только именем Господа Иисуса.А теперь задумайтесь о том, как Он призывает всех грешников прийти к нему, и Он успокоит их (Матф. 11; 28), ибо Он уверяет нас, что Он пришел взыскать и спасти погибшее (Лука 19; 10, Матф. 18; 11), и обещает, что приходящего к Нему не изгонит вон (Иоан. 6; 37).

Таким образом, если вы сейчас искренне обратитесь к Нему, пусть поздно, даже около одиннадцатого часа (Матф. 20; 6, 9),— Он примет вас.

Но, разумеется, мне нет нужды говорить вам, что условиями Его милосердия являются вера и раскаяние. И не впадайте в заблуждение, что сущность раскаяния — это всего лишь сожаление о ваших грехах, происходящее из размышлений о зле и наказании, кои они навлекли на вас ныне; нет, ваша скорбь должна исходить из размышлений о том, как вы оскорбили благого и милосердного Бога.

Но я не собираюсь давать вам никаких конкретных указаний относительно природы раскаяния. Я полагаю, что обращаюсь к персоне, чьи проступки проистекают не столько из незнания, сколько из игнорирования и пренебрежения своим долгом. К тому же, мне не подобает давать советы, выходящие за рамки моей профессии.

Вам смогли бы дать лучшие наставления те, кто сделал Божественное предметом своего особого изучения; и кто, благодаря своим знаниям, равно как и своей должности, будучи посланниками от имени Христова (2 Коринф. 5; 20), более компетентны для того, чтобы давать вам в том указания. Я только от души желаю, чтобы то, что я, сострадая вашей душе, сказал вам сейчас по сему печальному и торжественному случаю, побуждая вас общими словами к вере и раскаянию, возымело на вас должный эффект, благодаря чему вы смогли бы стать истинно кающимся грешником.

И потому, исполнив по отношению к вам свой долг христианина, дав вам наилучший совет, на какой я способен, касательно спасения вашей души, я должен исполнить свою обязанность как судья.Приговор, который Закон предписал исполнить над вами за ваши преступления и который посему вынес настоящий Суд, состоит в том, Что вы, вышеназванный Стид Боннет, направляетесь отсюда к месту, из коего вы прибыли, и оттуда к месту казни, где будете повешены за шею, и будете висеть так, пока не умрете.

И да простит Господь в Своем бесконечном милосердии вашу душу».



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Известные пираты » Стид Боннет
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!