Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Модератор форума: Black_Barty 
Форум » Пиратский сундук » Книги о пиратах » Юрий Волошин "Волки Аракана" Продолжение
Юрий Волошин "Волки Аракана" Продолжение
князь78Дата: Суббота, 26.02.2011, 17:31 | Сообщение # 1
Мастер Сценариев
Группа: Корсар
Сообщений: 1263
Награды: 94
Репутация: 231
Статус: В открытом море
Юрий Волошин "Волки Аракана. Книга 3. Пираты Марокко".
Тот не купец, кто избегает риска. А большие деньги приносят только большой риск. Пьер Бланш - в прошлом Петька - слывет удачливым торговцем и хорошим мореходом. Поговаривают, что богатство свое он нажил, будучи пиратом в далеких морях. Поэтому именно его призывают марсельские коммерсанты, чтобы защитить суда и товары от напастей. И Пьер не отказывается от похода, тем более что его будет сопровождать друг детства Фома, да и зов далеких стран никогда не смолкал в душе.
Матросы обучены, сабли наточены, пушки начищены - пора в путь!

Юрий Волошин "Волки Аракана. Книга 4. Сын пирата"
Как же добиться брака с любимой, если она аристократка, а ты - всего лишь из купеческого рода?
Когда тебе восемнадцать и клинком ты владеешь отменно, приключения не страшат. Тем более что отец в твои годы уже был пиратом и сумел сколотить немалое состояние. Итак, решено: Эжен отправляется в далекие моря.
Снова соленый ветер, снова паруса над головой, грохот пушек и звон абордажных сабель.

Прикрепления: 3332499.jpg(27Kb) · 7273181.jpg(27Kb)




Сообщение отредактировал князь78 - Суббота, 26.02.2011, 17:33
dimgreenДата: Воскресенье, 27.02.2011, 09:38 | Сообщение # 2
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1039
Награды: 68
Репутация: 162
Статус: В открытом море
Четвёртая me


За Францию и Россию!!!!
SVAROGДата: Среда, 11.03.2015, 03:36 | Сообщение # 3
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Глава 1 Встреча старых друзей

Сентябрь подходил к концу. Солнце, уже не такое жаркое, грело ласково и нежно. Запах перестоявших трав дурманил головы, а голоса птиц наполняли окрестности неугомонным щебетанием и трелями.
Высокие холмы еще зеленели, но это уже была поблекшая и не такая сочная и яркая зелень. Кругом царили спокойные краски готовящейся к отдыху природы.
Справа едва заметно можно было различить далекое море, которое неясно сливалось с небом, уже по-осеннему ярким и чистым.
Дорога вилась, поднимаясь вверх, где терялась среди постепенно повышающихся холмов, переходящих в невысокие горы. Она то петляла среди рощ диких оливок и кипарисов, то сбегала ненадолго в лощины, заросшие потускневшими кустарниками, где уже алели ягоды шиповника. Но постепенно и неуклонно поднималась выше, туда, где темнели перелески дубов, сосен и грабов.
Солнце уже клонилось к западу, но в нагретом за день воздухе еще не чувствовалась вечерняя прохлада. Грохоча по булыжной мостовой дороги, открытая коляска неторопливо катилась, запряженная парой сытых рыжих лошадей. На козлах сидел кучер в легкой рубахе с расстегнутым воротом, рядом с ним расположился слуга, скорее даже охранник, так как за поясом у него был засунут пистолет, а на боку виднелся эфес шпаги.
В коляске под легким верхом сидели двое молодых людей. По их виду можно было заметить, что они довольны жизнью и в будущее смотрят уверенно.
Хорошенькая женщина лет двадцати была одета в скромное дорожное платье. Шляпка с широкими полями закрывала ее смешливое лицо со слегка заметными веснушками. Мужчина лет двадцати пяти – двадцати шести со светлыми волосами, с усиками и бородкой немного более темного тона, без головного убора, в легком шелковом камзоле, с кружевным воротником, небрежно расстегнутым, сидел рядом. Лицо его выдавало спокойный, даже несколько мягкий и незлобивый характер. Глаза смотрели на мир спокойно, и в них можно было при желании легко найти веселые и доброжелательные искорки.
Женщину звали Ивонна, мужчина носил прозаическое имя Пьер. Это была супружеская пара, спешащая домой, в горный замок или усадьбу, где их с нетерпением ожидал сын Эжен, которому уже исполнилось три года. Наверняка мальчишка очень ждал приезда родителей с подарками и ласками.
– Господи, и зачем я согласилась ехать с тобой в этот шумный, суматошный Марсель! – уже который раз вздыхала Ивонна, когда разговор на некоторое время иссяк. – Как было хорошо в горах! И я так соскучилась по нашему Эжену! А ты, Пьер? – Ее глаза с искорками смеха уставились на мужчину, в их синеве отразилась не то любовь, не то глубокое чувство единения, уважения и тихой умиротворенности.
– Дорогая! Ну, конечно же, я страшно скучал по нашему сыну! О чем же тут говорить? Я с нетерпением считал мили, отделяющие нас от встречи с ним, – он посмотрел в ее большие, необыкновенно синие глаза и продолжал: – Ивонна, не смотри на меня так, а то я сгораю от нетерпения побыстрее оказаться рядом с тобой в нашей маленькой спальне.
– Тише, нас могут услышать, глупенький! – ответила Ивонна, а лицо ее запылало ярким румянцем. – Думаешь, я этого не хочу? – Она потянулась к нему своими мягкими губами и нежно чмокнула в щеку.
Пьер обнял ее, прижал к себе и тихонько вздохнул. Она встрепенулась, пытливо взглянула своими большими, расширенными в эти мгновения глазами, откинула голову в обрамлении русых волос, завитых в длинные локоны, и спросила:
– Пьер, мне кажется, ты что-то от меня скрыл. Это же почти преступление! Ты не находишь? А ну-ка расскажи, что тебя гложет.
– Откуда ты взяла такое, Ивонна? Ничего такого не было…
– Пьер, почему ты мне пытаешься врать? Ведь я насквозь вижу тебя, тут же замечаю, если с тобой случается что-то неладное. Ты же знаешь, что врать тебя еще не научили, во всяком случае мне. Так уж лучше говори всю правду, а то хуже будет!
– Конечно, знаю, моя милая Ивонна! И конечно, ничего от тебя не утаиваю, тем более что это мне и вправду никогда не удавалось.
В его голосе слышался довольно сильный акцент, выдававший его с головой. Он не был французом, хотя внешне ничем от них не отличался. Он был русским.
Четырнадцатилетним мальчишкой бежал он из Новгорода, спасаясь от опричников царя Ивана Васильевича, и многое пережил вместе с верным другом, астраханским татарином Гарданом. Судьба сделала их членами пиратского братства вольных волков, промышлявшего в Индийском океане, возглавлял которое капитан Эжен Дортье. Это ведь его именем Петька, а теперь уже Пьер Блан, назвал своего сына.
Он давно не видел старых друзей. Где-то затерялись следы португальца Фернана, в Тулузе спокойно доживал свои годы мудрый старик Леонар. Даже друг детства непутевый Фомка, которого Пьер чудесным образом встретил во время схватки с португальским пиратским судном, давно уже не давал о себе знать.
– Правильно, милый! – продолжала между тем Ивонна. – Поэтому начинай и выкладывай все с подробностями!
– А тут и подробности ни к чему. Все дело в том, что берберийские пираты нам, торговцам, так уже насолили, что ничего не остается делать, как посылать наши суда под охраной. Вот и все, дорогая.
– Пьер, я тебя побью! Вот увидишь! Немедленно рассказывай все по порядку. Кто это вас надоумил на это?
– Надоумили сами теперешние условия торговли, когда стало так небезопасно посылать корабли в море. Алжирские пираты постоянно нас грабят или требуют непомерные поборы за беспрепятственный проход судов. Это некоторым из нас надоело, и мэтр Пардаль высказал предложение построить или купить к весне три-четыре охранных судна и вооружить их для конвоирования наших караванов в порты Ливана и Египта.
– И ты, конечно, милый, надумал возглавить это предприятие?! – глаза Ивонны потемнели от нахлынувшего раздражения.
– Вот тут ты в цель не попала, дорогая Ивонна. Мне, иностранцу, местные купцы такое важное дело доверить не могли, да и очень уж молод я для них. Так что в этом ты можешь быть спокойна.
– Ничуть не бывало, Пьер! Я чувствую, что ты все же задумал принять участие в этом опасном предприятии!
– Я не могу отказаться от их предложений, ибо это сулит мне некоторые преимущества, а во-вторых, мне предложили, и я просто не мог отказаться от участия в их проекте. Мне пришлось пойти на это, дорогая!
Ивонна помолчала, обдумывая услышанное. Щеки ее побледнели, а глаза потухли. Она промолвила наконец:
– Я так понимаю, что ты сам будешь участвовать в таких конвоях, верно я говорю?
– Это еще предстоит обдумать и решить, Ивонна, но…
– Я так и знала, Пьер. Ну зачем тебе самому заниматься таким неподходящим делом? Неужели нельзя нанять людей, которые не хуже тебя справятся? Марсель кишит желающими взяться за любое дело, а если им еще хорошо заплатить, то отбоя не будет.
– Успокойся, моя радость! Еще ничего не решено, да и подготовка такого дела займет много времени. Раньше весны ничего не произойдет, а до того многое может измениться.
– Дорогой, ты, может, забыл, что я жду ребенка? – ее щеки опять запылали румянцем, и Пьер ласково притянул жену к себе, поцеловал в эти пылающие щеки, в глаза, потом сказал:
– Я все помню, дорогая моя, и желаю тебе родить дочку, которую ты так хочешь. И не волнуйся, все будет у нас хорошо.
– Но ты не покинешь меня, Пьер, дорогой? Мне будет так тяжело без тебя. А вдруг с тобой что-нибудь случится, что тогда?
– Да почему обязательно должно что-то случиться, Ивонна? Да и ничего еще не решено окончательно. Успокойся и не паникуй раньше времени. А его у нас еще много.
Он обнял ее плечи, поглядел в синие глаза, теперь уже подернутые печалью, наклонил ее голову к своей шее и нежно прижал.
На душе стало как-то неуютно. Он вспомнил их первую встречу, их знакомство и доверчивый пугливый взгляд этих глаз, таких милых ему теперь. Сдерживая вздох, он сказал:
– Поспи немного, дорога еще долгая, а солнце пока не село. Жарковато. Скорей бы домой, окунуться в ванну, а потом поиграть с Эженом, правда?
– И не говори, милый. Мне так хорошо, но сейчас стало как-то тревожно. Неужели наша жизнь может каким-то образом измениться к худшему? Я просто представить этого не могу, а ты?
– Ну зачем такие мрачные мысли роятся в этой милой головке? – шутя ответил Пьер, постукивая указательным пальцем по лбу жены.
В ответ она вздохнула и затихла.
Они ехали молча, дремота постепенно окутывала их, под стук колес им в голову вползали неясные видения. Они вроде и не спали, но и не бодрствовали. Слышали шум проезжавших мимо них редких повозок и колясок, которых становилось все меньше. Слышали звуки, долетавшие до них из близко расположенных крестьянских домов. Люди были заняты на своих участках уборкой урожая, весело переговаривались, и все это убаюкивало путников.
Кони мерно трусили вялой рысью. Их крупы лоснились от выступившего пота, встречный ветерок изредка доносил его едкий запах.
Солнце садилось, моря уже не было видно. Оно скрылось за прибрежными холмами, покрытыми соснами и прямоугольниками желтого жнивья.
Вдруг Пьер встрепенулся, услышав непонятный шум и крики. Он открыл глаза и тут же увидел свирепую рожу, ломившуюся в дверь коляски. Лошади нервно перебирали ногами, но стояли на месте, всхрапывая и дергая коляску в стороны.
– Что надо?.. – Пьер не закончил говорить, он выхватил пистолет.
Грохнул выстрел, и рожа тут же исчезла в брызгах крови.
Пьер рванул из ножен шпагу, не слушая визга Ивонны. Дверца уже была раскрыта, он тут же ткнул острием в лезущего бандита, сам выскочил на дорогу и мельком заметил, что с десяток вооруженных грабителей окружили коляску.
Зазвенели клинки, закричали дерущиеся люди, но Пьер только и делал, что в нахлынувшей ярости и в страхе за Ивонну отражал шпагой натиск двух разбойников, наседавших на него. Ему удалось уже проткнуть одного из них, когда тонкая петля захлестнула его шею. Пьера рванули назад, он успел еще почувствовать, как больно ударился о порожек коляски, и потерял сознание.
Еще не открыв глаза, он услышал странные слова, которые заставили его сердце судорожно сжаться, а потом забиться в груди с такой силой, что казалось – оно вот-вот выпрыгнет через горло.
– Петька, да брось придуриваться! Не так уж сильно Давила тебя и придушил, чтоб ты Богу душу отдал! Очнись-ка, парень! – это были слова, сказанные по-русски, и Пьер, открыв глаза, увидел склонившегося над ним своего друга детства Фомку.
– Вот и порядок! Очухался мало-мало! Вот и лады! Привет, друг ситный! Вот так встреча! А я уж думал, что нам в лапы попала совсем другая птичка! Ну, как ты?
– Это ты, Фомка? Здравствуй, – голос плохо слушался Пьера, горло болело, саднило, в голове шумело, стучали молоточки, вызывая неприятную назойливую боль.
– Вестимо, я! Кто же еще? Здоро2во, коли не шутишь!
– Чтоб тебя!.. Что с Ивонной?
– Я так кумекаю, что эта дама – твоя женка, так?
– Да, да! Ивонна, ты здесь? Что с тобой? – И он оглянулся, ища глазами жену.
– Я здесь, Пьер, – слабым голосом ответила Ивонна. – Как ты? Мне так страшно. Кто это?
– Мадам! Я уже вам говорил, что произошла ошибка и теперь вам с мужем ничего не грозит. Так что все будет в порядке. И я приношу вам свои глубочайшие извинения! Мадам, умоляю…
– Ивонна, успокойся! – сказал Пьер, притягивая дрожащее тело к себе. – Это же Фомка, мы дружили в детстве. Ты должна его помнить. Он иногда к нам заявлялся, но потом пропал. Ты, вероятно, забыла.
– Да, да, возможно. Но меня всю трясет. Как ты себя чувствуешь?
– Думаю, что отделался просто испугом, да горло чуточку побаливает. Кто это меня так придушил? – спросил Пьер у Фомки, глядящего на него своими лукавыми, хитроватыми глазами.
– Э! Да пустяки. Это у нас Давила, такой специалист по части удавки. И дело свое, скажу я тебе, он знает прекрасно, – Фомка постоянно мешал русские слова с французскими, и Пьер с трудом улавливал смысл его речи.
– Так ты что, разбоем промышлять стал, Фомка?
– Тут, Петька, без этого трудно жить. Всякий помаленьку тем же промышляет. Только каждый на свой лад.
– Как же так, Фомка? Тебя же словить могут, повесить. Не боишься?
– А чего бояться? Смертушка-то одна. Никто не убежит от костлявой. А мы-то с тобой разве не разбойники, Петя? Вспомни!
– Так это когда было, Фома! Давно я уже перестал этим заниматься. Грех ведь это большой, Фома. Надо помнить об этом.
– Когда разбойничал – не помнил, Петя. А теперь стал уважаемым в городе купцом. Награбленное пустил в оборот и жируешь! Ну да это мне ни к чему. Всякий своим делом должен заниматься. Однако мы с тобой одного поля ягодки. Разбойнички!
– Я не по своей воле им тогда стал, и ты это знаешь, Фома. Да и перестал я давно, как сюда перебрался, а ты…
– Я же говорю, все мы разбойнички, только одни явные, а другие, вроде тебя, скрытые. Но разбойники!
– Как это? – Пьер с недоумением глянул в прищуренные, уже недобрые глаза друга.
– Все просто, Петя. Все вы только и занимаетесь, что грабите народ или казну какую. Один больше, другой меньше, но грабите.
– Мне трудно тебя понять, Фома.
– А я и не рассчитывал, что поймешь. Не такой ты человек теперь, что такие слова уразуметь можешь.
– Что, дураком стал? С чего бы это?
– Не дураком, а себе на уме. Хотя ты, я знаю, грабишь очень скромно. Видать, твой дружок капитан, про которого ты все уши мне прожужжал, крепко вдолбил в твою голову свои бредни о добре и справедливости.
– Зачем ты говоришь так о капитане, Фома? Несправедливо это. Капитан такого не заслужил.
– Ладно уж, оставим твоего капитана. Он был чудаковат, но человек хороший. Не лютовал, не хапал без меры, не то что тутошние купчишки и чиновники. Да все подряд, начиная от короля и кончая теми, которые куда помельче. Но народ вы все обираете, Петя. И не крути мне мозги! Так что не упрекай меня ни в чем. Только я за свои дела, в случае чего, петлю получу на шею, а вы будете продолжать процветать, жирок нагуливать. Ясно теперь, друг мой Петя?
Наступило недолгое молчание. Кругом тихо гомонили люди. В коляску заглянул сперва кучер, за ним охранник с побитой физиономией. Он виновато помялся, потом махнул рукой и отошел к лошадям.
– Ладно, друг мой Петя, – молвил Фома. – Хватит рассусоливать, а то чего недоброго и вправду схлопочем неприятности на голову. Прими мои извинения, друг. Ошибка вышла, другого ждали, да, видно, прозевали, а может, что изменилось у той птички. Однако пора ехать, а то путь еще долог, а солнышко-то село и ночь надвигается.
Пьер поудобнее устроился на мягком сиденье, потрогал пальцами саднящую шею, успокаивающе кивнул Ивонне. Потом сказал, обращаясь к Фоме:
– Ну что, друг? Можно продолжить путь? Отпускаешь нас?
– Не ехидничай! Конечно, можно ехать. – Фома, повернувшись к Ивонне, поклонился учтиво и галантно: – Мадам, еще раз прошу прощения за все волнения, вам причиненные. Простите меня и моих душегубов. Я весьма сожалею о случившемся.
Ивонна махнула пушистыми ресницами, брызнула в него яростные брызги своих синих глаз и отвернулась, ничего не сказав.
– Я позволю себе просить позволения сопровождать вас, мадам. Мало ли что может произойти на дороге. А так спокойнее. Ваш муж не совсем здоров, и мы с Давилой вполне можем обеспечить вам спокойную дорогу. Ты, Пьер, не возражаешь? – Фома склонил голову, усмехаясь в усы.
– Давай уж, Фома, коли тебе так охота. Но в коляске вам не уместиться.
– Не беспокойся, сударь. У нас есть лошади. Эй, Кривой, приведи мою лошадь и подбери Давиле. Мы едем с ними. Борода, займись похоронами, а потом расходитесь, я вас потом найду. Сегодня уже ничего не будет. Сорвалось пока дельце, но у нас еще все впереди. Понял? Ступай.
Вскоре в сумерках появился Кривой с двумя лошадьми в поводу.
– Вот, оседланы, можете садиться.
– Отлично, Кривой! Поехали, Давила, садись, со мной поедешь до усадьбы этого господина.
– Слушаю, хозяин, – пробасил в ответ грубый голос Давилы.
– Где ж ты пропадал столько времени, Фома? – обратился Пьер к другу, когда они отъехали немного.
– Э, Петушок… Сам видишь. Но должен тебе сказать, что кое в чем я недалеко от тебя ушел. И я теперь уважаемый человек в Тулоне. Богат, живу в достатке, но вот семьей, как ты, не обзавелся. Не тот у меня характер.
– Что ж не подавал о себе вестей столько времени? Я уж думал, что ты на родину подался.
– Не тянет меня на Русь. Тут мне больше нравится. Люди красивей живут. Да и к морю я привык. А тут оно теплое, ласковое, когда шторма нет. Да и ты, я вижу, основательно здесь якорь бросил. Верно?
– Твоя правда, Фома. Я уже забывать начал родную речь. Кто мы были? Пацаны малые. Немудрено охладеть к родине. А тут еще теперь у меня сын растет и жена прекрасная. Теперь дочь ждем.
– Поздравляю! Мадам, с меня причитается на зубок, и я не поскуплюсь.
Ивонна фыркнула, бросила на Фому злобный взгляд, отвернулась, не удостоив того ответом.
– Жена у тебя с характером, Пьер. Но она и вправду прелесть! Какие глаза! Просто синее-синее море! Я пленен твоей женой, Пьер.
– Перестань, Фома. Она слишком натерпелась от твоих разбойников. Оставь ее в покое.
Коляска тарахтела по булыжнику, рядом ехал верхом Фома, он постоянно заглядывал внутрь, пытаясь разглядеть Ивонну в сгустившихся уже сумерках. Сзади цокали подковы лошади Давилы. Звезды высыпали на черном небосводе, морской бриз едва заметно обвевал путников своими прохладными струями.



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Пиратский сундук » Книги о пиратах » Юрий Волошин "Волки Аракана" Продолжение
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!