Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Все о пиратах » Известные пираты » Хокинс (Известные пираты)
Хокинс
MaXДата: Вторник, 31.08.2010, 20:50 | Сообщение # 1
Капитан II ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 455
Награды: 34
Репутация: 105
Статус: В открытом море
Хокинс родился в 1532 году в Англии. В тридцатилетнем возрасте он совершил первое плавание к берегам Гвинеи, где получил груз рабов и направился к берегам Бразилии. Но продать живой товар не удалось и Хокинс направился на Гаити. В 1563 году после тяжелого и изнурительного путешествия Хокинс вернулся в Англию, а через год вновь отправился с грузом рабов в Новый Свет. Третье путешествие бывший работорговец совершил уже в компании знаменитого Френсиса Дрейка в годах. Во время плавания Хокинс неоднократно выходил победителем из отчаянных схваток с превосходящими силами испанцев, за что заслужил почет и уважение среди елизаветинский «морских псов», как называли себя английские корсары. В 1570 году Хокинс выполнял секретное шпионское задание королевы, под видом предателя проникнув в ряды испанских корсаров. За столь смелую операцию Хокинс получает звание Казначея Флота и в 1571 году вступает в английский парламент. Благодаря стараниям Хокинса в английском флоте были внедрены несколько важных усовершенствований, в том числе был построен новый тип военного корабля, вооруженного тяжелыми орудиями, что позволило ему поражать противника на большом расстоянии. Благодаря кораблям, построенным при участии Хокинса, англичанам удалось разгромить знаменитую испанскую Великую Армаду. Хокинс получил чин контр-адмирала и принял участие в решающей битве с испанским флотом в 1588 году, после чего в знак признания его храбрости и заслуг получил рыцарский титул. В 1595 году Хокинс вместе с Дрейком отправился во второй поход к испанским владениям в Карибском море, но во время плавания умер по неизвестным причинам и был похоронен на Пуэрто Рико.
demkopiratesДата: Четверг, 04.11.2010, 21:02 | Сообщение # 2
Капитан II ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 493
Награды: 36
Репутация: 32
Статус: В открытом море
мда печальный путь у пирата)

Последний же враг истрибиться-смерть!
Черная_БородаДата: Суббота, 15.01.2011, 19:43 | Сообщение # 3
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 159
Награды: 9
Репутация: 8
Статус: В открытом море
мда был работорговцем а потом агент прям и умер в пуэрто-рико стал казначей флота

Legendary.
КовальскиДата: Четверг, 24.03.2011, 03:15 | Сообщение # 4
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 500
Награды: 20
Репутация: 49
Статус: В открытом море
Сэр Джон Хокинс (англ. John Hawkins или John Hawkyns), (Плимут, 1532 — Вест-Индия (в море) 12 ноября 1595) — английский моряк, кораблестроитель, адмирал, администратор, коммерсант, работорговец. За отвагу в битве с Непобедимой армадой пожалован в рыцарство (ок. 1588)
Первое плавание

В 1560 году Джон Хокинс появился в Лондоне и начал убеждать богачей из Сити дать деньги на его первую работорговую экспедицию в Африку и Испанскую Америку. Среди пайщиков предприятия оказались глава Московской компании Лайонел Дакетт и лорд-мэр Лондона Томас Лодж. В октябре 1562 года три корабля под командованием Хокинса — «Соломон» (водоизмещением 120 тонн), «Своллоу» (100 тонн) и «Иона» (40 тонн) — покинули Англию, взяв курс на побережье Западной Африки. Счастливо избегнув испано-португальских засад, он «пристал к побережью Гвинеи… где через некоторое время мечом или иными путями добыл по меньшей мере 300 негров». По данным португальских источников, Хокинс захватил португальское невольничье судно с 200 неграми на борту, три корабля с 70 неграми на каждом и, наконец, корабль с 500 невольниками. С этой добычей он «поплыл через океан к острову Эспаньоле… и там по сходной цене сбыл английские товары и часть негров».[источник не указан 643 дня] Затем, продолжая путь, англичане побывали в нескольких портовых городах Вест-Индии и, в конце концов, распродали испанским колонистам весь свой груз. В обмен Хокинс получил «такое огромное количество товаров, что не только заполнил трюмы своих кораблей шкурами, имбирем, сахаром и даже жемчугом, но и нагрузил ещё два громадных судна и отправил их в Испанию».[источник не указан 643 дня] Для чего ему понадобилось отправлять корабли в Испанию, остается загадкой: они были захвачены сразу же по прибытии со всем грузом и экипажами. По подсчетам Хокинса, он потерял при этом 20 тысяч фунтов стерлингов. Вернувшись в Англию в сентябре следующего года, предприимчивый работорговец вложил часть полученной прибыли в покупку дома недалеко от лондонского Тауэра.
торое плавание

Окрыленный удачей, Хокинс в октябре 1564 года подготовил вторую экспедицию. Ее финансировали лондонские купцы и придворные; королева Елизавета предоставила в распоряжение Хокинса старый 700-тонный корабль «Джизес оф Любек» («Иисус из Любека»); кроме этого корабля, ставшего флагманом экспедиции, в плавании участвовали суда «Тайгер» и «Своллоу». Добыв на берегах Западной Африки около четырехсот рабов, англичане пересекли Атлантический океан и достигли побережья Венесуэлы. Хотя испанские колониальные власти в Борбурате, а затем в Рио-де-ла-Аче боялись торговать с иностранцами, Хокинс, действуя где хитростью, где угрозой применения силы, сумел обменять африканцев на золото, серебро, жемчуг и драгоценные камни. От берегов Южной Америки флотилия направились сначала в кубинские воды, а затем во Флориду, где посетила колонию французских гугенотов Форт-Каролину. На родину работорговцы вернулись в сентябре 1565 года. Прибыль от этого предприятия составила, по разным оценкам, от 30 до 60 %
Третье плавание

Очередная экспедиция планировалась на лето 1566 года. Однако испанский посол в Лондоне, узнав о намерении Хокинса, обратился с резким протестом к английской королеве. Хокинса вызвали в адмиралтейство, где он поклялся не плавать в Вест-Индию. И, представьте, сдержал слово. 9 ноября в море вышли четыре его корабля, но командовал ими капитан Джон Лоувел.

Когда флотилия Лоувела возвращалась из своего пиратско-работоргового рейса домой, Хокинс уже заканчивал подготовку новой экспедиции. В этом проекте опять участвовали торговцы Сити, адмирал Уильям Уинтер, члены правительства и сама королева. Елизавета предоставила в распоряжение предприимчивого авантюриста два корабля — «Джизес оф Любек» (вооруженный 22 тяжелыми и 42 легкими орудиями) и «Миньон» (водоизмещением 340 тонн). Сам Хокинс выделил для участия в походе четыре своих корабля: «Уильям энд Джон», «Своллоу», «Эйнджел» и «Юдифь». Накануне отплытия экспедиции испанский посол дон Гусман де Сильва с тревогой доносил королю Филиппу П:

«Я имел с королевой беседу касательно тех шести кораблей, что снаряжены для Хокинса. Она сказала, что пригласила к себе купцов… и заставила их принести клятву в том, что они не ступят ногой на запретные для них земли Вашего Величества… в чем я сомневаюсь, ибо им нужны рабы для Вест-Индии».[источник не указан 643 дня]

В начале августа 1567 года, когда корабли Хокинса прошли по Темзе к морю, в Плимут вернулась флотилия Лоувела. Не теряя времени, Хокинс связался с некоторыми участниками этой экспедиции (Фрэнсисом Дрейком и другими) и договорился, что они пойдут с ним в новое плавание. 2 октября шесть судов Хокинса покинули Плимут, имея на борту около пятисот моряков и солдат. Только на третий день командир экспедиции собрал своих капитанов на совещание и известил их о цели похода. Начало плавания принесло первые сюрпризы. 9 октября на флотилию обрушился страшный шторм, разметавший суда в разные стороны. Громоздкий и неповоротливый «Джизес оф Любек» четверо суток носило по вспененным волнам; флагман дал течь и его измученная команда начала роптать. Но Хокинс твёрдой рукой подавил разгоравшийся мятеж. Судам флотилии удалось собраться вместе лишь на Канарских островах. Там отремонтировали такелаж, пополнили запасы продовольствия, дров и пресной воды. 4 ноября корабли снова вышли в море, взяв курс на мыс Бланко (современный Нуадибу в Западной Сахаре). У африканского побережья англичане обнаружили три брошенные португальские каравеллы. Лучшую из них Хокинс присоединил к своей флотилии.

Добравшись до устья реки Сенегал, корсары организовали облаву на негров. В одной из деревень их пленниками стали несколько женщин и детей. Но попытка углубиться в лес была пресечена отрядами чернокожих воинов. Отступая под градом отравленных стрел, англичане вынуждены были вернуться на борт кораблей. Через неделю восемь раненых матросов умерли после мучительной агонии. Хокинсу, также получившему ранение, посчастливилось выжить. Обогнув Зелёный Мыс, флотилия приблизилась к устью реки Гамбия и здесь обнаружила стоявшие на якоре шесть небольших судов под французским флагом. Два французских корабля под командованием корсара Робера Блонделя (англичане называли его Блэндом) присоединились к Хокинсу.

До Рождества корабли крейсировали у берегов Гвинеи, но удача, казалось, отвернулась от них. В трюмах находилось не больше ста пятидесяти невольников. Наступил 1568 год, и Хокинс, опасавшийся приближения сезона штормов, начал сомневаться в успехе всего предприятия. 12 января флотилия достигла берегов Сьерра-Леоне. Погода стояла скверная, люди болели. Командир экспедиции велел готовиться к переходу через Атлантику. От банкротства англичан спас случай. К борту «Иисуса» подошла туземная пирога, в которой прибыл посланник от местного царька. Последний искал союзников для борьбы с соседним племенем, вождь которого укрылся в хорошо укрепленном городе. Англичанам было обещано, что все пленные, захваченные в сражении, станут их собственностью. После некоторых раздумий Хокинс согласился помочь «королю Сьерра-Леоне». 15 января на берег высадилось двести корсаров, которые должны были участвовать в атаке. Сорок человек Хокинс отправил в лагерь союзников, поручив им руководить туземными войсками. Предстояло взять город, в котором проживало от 8 до 10 тысяч жителей и гарнизон которого насчитывал шесть тысяч человек. Город был окружён высоким палисадом, под стенами были вырыты «волчьи ямы». На штурм укреплений пришлось потратить два дня. Отряд Хокинса, поддерживаемый огнем корабельной артиллерии, атаковал город со стороны реки; туземные войска штурмовали земляные валы и палисад с остальных трёх сторон. В конце концов, город был подожжён и захвачен, начался погром. В руки англичан, потерявших четыре человека убитыми и 42 ранеными, попало около 250 негров. Воины «короля Сьерра-Леоне» взяли в плен шестьсот человек. Хокинс надеялся, что царёк сдержит своё обещание и отдаст всех пленных ему, но просчитался. Царёк пожадничал и уступил ему лишь семьдесят человек.[источник не указан 643 дня]

Погрузив добычу на корабли, англичане в начале февраля 1568 года покинули африканские воды. 27 марта флотилия достигла острова Доминика (Малые Антильские острова). Отдохнув и пополнив запасы провизии, пошли к побережью Южной Америки. Часть негров удалось продать испанцам на островах Маргарита и Кюрасао. Близ Кюрасао флотилия разделилась: корабли «Эйнджел» и «Юдифь» под командованием Фрэнсиса Дрейка Хокинс отправил в Рио-де-ла-Ачу, а сам с остальными судами пошел к Борбурате. Там под угрозой нападения он принудил испанских колонистов купить у него рабов и английские товары, после чего поспешил к Рио-де-ла-Аче на соединение с кораблями Дрейка.

Добавлено (24.03.2011, 03:15)
---------------------------------------------
Дрейку не удалось договориться с местным губернатором Мигелем де Кастельяносом о торговле и, желая припугнуть последнего, он обстрелял город из пушек. Когда подоспел Хокинс, англичане решили высадить на берег десант из двухсот человек. На рассвете корабли открыли огонь по форту и городу; моряки и солдаты, высадившись на берег, легко овладели испанскими укреплениями и, войдя в Рио-де-ла-Ачу, нашли её покинутой. Жители успели бежать в окрестные леса, прихватив с собой самые ценные вещи. В отместку англичане подожгли город. Один из рабов Кастельяноса, попавший в руки корсаров, в обмен на свободу пообещал провести их к месту, где скрывались беглецы и где была спрятана городская казна. Ночью англичане напали на спящий лагерь испанцев и нашли в нем сундуки, полные жемчуга, золотого песка, изумрудов, золотых и серебряных монет. Дрейк хотел забрать эти сокровища, но Хокинс решил поступить иначе. Он отправил губернатору письмо: «Если вы не предоставите нам торговой привилегии, ваши сокровища останутся на моем корабле, а город будет сожжен. Но если вы купите наших негров, мы все это вернем».

Плантаторы и купцы потребовали от Кастельяноса пойти на уступки, что тот и сделал. Хокинс вернул испанцам их сокровища и заложников, после чего сбыл не менее ста пятидесяти невольников. Сам губернатор купил двадцать негров, уплатив за них 1000 песо (в письме королю Кастельянос уверял, что заплатил англичанам 4000 песо в качестве выкупа за пленных испанцев, а также за то, чтобы уберечь город от сожжения). Хокинс подарил губернатору бархатный плащ с позолоченными пуговицами, а тот в ответ презентовал ему пояс, обшитый жемчугом. У Хокинса осталось 57 негров. Он пытался сбыть их в Картахане, но испанцы отразили его нападение. 24 июля флотилия двинулась от берегов Южной Америки к Юкатанскому проливу, в августе вышла в Мексиканский залив и, обогнув кубинский мыс Сан-Антонио, попыталась yйти из Вест-Индии Флоридским проливом; однако разыгравшийся шторм жестоко потрепал английские суда, и Хокинсу пришлось искать подходящую гавань для ремонта. Пленные испанцы с трёх захваченных судов посоветовали ему идти в гавань Сан-Хуан-де-Улуа, расположенную близ Веракруса. 15 сентября он действительно прибыл туда и заявил, что желает лишь отремонтировать суда и пополнить запасы провизии. Утром 17 сентября в море неожиданно показался испанский «серебряный флот» — тринадцать торговых судов, сопровождаемых двумя военными галеонами. На одном из них находился вице-король Новой Испании дон Мартин Энрикес. Последний обещал выпустить англичан из гавани, если они пропустят испанские корабли в порт. В противном случае он грозился войти туда с боем.

20 сентября стороны обменялись заложниками, и испанский флот был допущен в гавань. «Гавань была очень маленькой, — писал один из биографов Хокинса и Дрейка, — и испанские корабли стали совсем рядом с английскими. Ближе всего стоял „Миньон“. Между ним и ближайшим испанским кораблем было примерно 17 м. Капитаны испанских кораблей были в высшей степени любезны и предупредительны. Но от Хокинса не укрылись опасные действия дона Мартина. Тот послал на лодке своего гонца к губернатору порта с приказом собрать на берегу тысячу солдат в полной боевой готовности.

В течние двух дней, пока команды судов обменивались любезностями, к берегу были стянуты войска; и Хокинс увидел, что ночью между „Миньоном“ и испанским кораблем встало большое торговое судно… Оно почти касалось борта „Миньона“. Хокинс также заметил, что на это судно перешли моряки с других испанских кораблей. Он послал протест вице-королю. Последний отвечал, что дал приказание прекратить всякие действия, вызывающие подозрения англичан. Но Хокинс, видя, что ничего не изменилось, послал вторичный протест, направив к вице-королю [шкипера] Роберта Барретта с „Иисуса из Любека“, хорошо говорившего по-испански. Положение осложнялось еще и тем, что значительная часть английских матросов сошла на берег, где испанские хозяева усердно угощали их вином. Вице-король, поняв, что Хокинс догадался о его намерениях, приказал запереть Барретта в каюте, выбежал на палубу и взмахнул белым шарфом. Затрубили трубы и масса людей хлынула с испанского судна на „Миньон“. С другого борта у „Миньона“ стоял „Иисус из Любека“, и Хокинс приказал солдатам и матросам переходить с него на „Миньон“. Одновременно был дан выстрел по вице-адмиральскому кораблю, которым был взорван пороховой склад и убито 300 испанцев. „Миньон“ был отбит. В сражение вступили все корабли. В маленькой гавани, шириной всего в полмили, жестоко бились 20 судов. Пороховой дым окутал корабли. Ничего нельзя было разобрать». Испанцы потеряли четыре корабля, но потери англичан тоже были значительными: «Эйнджел» и «Своллоу» пошли ко дну, «Божье благословение» сильно повреждено, «Джизес оф Любек» едва держался на плаву. Испанцы направили в сторону английских парусников брандеры — зажигательные корабли. В этой критической ситуации Хокинс пожертвовал своим флагманом и решил спасаться на «Миньоне». Дрейк на «Юдифи» тоже вырвался из гавани в открытое море. Поскольку «Миньон» был перегружен людьми, Хокинс 7 октября вынужден был высадить 114 добровольцев на берег близ гавани Пануко (ныне Тампико). Часть из них позже была схвачена испанцами, которые доставили пленников в Мехико. Вместо того, чтобы тут же отправить этих еретиков на костер, местные власти, ссылаясь на острую нужду в опытных мастеровых и рабочих руках, определили их на работу в свои поместья.

А что же Джон Хокинс? В Плимут он смог вернуться лишь 25 января 1569 года — через четыре месяца после бегства из Сан-Хуан-де-Улуа.

Желая отомстить коварным испанцам, Хокинс прикинулся союзником короля Филиппа II. Он вызвался с помощью своих кораблей охранять подступы к Испанской Америке в обмен на участие в вест-индской торговле. Для лучшего осуществления своего плана Хокинс даже стал участником заговора против королевы Елизаветы. И испанский посол, и Филипп II поверили в его искренность. За свои услуги он просил освободить из испанских тюрем его матросов и возместить нанесенный ему в 1568 году ущерб. К концу 1571 года часть пленных матросов была действительно освобождена, а Хокинс получил 40 тысяч фунтов стерлингов компенсации. Кроме того, Филипп II выдал ему патент испанского гранда. Тем временем, посвященный в тайны заговорщиков, Хокинс обо всем информировал английское правительство. Заговор был раскрыт. В январе 1572 года королева велела испанскому послу немедленно покинуть Англию.

Временно отказавшись от участия в корсарских и работорговых экспедициях, Джон Хокинс начал «делать карьеру» на берегу. В 1571 году он стал членом британского парламента от Плимута. Будучи женатым на Кэтрин, дочери казначея королевского флота Бенджамина Гонсона, Хокинс получил доступ в администрацию флотского министерства.[источник не указан 643 дня] В 1577 году он заменил своего тестя на посту казначея королевского флота, а в 1589 году стал также контролером флота. Благодаря его стараниям были отремонтированы двадцать два королевских судна и построены новые боевые корабли — низкие, длинные и узкие, обладающие высокой маневренностью и вооруженные тяжелыми орудиями. В то же время Хокинс финансировал приватирские экспедиции, охотившиеся за испанскими судами у Азорских островов и в Вест-Индии.

Армада

В 1588 году Джон Хокинс принял участие в разгроме Испанской Армады, командуя кораблем «Виктори». В ранге контр-адмирала флота он был членом военного Совета и отличился в сражениях с кораблями Армады у Плимута, близ Портленда, у острова Уайт, близ Кале и при Гравелине. После сражения у острова Уайт, в пятницу 5 августа 1588 года, лорд-адмирал Чарлз Хоуард возвел в рыцари лучших капитанов своего флота, в том числе и Хокинса
Смерть

В 1590 году наш герой в компании с известным мореплавателем и пиратом Мартином Фробишером совершил корсарскую[источник не указан 643 дня] экспедицию к Азорским островам. В том же году вместе с Дрейком он основал богадельню для больных и состарившихся моряков (существует и поныне [?]), которая в 1592 году была дополнена больницей, а в 1594 году — госпиталем сэра Джона Хокинса.

В 1591 году умерла его первая жена, и сэр Джон, погоревав, рискнул жениться во второй раз — его новой супругой стала Маргарет Воан. Свою последнюю антииспанскую экспедицию Хокинс предпринял в 1595 году в компании с Фрэнсисом Дрейком. Купцы из Сити вложили в предприятие 60 тысяч фунтов стерлингов и снарядили двадцать один корабль. Флотилия покинула Плимут 29 августа и в сентябре попыталась захватить город Лас-Пальмас на Канарских островах. После провала этой затеи Дрейк и Хокинс взяли курс на Вест-Индию, чтобы атаковать город Сан-Хуан на острове Пуэрто-Рико. 12 ноября, в три часа пополудни, когда корабли подошли к Сан-Хуану, тяжело болевший Джон Хокинс скончался на борту своего корабля «Гарланд». Умирая, он завещал 2 тысячи фунтов стерлингов королеве Елизавете для компенсации ее возможных потерь от этой экспедиции, а «моему дорогому кузену сэру Фрэнсису Дрейку — мой лучший бриллиант и крест с изумрудом».[источник не указан 643 дня]

Сын Джона Хокинса, сэр Ричард Хокинс, тоже был известным корсаром.

Имя Хокинса привлекло внимание широкой общественности в 2006 году, когда один из его потомков, Эндрю Хокинс, принес публичные извинения за участие предка в работорговле.
Источник____http://ru.wikipedia.org/wiki/Хокинс,_Джон


Мир квадратный, за углом пересечемся
SVAROGДата: Четверг, 05.02.2015, 04:24 | Сообщение # 5
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Сэр Джон Хокинс (John Hawkins, 1532-1595) — известный мореплаватель торговец, пират и чиновник Елизаветинской эпохи. Происходил из известной в Плимуте семьи Хокинсов. Прославился своими экспедициями в Вест-Индию, способствовал реформированию Английского флота.

Джон Хокинс родился в 1532 году в семье известного судовладельца из Плимута Уильяма Хокинса. Своих сыновей старый капитан Уильям с самого начала готовил как своих преемников. Старший сын Уильяма Хокинса, Уильям Младший сопровождал отца в его торговых экспедициях к африканскому побережью. Джон также должен был стать моряком. Современники отмечали, что он производил впечатление респектабельного и удачливого человека, а его манеры были неотразимы. Кроме того, он обладал незаурядным умом и имел неплохое образование.

Когда умер старый капитан Уильям, Джону было 21 или 22 года. Старший брат занялся делами компании в Плимуте, а Джон продолжил свою деятельность в качестве капитана и занялся торговлей.

Середина 50-х годов стала временем тяжёлых испытаний для Англии. На престол взошла Мария I Тюдор, прозванная в народе «Кровавой». В стране восстанавливалась католическая религия, вновь запылали костры инквизиции. Ещё более обстановка накалилась, когда Мария вышла замуж за Филиппа Испанского, что стало основой для восстановления старинного англо-испанского союза, основы которого были заложены ещё в 1489 году договором в Медина дель Кампо.

В итоге страна оказалась втянута в конфликт с Францией. Военные действия проходили неудачно, был потерян последний оплот англичан на континенте — порт Кале, который был, наряду с Антверпеном, основным центром сбыта английских товаров в Европе.

Однако вскоре Мария умерла, а с Францией в 1559 году удалось заключить мир. Новой королеве Елизавете I показалось неразумным в тот момент разрывать союз с могущественным испанским королём. Потеря Кале стала сильным ударом для английской торговли, в отношениях с Антверпеном случались кризисы. Торговые отношения с Ганзой и независимыми немецкими городами не могли гарантировать прочных торговых отношений и постоянных рынков сбыта. Из-за конкуренции немецких и английских торговцев постоянно возникали конфликты, грозившие в любой момент остановить английскую торговлю. Для английских торговцев стало жизненно необходимым осваивать новые рынки.

К концу 50-х годов Джон смог организовать торговлю с Канарскими островами. Здесь ему удалось наладить хорошие связи с местными жителями, многие из которых были вовлечены и в торговлю с колониями. Общаясь с ними, он узнал много полезного о вест-индской торговле и отметил выгоды, которые она сулила[1]. Особенно его заинтересовала торговля рабами. Лицензии предоставлялись испанской короной достаточно редко и нерегулярно. В основном этим бизнесом занимались иностранцы: португальцы и генуэзцы. Тот факт, что работорговля осуществлялась иностранцами не мог не обратить на себя внимания торговца из Плимута. Маршрут торговли рабами был отчасти знаком семье Хокинсов. Ещё Уильям Старший торговал с Гвинейским побережьем. Именно здесь и предстояло добывать невольников, переправляя их затем в Вест-Индию, где испанские колонисты нуждались в рабочей силе на плантациях и рудниках и готовы были выложить за хорошего раба большие деньги. Конечно, Хокинс не собирался ограничиваться только работорговлей, учитывая дороговизну европейских товаров в колониях, торговля ими сулила неплохой дополнительный заработок. Но основным товаром должны были стать чернокожие невольники.

Ещё в годы восстановления англо-испанского союза, при Марии I Тюдор, многие английские торговцы надеялись, что союз позволит им принять более активное участие в выгодной торговле с испанскими колониями. До этого только отдельным торговцам удавалось получить право на торговлю с Вест-Индией. Но в основном, участие англичан ограничилось торговыми представительствами в Севилье. В плане развития торговли союз с Испанией принёс только разочарования, хотя интерес к торговле с Вест-Индией никогда не ослабевал.

Но наибольшую активность проявляли в Вест-Индии в первой половине XVI века французские пираты. Именно по их следам, а нередко и совместно в 60-70-е годы англичане начали проникать в Вест-Индию в качестве торговцев и пиратов.

Вернувшись в начале 60-х годов в Лондон, Хокинс организует акционерное общество, в состав которого вошли Бенджамин Гонсон, казначей флота и тесть Хокинса, сэр Уильям Винтер, инспектор флота, сэр Лайнел Дакет и сэр Томас Лодж, магнаты Сити. Общество выделило Хокинсу средства на снаряжение кораблей общим водоизмещением в 260 тонн и 100 человек экипажа. Подобные средства он смог бы собрать и сам, но рассчитывал, что успех первой экспедиции заставит компаньонов выделить большие средства в будущем[5]. Кроме того, имея таких партнёров, он мог рассчитывать на поддержку виднейших людей королевства, что могло стать немаловажным фактором в готовящейся экспедиции. Сперва Хокинс пытался начать торговлю с испанской Вест-Индией, территорией, принадлежавшей Филиппу II, до сих пор остававшемуся союзником Англии. Вера в успех предприятия подкреплялась надеждой на поддержку английского правительства, если, конечно, Хокинс рассчитывал повторить свою экспедицию в будущем.В октябре 1562 года Джон Хокинс вышел из Плимута во главе небольшой эскадры, состоявшей из трёх кораблей:, 120-тонным «Соломоном» под командованием самого Хокинса, 100-тонным «Суоллоу» под командованием Томаса Хэмптона и 40-тонного «Джонаса». Суммарно экипажи трех кораблей не превышали ста человек, дабы избежать опасных болезней и других неприятностей от скученности людей на борту во время длительного плавания[6].

В начале своего пути флотилия посетила Канарские острова. Здесь на острове Тенерифе Хокинс встретился со своим другом Педро де Понте, генуэзцем, долгие годы жившем на Канарских островах. Хокинс заранее готовил свою экспедицию и, не имея сообщников среди людей, занятых в торговле с Вест-Индией, вряд ли мог рассчитывать на успех предприятия. Именно поэтому он и обратился к де Понте, который стал связующим звеном между ним и испанцами. Кроме того, Хокинс получил от Педро де Понте инструкции и рекомендательные бумаги к его друзьям на Эспаньоле[7]. Здесь же к экипажу присоединился лоцман Хуан Мартинес (которого подыскал де Понте), способный провести корабли к Вест-Индии. Затем де Понте дополнительно обсудил план предприятия и передал Хокинсу рекомендательные письма к его знакомым на Эспаньоле. Таким образом, в этом предприятии с самого его начала оказались замешаны не только англичане, но и подданные всесветной империи Филиппа II, рассчитывавшие получить определённые дивиденды от рискованной авантюры, задуманной англичанами.

Теперь флотилия направилась к африканскому побережью, где в районе между Зелёным мысом и Сьерра-Леоне англичане добыли не менее 300 негров силой оружия и другими способами. Португальцы по этому поводу сообщали, что Хокинс перехватил 5 или 6 португальских кораблей, перевозивших до 900 негров и товары на сумму 32 тысячи дукатов. Последний большой корабль с 500 неграми и неизвестным количеством товара на борту он принудил сопровождать его в дальнейшем путешествии. Как отмечает Уильямсон, нельзя с уверенностью утверждать, силой ли заставил Хокинс португальцев участвовать в его предприятии или они присоединились к нему добровольно. Донесения о нападениях англичан могли быть составлены для формального оправдания действий капитанов португальских судов. Так или иначе, ни один человек при этом не пострадал, а все корабли были возвращены их владельцам[8].

Прибыв на Эспаньолу, Хокинс посетил три испанских порта на северном побережье: Изабеллу, Пуэрто-Плата и Монте-Кристи. Англичане действовали осторожно, стараясь не привлекать к себе внимания. Операции осуществлялись на основе бартера, за рабов англичане получали колониальные товары: жемчуг, имбирь, сахар, шкуры и так далее.

Однако ничто не проходит бесследно, и вскоре после сообщения о появлении англичан, испанские власти направили большой отряд в 70 человек под командованием Лоренсо Бернальдеса, с приказом схватить или уничтожить нарушителей. По донесению, составленному самим Бернальдесом, ему удалось захватить двоих англичан. Он начал переговоры и встретился с руководителем экспедиции, который заявил, что его корабли попали сюда из-за непогоды. Двоих пленников он якобы обменял на рабов, которых затем раздал местным плантаторам[9]. После этого англичане покинули остров. Все действия испанцев оказались на удивление бескровными, основная цель предприятия была выполнена, рабы попали в руки испанцев, а англичане получили от этого определённый доход. Помимо колониальных товаров и, возможно, небольшого количества золота Хокинс получил небольшую каравеллу, названную англичанами в честь своего лоцмана — «Мартинес».

24 июля, в связи с действиями Хокинса, испанский посол де Сильва обратился к королеве с просьбой пресечь агрессивные действия англичан во время мира между двумя государствами[10]. Испанские власти с самого начала проявили большой интерес и опасения в связи с действиями Хокинса.

Что касается самого Хокинса, то он с 3 своими кораблями и приобретенными товарами вернулся в Англию в августе 1563 года. Еще два корабля (португальский корабль и каравелла «Мартинес») были направлены к Пиренейскому полуострову. Первый корабль был арестован в Лиссабоне по требованию гвинейских торговцев. Каравелла «Мартинес», направленная в Севилью к английскому торговцу Хью Типтону, была также конфискована со всем товаром, сам Типтон был подвергнут аресту, а капитан корабля Томас Хэмптон чудом успел скрыться от испанских властей. Кроме того, был получен донос с острова Эспаньола, где сообщалось о сговоре англичан с местными властями[11], поэтому попытку продать товары в Севилье можно расценивать как своеобразный способ, выражаясь современным языком, «отмыть деньги», то есть узаконить предприятие Хокинса. Однако затея провалилась. Хокинс нарушил как минимум три испанских закона: во-первых, пребывал в Вест-Индии, не имея на то разрешения; во-вторых, торговал там, не имея на то особого патента; в-третьих, вывез из Вест-Индии грузы, не зарегистрировав их в Торговой Палате Севильи и, следовательно, не уплатив необходимых пошлин.

Хокинс, в попытке исправить ситуацию, обратился к королеве, но и её вмешательство в этот конфликт не помогло вернуть груз, испанское правительство осталось непреклонным и продолжало настаивать на запрете для иностранцев вести торговлю с Вест-Индией.Однако, несмотря на арест части товаров в Лиссабоне и Севилье, в целом предприятие оказалось довольно прибыльным, и летом 1564 года Джон Хокинс начал подготовку новой экспедиции. В этот раз к предприятию присоединилась сама Елизавета I, предоставив для экспедиции один из своих старых кораблей — «Иисус из Любека». Королева стремилась принимать участие в выгодных предприятиях, предоставляя небольшие суммы или старые корабли королевского флота, потеря которых не нанесла бы сильного ущерба казне или флоту. Кроме того, это позволяло окупить содержание военных кораблей в мирное время[13]. Подобное участие всегда приветствовалось, несмотря на то, что в итоге львиная доля выручки доставалась Елизавете. Но это придавало экспедиции официальный статус, своего рода выдача устного патента на предприятие.

Хокинс был фактически принят на королевскую службу и получил право использовать во время экспедиции помимо креста Св. Георга королевский штандарт[14]. Помимо коммерческих дел Хокинсу было поручено посетить недавно образованную французами колонию в Флориде, так как английское правительство проявляло живой интерес к возможности такого предприятия. В спонсировании экспедиции помимо прежних акционеров приняли участие государственный секретарь сэр Уильям Сесил, лорд адмирал Клинтон, граф Пемброк и Роберт Дадли, фаворит Елизаветы. Теперь Хокинс мог быть уверен в поддержке английского правительства. В Англии его бизнес фактически узаконили, оставалось добиться того же в Испании.

18 октября 1564 года Хокинс во главе эскадры из четырёх кораблей: «Иисус из Любека» (700 тонн), «Соломона» (120 тонн), «Тайгера» (50 тонн), «Суоллоу» (30 тонн) и 150 человек экипажа вышел из Плимута[15]. Видимо, другой корабль, под названием «Суоллоу» участвовал в первой экспедиции, этим, скорее всего, можно объяснить разницу водоизмещения судов в источниках.

Эскадра направилась к Канарским островам, где Хокинс вновь встречался с Педро де Понте. Затем англичане направились к Африканскому побережью. Здесь им вновь удалось добыть рабов, что оказалось достаточно опасным. Для этого Хокинсу пришлось договориться с португальцами, которых он встретил на побережье. Они предложили англичанам совместно атаковать город Бимба. Операция провалилось, так как атакующие, едва ворвавшись в город, тут же бросились искать золото в домах и не смогли оказать организованного отпора, когда местные жители контратаковали их. В результате погибло 7 англичан, включая капитана «Соломона» Филда, ещё 27 человек было ранено[16]. Захватить самостоятельно большого числа рабов у Хокинса не получилось, и в итоге он выкупил их у португальских работорговцев.

Как заявлял впоследствии испанский посол де Сильва, проверявший факты, связанные с экспедицией Хокинса «англичане мирно торговали с португальцами и даже устраивали совместные нападения на негритянские поселения, в результате чего и потеряли несколько человек»[17].

В начале 1565 года экспедиция взяла курс на запад, имея на борту 400 или 500 рабов. В марте англичане достигли Вест-Индии. Хокинс попытался договориться о разрешении на торговлю с губернатором острова Маргарита, но тот категорически отказался[18]. Вероятно, это был первый случай, когда испанский чиновник с полной серьёзностью и ответственностью подошёл к исполнению распоряжений поступавших из Испании относительно торговли с иностранцами и не позволил Хокинсу торговать. Получив отказ, Хокинс направился к побережью Южной Америки, где начал торговать с небольшими прибрежными поселениями.

3 апреля англичане достигли города Борбурата, губернатором которого был, Алонсо Бернальдес, племянник упомянутого выше Лоренсо Бернальдеса. В те времена европейские корабли были еще редки в тех краях, и испанцы приняли английскую эскадру за французских пиратов, в спешке покинув город. Хокинс и сопровождавший его испанский торговец с Ямайки Кристобаль де Лерена, спасённый англичанами в Гвинее, сошли на берег для начала переговоров. Бернальдеса в городе не оказалось и пришлось ждать его прибытия. Хокинс заявил, что всегда был верным слугой испанского короля Филиппа, ещё тогда, когда он был королём Англии, теперь же ему нужно продать рабов и товары и если ему не дадут разрешения, он сделает это и без него[19]. Хокинсу позволили завести корабли в гавань, дожидаясь прибытия губернатора. Но ещё до его прибытия Хокинс продал несколько больных рабов, так как они могли умереть, если оставить их на кораблях ещё хотя бы десять дней. За негров и часть своих товаров Хокинс получил провизию и всё необходимое[20]. Купить больше не отваживались местные жители, опасавшиеся, что товар может быть впоследствии конфискован. Прибыв в Борбурат, Бернальдес дал Хокинсу лицензию на торговлю, но вслед за этим произошёл серьёзный конфликт. Бернальдес потребовал уплатить налог с продажи товаров и рабов. Хокинс в ответ на это требование высадил на берег до 100 вооружённых человек. Итогом конфликта стало компромиссное решение, когда Хокинс пообещал снизить цену на товары[21]. Испанцы, нуждавшиеся в английских товарах, не могли противиться незаконной сделке, поэтому они постарались совершить её с максимальной выгодой для себя.

Далее эскадра Хокинса направилась к острову Кюрасао, а затем к поселению Рио-де-ла-Ача, крупному населённому пункту, процветавшему за счёт ловли жемчуга. Здесь не было губернатора, и за всё отвечал королевский казначей Мигель Кастельянос. Вновь повторился спектакль, разыгранный в Борбурате. У англичан, похоже, стало входить в привычку проводить свои торговые сделки под жерлами своих корабельных орудий. Хокинс начал переговоры, ссылаясь на лицензию, полученную от губернатора Борбурата. В случае, если здесь ему откажут в праве торговли, он пригрозил использовать силу. Кастельянос потребовал от Хокинса понизить цену на рабов в два раза, в итоге разгорелся очередной конфликт. Хокинс вновь высадил на берег 100 человек, испанцы смогли выставить 150 пеших и 15 конных. Тогда Хокинс пригрозил использовать артиллерию. После некоторого раздумья Кастельянос стал более сговорчив[22]. Подобная вооружённая торговля служила оправданием для испанцев, покупавших товары у англичан. Теперь в своих донесениях они могли сообщать не о торговых сделках, а о выкупе за поселение, представляя англичан в качестве простых пиратов. Это была своеобразная игра между местной испанской администрацией и англичанами.

Продав почти все товары, Хокинс посетил Ямайку, куда зашел, скорее, из любезности к Кристобалю де Лерену, чтобы высадить его там[23]. Затем его эскадра направилась к Флориде. Посетив здесь французскую колонию, Хокинс передал французам один корабль — «Тайгер» — и часть своих припасов[24]. Англичане уже в эти годы проявляли большой интерес к попыткам основать колонии в новом Свете.

Далее эскадра направилась к Ньюфаундленду, где англичане часто занимались рыболовством. В Англию Хокинс прибыл в сентябре 1565 года, потеряв в ходе экспедиции 20 человек. Доход предприятия по сведениям де Сильвы составил 60% от вложенных средств[25], что было довольно высоким доходом (речь шла о десятках тысяч фунтов).Доходность обоих плаваний позволила Хокинсу в 1566 году приступить к подготовке новой экспедиции. Испанского посла де Сильву, узнавшего о готовящейся экспедиции, Хокинс уверял, что готов служить испанскому королю в Средиземном море. В конце беседы он сказал, что его корабли не выйдут в море без разрешения короля[26]. Получив подробные сведения о готовящейся экспедиции, де Сильва 10 октября 1566 года подал жалобу королеве[27]. В результате Хокинс дал слово, что не пойдёт в этом году в Вест-Индию.

Трудно установить, для чего изначально предназначались корабли Хокинса. Если верить его словам, то он собирался использовать их на службе королю Филиппу в Средиземноморье. Не получив разрешения на подобные действия, он на свой страх и риск решил повторить работорговую экспедицию. Но здесь он столкнулся не только с противодействием испанского посла, но и с протестом королевы. Англо-испанские отношения только налаживались после кризиса 1562-1564 гг., и было невыгодно вновь обострять ситуацию. Вероятно, этим и объясняется тот факт, что новая эскадра была снаряжена за счёт семьи Хокинсов, и отсутствуют сведения о других пайщиках этого предприятия.

9 ноября 1566 года английское побережье покинули четыре корабля, принадлежавшие семье Хокинсов: «Соломон», «Пол», «Паско» и «Суоллоу», под командованием капитана Джона Ловелла[28]. На это раз Джон Хокинс, сдержав данное слово, остался в Плимуте. Сведений о том, как проходила эта экспедиция, сохранилось немного. Согласно португальским источникам, Ловелл на пути к берегам Гвинеи захватил несколько португальских кораблей, на которых находились негры, а также груз воска и слоновой кости. Один из кораблей с захваченным грузом Ловелл отправил в Англию, а с остальными направился к берегам Вест-Индии[29]. Примечательно, что в этот раз погибло несколько человек из команды португальских кораблей. Это случилось впервые, до сих пор англичане только угрожали португальцам и испанцам.

В Вест-Индии Ловелл действовал совместно с французским пиратом Жаном Бонтеном, который присоединился к его экспедиции. В мае 1567 года эскадра Ловелла прибыла в Рио-де-ла-Ачу. Перед этим они захватили двух испанских торговцев. Отобрав у них все наличные деньги, они отдали им 26 рабов и отпустили[30]. Местный казначей Мигель Кастельянос был вынужден отказать Ловеллу в выдаче разрешения на торговлю. Испанское правительство было недовольно действиями испанских чиновников в Вест-Индии, торговавших с Хокинсом, несмотря на запрет. Кроме того, вместе с Лоувелом в этот раз прибыли французы, что очень обеспокоило местных жителей. Французы обычно промышляли здесь грабежом, а не торговлей. Ловеллу так и не удалось договориться с Кастельяносом. Испанцы оказали англичанам вооружённое сопротивление. На этот раз им удалось подготовиться, так как испанские власти заранее известили о подготовке очередной экспедиции Хокинса. Оставив на берегу 90 невольников, он уплыл[31]. Точно не известно получил ли он за них какую-то оплату. Экспедиция Ловелла вернулась в Англию в сентябре 1567 года.

В 60-е годы англо-испанские отношения заметно осложняются. Филипп II утратил к этому времени надежду, что Елизавета, поддавшись уговорам испанского посла и его собственным, примет католичество. В 1563-1564 годах происходит разрыв торговых отношений с Нидерландами, что ещё более накаляет отношения двух стран. Во Франции начинается гражданская война. Это заметно ослабляет её позиции и делает менее опасной для Испании. В свою очередь это оказывает определённое влияние на отношение Филиппа к англо-испанскому союзу. Теперь он уже не выглядит столь важным и необходимым, так как Франция ослаблена и поглощена внутренними междоусобицами.

Именно в 60-е годы Испания пошла по пути жёсткой регламентации торговли с американскими колониями Нового Света, полностью отстраняя иностранных торговцев (а тем более еретиков) от этого прибыльного бизнеса. Под предлогом защиты торговых кораблей вводится система конвоев, дополнительные распоряжения запрещают местной администрации осуществлять торговые сделки с иностранными торговцами, не имеющими на то лицензии. Сам Хокинс показал испанскому послу лицензии на торговлю, выданные ему испанскими чиновниками. Де Сильва известил о них Филиппа II[32], в результате чего был отдан приказ об аресте Алонсо Бернальдес, губернатора Борбураты, торговавшего с Хокинсом. Это стало уроком для всех испанских чиновников в Вест-Индии.

Кроме того, теперь все контрабандисты, торговавшие с Вест-Индией, были фактически приравнены испанцами к пиратам что, в свою очередь, позволяло им действовать весьма жестко: понимая, что их действия приравнены испанцами к разбою на море, они могли в случае необходимости прибегнуть к насилию. В этом я и вижу суть «вооружённой торговли», которую практиковал Хокинс в последних экспедициях. Фактически заставляя испанцев угрозами и прямым насилием купить его товары по выгодной для него цене. Все понимали, что если англичан схватят, то судить их будут точно так же как и французских пиратов, промышлявших в этих водах.

Однако несмотря на это, Хокинс начал подготовку очередного предприятия ещё до возвращения Ловелла из Вест-Индии. Официально экспедиция готовилась к побережью Гвинеи. В 1567 году в Англии появились два португальца, Антониу Луиш и Андре Гомем, которые утверждали, что знают расположение золотоносной жилы на африканском побережье, не принадлежащей ни одному христианскому государю. Для освоения этой территории и готовилась экспедиция. Королева выделила для неё 2 корабля, «Иисус из Любека» и «Миньон» (340 тонн). Помимо этих кораблей в эскадру вошли «Уильям и Джон» (150 тонн), «Суоллоу», «Джудит» (50 тонн) и «Энджел» (33 тонны)[33]. Всего в экспедиции приняло участие более 500 человек, некоторые из которых недавно вернулись из экспедиции Ловелла. Был среди них и некий Френсис Дрейк, капитан «Джудит», будущий самый известный и удачливый корсар Елизаветы.

Подготовка экспедиции вызвала особое внимание и опасение испанцев. Королева уверяла испанского посла Гусмана де Сильву, что все корабли направлены в Плимут для ремонта, а её подданные не будут торговать в Индии без разрешения испанского монарха[34]. Тогда же у английских берегов появилась испанская эскадра, под командованием де Вахена. Он должен был сопровождать Филиппа в его путешествии. Своё появление у Плимута Вахен объяснил непогодой[35]. В это время стало известно о бегстве двух португальцев во Францию. Было решено использовать экспедицию для очередного работоргового предприятия, по примеру тех, что осуществлялись до этого. Хотя, вполне вероятно, что история с подготовкой к поиску золотых копей на побережье Африки была лишь отвлекающим манёвром[36].

Таким образом, несмотря на предупреждения испанцев и меры, принятые испанским правительством по предотвращению контрабанды и пиратских нападений на американские колонии, Хокинс начал свою третью экспедицию к берегам Вест-Индии.

В этот раз пребывание англичан на Канарских островах чуть не закончилось стычкой с местным населением[37]. Все это произошло из-за заметного осложнения в отношениях между Англией и Испанией. Это не замедлило сказаться и на отношении жителей двух государств друг к другу. Прибывшие к Канарам англичане были встречены отнюдь не любезно и только вмешательство де Понте помогло предотвратить конфликт. Ведь Хокинс давно не вёл здесь торговых операций, а неизвестная достаточно крупная, хорошо вооружённая английская эскадра могла быть принята местными жителями за английских пиратов, промышлявших в те годы у Канарских островов.

По дороге к Африканскому побережью англичане завладели португальской каравеллой в 150 тонн водоизмещением, кроме того, к эскадре Хокинса присоединились французские пираты, промышлявшие в этом регионе. 18 ноября, эскадра Хокинса изрядно потрёпанная сильным штормам прибыла к Зелёному мысу. На африканское побережье было высажено 150 человек с целью добыть рабов. Удалось поймать их совсем немного, многие англичане были ранены отравленными стрелами и скончались в течение 10 дней. Сам Хокинс чудом избежал подобной участи. К январю удалось захватить приблизительно 150 негров, но этого было явно мало и англичане уже было собирались совсем прекратить экспедицию, когда к ним обратился один из местных правителей, предложивший за помощь в войне передать всех пленников англичанам. 15 января 120 англичан вместе с союзниками штурмовали вражеский город с восьмитысячным населением. Первая атака была отбита, 6 англичан убито и 40 ранено. Хокинс сам во главе подкрепления атаковал город с воды и с суши и овладел им. Англичане захватили 250 человек, их африканские союзники ещё 600 человек. Но, не сдержав данного слова, местный правитель ушёл ночью, забрав пленников с собой[38].Таким образом, у англичан было от 400 до 500 невольников, и они направились в Вест-Индию. 27 марта 1568 года они достигли острова Доминика. Хокинс разделил свою эскадру на две части. Сам он повёл большую часть кораблей к Борбурате, главному городу провинции Новая Андалузия, а Дрейк во главе 2 кораблей направился к Рио-де-ла-Ача.

Прибыв к Борбурате, Хокинс направил письмо к губернатору Диего де Леону с просьбой в качестве исключения разрешить ему продать 60 невольников и часть товаров, чтобы заплатить солдатам. Губернатор, понимая, что не имеет возможности справиться с эскадрой Хокинса, медлил с ответом. В это время англичане, не дожидаясь ответа, начали торговлю с местными жителями, и когда губернатор с сожалением сообщил, что не может дать разрешения, торговля шла полным ходом[39].

Тем временем, Френсис Дрейк, появившись у Рио-де-ла-Ача, был встречен неблагосклонно. Кастельянос укрепил город и вооружить отряд численностью около 100 человек. Корабли Дрейка были обстреляны с берега, в ответ англичане дали несколько залпов. Более активных действий англичане решили не предпринимать до появления Хокинса. Вот, что сообщает сам Хокинс о последующих событиях:

«…мы овладели городом силой, что нам пришлось сделать (так как мы не могли завоевать его благосклонностью), прорвавшись с двумя сотнями человек сквозь его бастионы, потеряв только двух человек и не убив ни одного испанца, ибо, дав один залп, они все сбежали»[40].

В результате испанцы вынуждены были начать торговлю, купив 200 рабов и получив ещё 60 в качестве возмещения ущерба. Кастельянос сообщал властям, что средства отданные им англичанам являлись выкупом за город и церковь[41].

В Картахене Хокинсу не удалось договориться с губернатором доном Мартином де лас Аласом. Город был укреплён и Хокинс предпочёл не испытывая судьбу вернуться домой.

Португальскую каравеллу пришлось затопить, французские корабли, сопровождавшие Хокинса, предпочли задержаться в Вест-Индии.

12 августа эскадра Хокинса попала в сильный шторм, самый крупный корабль эскадры королевский «Иисус из Любека» был сильно повреждён. Не желая возвращаться без королевского корабля и флагмана эскадры, Хокинс решился зайти в порт Сан-Хуан-де-Улуа, морские ворота города Мехико для ремонта. По дороге к порту англичане захватили три испанских корабля с сотней пассажиров, видимо, рассчитывая таким образом сделать местные власти более сговорчивыми[42].

Через этот порт вывозилось серебро с мексиканских рудников и в это время в порту ожидали прибытия испанской эскадры. Поэтому, не удивительно, что большую эскадру приняли именно за испанский золотой флот и беспрепятственно пропустили в бухту. Хокинс распорядился занять небольшой остров у входа в бухту, на котором располагалась испанская артиллерия. Англичане обнаружили в бухте 12 кораблей с грузом на 200.000 фунтов, как говорит сам Хокинс: «…хотя всё это было в моих руках, как и весь остров, как ранее пассажиры захваченных кораблей я не взял ни пенни»[43].

Хокинс направил несколько писем местной администрации с заверением в своих дружеских намерениях, обещая, что ему только необходимо пополнить запасы и починить корабли, за что он готов заплатить.

На следующий день, 17 сентября у входа в бухту появилась испанская эскадра, состоявшая из 13 больших кораблей. 11 торговых судов, под охраной 2 военных галеонов. На борту эскадры находился и новый вице-король Новой Испании дон Мартин Энрикес. Он заверил Хокинса, что выполнит все его условия, даже согласился обменяться 10 заложниками, а сам отдал приказ стягивать в Сан-Хуан-де-Улуа войска[44].

Часть английского экипажа сошла на берег. 23 сентября, рядом с «Миньоном» пришвартовался большой торговый корабль, на котором было много людей. Обеспокоенный этим, Хокинс отправил капитана своего флагмана Роберта Баррета к испанцам, но его задержали. В это же время испанцы напали на находившихся на берегу англичан, только несколько человек добралось до английских кораблей. «Миньон» смог отбиться от атаки испанцев, находившихся на торговом судне. Тогда атаки испанцев сосредоточились на английском флагмане. Англичане так же нанесли испанцам большой ущерб. Один корабль был сожжён, а два других галеона готовы пойти ко дну. Но артиллерия, находившаяся на острове, была захвачена испанцами, а «Иисус из Любека» слишком сильно повреждён. Хокинсу пришлось затопить малые суда, экипаж с «Иисуса» начал пересаживаться на уцелевшие корабли.

Испанцы использовали брандеры. Часть англичан попала в руки испанцев. Спаслось всего 2 корабля из эскадры Хокинса: «Миньон» и «Джудит». Корабли возвращались по отдельности, «Джудит» на родину вёл Френсис Дрейк, а «Миньон», на котором находилось более 200 человек, сам Хокинс, чудом спасшийся с горящего «Иисуса из Любека»[45].

Несколько недель «Миньон» шёл вдоль побережья в поисках подходящей для ремонта гавани. Провизии на корабле не хватало и 114 человек пришлось высадить на побережье. Впоследствии только трое из них смогли вернуться в Англию уже в 80-е годы XVI века. Дэвид Ингрем, Ричард Браун и Ричард Твид были подобраны на побережье случайно оказавшимся там французским пиратским судном[46]. С огромным трудом 15 человек, оставшихся в живых на «Миньоне», довели корабль до испанского порта Виго, где им помогли моряки с английских торговых судов.

На «Джудит», прибывшей в Англию в январе 1567 года, на несколько дней раньше «Миньона», осталось 65 человек.

Англичане, пленённые испанцами, были осуждены и приговорены к галерам или сожжению на костре[47].

Помощь английского правительства и влиятельных сановников, стоявших за Хокинсом, не помогли англичанам наладить торговлю с испанской Вест-Индией. Запрет испанского правительства на торговлю с колониями только усилил конфликт конца 60-х годов. Испанцы не желали пойти на уступки ради сохранения союза, выступая с позиции силы в большинстве спорных вопросов. Но Елизаветинская Англия была уже не так слаба, как в начале 60-х годов. В то же время у Испании с каждым годом росло число врагов и внутренних проблем. Период мирных англо-испанских отношений первых лет правления Елизаветы заканчивался.

После разгрома в порту Сан-Хуан-де-Улуа Хокинс продолжил свою деятельность уже в качестве государственного чиновника. В 1571 году он был избран мэром Плимута, а в 1577 году Хокинс становится Казначеем флота. Благодаря его стараниям были отремонтированы старые и построены новые корабли. Английский флот усиливался накануне неизбежно надвигавшейся англо-испанской войны.

В 1588 году, во время разгрома «Непобедимой Армады» Хокинс стоял третьим по рангу в командовании английским флотом. После того как стало ясно, что армада перестала угрожать английскому побережью, Хокинс, наряду с другими капитанами, проявившими себя во время сражения, был возведён в рыцарское достоинство на борту флагмана «Арк Ройял».

В 1590 году Джон Хокинс и известный мореплаватель и пират Мартин Фробишер во главе эскадры из 6 кораблей направились к побережью Пиренейского полуострова и Азорским островам. Экспедиция оказалась неудачной, захваченные призы не смогли покрыть расходов на предприятие.

Свою последнюю антииспанскую экспедицию Хокинс предпринял совместно с Френсисом Дрейком в 1595 году. В конце августа эскадра состоявшая из 21 корабля покинула Плимут. Целью англичан были испанские колонии в Вест-Индии. С самого начала экспедиция складывалась неудачно. Англичанам не удалось захватить город Лас-Пальмас на Канарских островах. Когда английская эскадра в ноябре 1595 года подошла к острову Пуэрто-Рико, капитан Хокинс, страдавший от малярии и лихорадки, скончался и был захоронен в соответствии с морскими традициями.
Источники:

1. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth: A new history of Sir John Hawkins and of the other members of his family prominent in Tudor England. L., 1969. P.40.

2. Williamson J. A. The Age of Drake… P. 46.

3. Слёзкин Л. Ю. Англичане на пути в Новый Свет.//Американский ежегодник. 1972. С. 22-23.

4. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth: A new history of Sir John Hawkins and of the other members of his family prominent in Tudor England. L., 1969. P. 31-32.

5. Ibid. P. 49

6. The First Voyage of the right worshipfull and valiant knight, sir John Hawkins, now treasurer of her Majesties nave Royall, made to the West Indies 1562.// The Hawkins' voyages during the reigns of Henry VIII, Queen Elizabeth, and James I. London, 1878. P. 5-6

7. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 49.

8. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 50-51.

9. Hazlewood N. The queen’s slave trader: John Hawkyns, Elizabeth I, and the trafficking in human souls. New York, 2004. P. 75-76.

10. Calendar of letters and state papers relating to English affairs, preserved principally in the archives of Simancas. Ed. by Hume M. Vol. I 1558-1567. London, 1892. P. 370.

11. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 53-54.

12. Ibid. P.57.

13. Williamson J. A. The Age of Drake... P. 34.

14. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 64.

15. Sparke, J. The voyage made by the worshipful M. John Hawkins Esquire, now Knight, Capitan of Jesus of Lubek, one of her Majesties ships, and General of the Salomon, and her two barks going in his companies to the coast of Guinea and the Indies of Nova Spania, being in Africa and America: begun in An. Dom. 1564.//The Hawkins' voyages during the reigns of Henry VIII, Queen Elizabeth, and James I. London, 1878. P. 8.

16. Ibid. P. 20.

17. Calendar of letters and state papers relating to English affairs… P. 502.

18. Sparke, J. Op. Cit. P. 25-26.

19. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 77.

20. Sparke, J. Op. Cit. P. 31-32.

21. Ibid. P.34-35.

22. Williamson, J. A. Hawkins of Plymouth… P. 82.

23. Sparke, J. Op. Cit. P. 44.

24. Laudonier The arrival and courtesies of M. Hawkins to the distressed Frenchmen in Florida. // The Hawkins' voyages during the reigns of Henry VIII, Queen Elizabeth, and James I. London, 1878. P. 67-68.



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
SVAROGДата: Суббота, 22.08.2015, 13:11 | Сообщение # 6
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Портрет Джона Хокинса 1581 год
Прикрепления: 7827847.jpg(14Kb) · 4449887.jpg(5Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Известные пираты » Хокинс (Известные пираты)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!