Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Модератор форума: Black_Barty 
Форум » Все о пиратах » Статьи о пиратах » Сражение при Акциуме
Сражение при Акциуме
Black_BartyДата: Вторник, 06.12.2011, 21:08 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Капитан
Сообщений: 1605
Награды: 103
Репутация: 470
Статус: В открытом море
Сражение при Акциуме (лат. Actiaca Pugna; 2 сентября 31 до н. э.) — последнее великое морское сражение античности между флотами Древнего Рима на заключительном этапе периода гражданских войн.



Общие сведения

Решающее морское сражение вблизи мыса Акциум (северо-западная Греция) между флотами Марка Антония и Октавиана Августа завершило период гражданских войн в Риме. Флотом Октавиана командовал Марк Випсаний Агриппа, союзницей Антония выступала египетская царица Клеопатра. Древние сообщения об этом сражении, вероятно, не вполне объективны: большинство из них утверждает, что в кульминационный момент битвы Клеопатра сбежала со своим флотом в Египет, а Антоний последовал вслед за ней. Однако основной целью, которую ставил перед собой Антоний, вступая в бой, мог быть прорыв блокады, но задумка была осуществлена крайне неудачно: прорвалась меньшая часть флота, а основная часть флота и сухопутная армия Антония, будучи блокированы, сдались и перешли на сторону Октавиана. Октавиан одержал решающую победу, достиг безоговорочной власти над Римским государством и в итоге стал первым римским императором с 27 до н. э. под именем Августа.
Из античных историков, чьи сочинения сохранились до нашего времени, сражение при Акциуме наиболее полно описали Плутарх и Дион Кассий. Оба пользовались мемуарами участников и современников событий, которые до нас не дошли. Важная информация об этой битве содержится также в одах Горация и «Римской истории» Веллея Патеркула.
Сражение решило дальнейшее развитие Римского государства на следующие столетия. Антоний нес в Рим эллинистическую идею царя-героя, живого божества на земле, нового Александра Македонского. Идеей Октавиана была своеобразная «республиканская монархия», которая, опираясь на извечные римские ценности, маскировала «возрожденной республикой» единоличную власть «первого гражданина». Победившая идея Октавиана у историков получила название «принципат».



Силы противников

Античные боевые корабли
Флот Марка Антония и Клеопатры состоял по разным источникам от 220 до 360 кораблей; из них 170 больших кораблей с тремя, четырьмя и пятью рядами весел; встречались среди них и эннеры и децимремы. Это были огромные мощные корабли с сильным тараном, деревянным бронированным поясом для защиты от таранных ударов; высота борта в середине корабля доходила до 3 метров и увеличивалась от носа и кормы, так чтобы их было сложно взять на абордаж. На палубе стояли тяжелые метательные машины и башни для навесного метания снарядов. Корабли такой конструкции были тихоходны и неповоротливы, их наступательная сила состояла, главным образом, в зажигательных и метательных снарядах. Действие последних было направлено не столько против кораблей, сколько против экипажей. На корабли Антоний посадил 25 тыс. солдат, не считая экипажей. Часть кораблей египетских союзников Антоний велел сжечь, чтобы высвободить судовые команды для своих плавающих крепостей.
Основу флота (260 кораблей) Октавиана, которым командовал знаменитый полководец Марк Випсаний Агриппа, составляли биремы и легкие маневренные суда с одним (редко — двумя) рядами весел. Этот новый тип кораблей римляне заимствовали у иллирийских пиратов и называли «либурнами» — по имени иллирийского племени. Либурны, как правило, имели только один ряд весел, были не более 30 м в длину и около 4-5 м шириной. Экипаж состоял из 84 гребцов и 36 человек прочей прислуги. Либурны были приспособлены для морского грабежа, а вместе с тем и для действий морской полиции, то есть для преследования пиратов. В сравнении с тяжелыми большими кораблями Антония, которые имели плохо обученные команды, новые корабли были опасным оружием при наличии хорошо подготовленных экипажей. К тому же такие корабли быстро строились, а поврежденные могли быть заменены новыми из резерва. Абордажные отряды на кораблях Октавиана насчитывали 34 тыс. легионеров.

Ход сражения

Сражение при Акциуме. Лоренцо А. Кастро (1672)
Амбракийский залив имеет 18,5 морских миль в длину и до 10 миль в ширину, причем, по всей его длине глубина воды достаточна для больших кораблей; вход в залив, однако, узкий, извилистый и мелководный. Для лучшей защиты входа были построены башни, на которых стояли тяжелые метательные машины. В середине залива в полной безопасности стоял флот Антония, тем временем как флот Агриппы находился в двух открытых бухтах перед входом в залив, что было опасным местом для стоянки кораблей.
На мысе Акциум при входе в Амбракийский залив стояло стотысячное войско Марка Антония, на противоположном берегу пролива также стояли его отряды, с которыми соприкасалась армия Октавиана в 75 тысяч человек.



Оба флота были разделены на три эскадры для удобства управления. Антоний вывел из залива и выстроил флот таким образом, что фланги почти примыкали к берегам, а за спиной находился вход в залив. План Антония, по сообщениям историков, состоял в том, чтобы, отказавшись от маневров, держать свои корабли в тесно сомкнутом строю и ждать атаки противника, который по его предположению не мог ничего сделать против тяжелых кораблей. Клеопатра со своими кораблями стояла наготове в центре. Агриппа двигался навстречу боевой линии Антония в дугообразном строю, пытаясь охватить фланги противника.
Корабли Антония были недосягаемы для либурн, а либурны легко избегали неповоротливых монстров. Пользуясь пассивностью Антония, Агриппа с помощью согласованных маневров своего флота сумел выманить левый и правый фланги Антония вперед, в результате чего строй последнего нарушился. Тогда Агриппа внезапно атаковал вражеский флот — его быстрые либурны охватывали плавучие крепости Антония со всех сторон. Защищенные броневым поясом корабли Антония не боялись таранных ударов, а от абордажа спасали их высокие борта и солдаты на борту. Подобно битвам Нового времени на первом этапе бой свёлся к перестрелке. Плутарх так описывает сражение:
«Наконец завязался ближний бой, но ни ударов тараном, ни пробоин не было, потому что грузные корабли Антония не могли набрать разгон, от которого главным образом и зависит сила тарана, а суда Цезаря [Октавиана] не только избегали лобовых столкновений, страшась непробиваемой медной обшивки носа, но не решались бить и в борта, ибо таран разламывался в куски, натыкаясь на толстые, четырехгранные балки кузова, связанные железными скобами. Борьба походила на сухопутный бой или, говоря точнее, на бой у крепостных стен. Три, а не то и четыре судна разом налетали на один неприятельский корабль, и в дело шли осадные навесы, метательные копья, рогатины и огнеметы, а с кораблей Антония даже стреляли из катапульт, установленных в деревянных башнях



Именно в этот момент произошло то, чего никто не ожидал. Клеопатра вместо того, чтобы ввести в бой свои 60 легких кораблей, повернула на юг и вышла из боя с попутным ветром. Марк Антоний, узнав об этом, перешел с флагманского корабля на быстроходную пентеру и догнал царицу. После бегства главнокомандующих битва продолжалась еще несколько часов. Некоторые корабли сбрасывали тяжелые метательные машины за борт, пытаясь уйти, но основные силы держались до конца. Агриппа применил в массовом количестве зажигательные снаряды и лишь немногим кораблям Антония удалось уйти назад в залив, лишь для того, чтобы потом сдаться победившему Октавиану. Сам Октавиан провел морское сражение в каюте, жестоко страдая от морской болезни.
По преданию Марк Антоний просидел в прострации четверо суток на носу судна. Только в Пелопоннесе он разделил ложе с Клеопатрой. На берегу Антоний начал рассылать приказы войскам, но было слишком поздно.
Сухопутная армия держалась еще семь дней. Несмотря на уже очевидный факт побега, воины продолжали верить, что Марк Антоний вернется и поведет их в бой. Все окончилось только после того, как армию покинул ее командующий, Канидий Красс. Тогда 19 легионов Антония влились в армию Октавиана.
Современные исследователи пытаются рационально объяснить поведение Марка Антония и Клеопатры в этом сражении, поскольку понятно, что большая часть сведений о битве принадлежит сторонникам победившего Октавиана Августа, и именно они сформировали такой непривлекательный образ предателя, кинувшего верное войско из-за любовницы. Выдвигалась версия, что Марк Антоний и Клеопатра с самого начала планировали вывести только часть флота, поскольку в Египте их ждали свежие легионы. Другая версия состоит в том, что после того, как нарушился строй, корабли левого фланга вернулись в залив, а правого не смогли этого сделать из-за кораблей Клеопатры и сдались. Поняв, что битва проиграна, Клеопатра прорвалась со своими кораблями, а Марк Антоний отправился за ней. То, что солдаты армии Марка Антония не страдали от преследований и получили почти все привилегии, которыми наделялись солдаты Октавиана, а также то, что в армии нового императора были сохранены номера легионов, ранее принадлежавших Антонию, иногда считают следствием предварительных договоренностей с солдатами.



Последствия

Дальнейшие события хорошо известны, описаны поэтами и запечатлены художниками. Марк Антоний и Клеопатра отправились в Александрию, где целый год жили в ожидании неминуемого конца. 1 августа 30 до н. э. в гавани Александрии появился флот Октавиана. Последние легионы и корабли Марка Антония перешли на сторону «молодого Цезаря». Антоний закололся, Клеопатра была взята под стражу и покончила жизнь самоубийством. Гай Юлий Цезарь Октавиан Август стал единовластным правителем Римского государства, завершив десятилетия гражданских войн. Наступила эпоха Римской империи. Произошедший перелом современники прочувствовали скоро. Многие города и провинции стали вести официальное летоисчисление от 2 сентября 31 до н. э. (так называемая Акцийская эра). На протяжении нескольких столетий народы Средиземноморья имели основания считать этот день одним из важнейших в истории региона.

©

Прикрепления: 7339165.png(156Kb) · 9262820.jpg(102Kb) · 9397735.jpg(95Kb) · 5530593.jpg(28Kb) · 8024284.jpg(77Kb)


Aquila non captat muscas
SVAROGДата: Воскресенье, 30.08.2015, 11:34 | Сообщение # 2
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Утром 2 сентября противники выстроились в видимости друг друга. Антоний со своим флотом занял сильную оборонительную позицию в устье Амбракийского залива, а Агриппа расположил флот широкой дугой на выходе из залива. Что касается Октавиана Августа, то он решил наблюдать (не вмешиваясь!) ход предстоящего сражения с небольшого судна, которое расположилось за боевыми порядками римского флота.

Октавиан, поутру обходной дорогой направившись к флоту, встретил погонщика ослов, который, узнав императора, ободрил его, ответив на вопрос, как его зовут: «Эвтих-Счастливец, а моего осла — Никон-Победитель». На своей флагманской триере Октавиан обошел строй и осмотрел его. Добравшись до своего правого крыла, он рассмотрел флот противника. Октавиан был поражен, насколько недвижимо стоят враги — казалось, они отдали якоря. Он удерживал свои корабли на расстоянии восьми стадий (около полутора километров) от противника в течение нескольких часов. Целью Агриппы было, напротив, всеми силами постараться «вытащить» врага из залива в открытое море.

Около полудня подул ветер с моря, и кормчие Антония на левом фланге, фактически нарушив приказ, привели в движение левое крыло. Надеясь на высоту, громадные размеры и неуязвимость своих кораблей, они начали выдвигаться из залива. Заметив это, обрадованный Октавиан приказал своему крылу дать задний ход, стремясь еще дальше выманить сдвинувшегося с места противника в море и по возможности оторвать его крыло от общего строя, после чего окружить его своими отлично снаряженными судами, превосходившими противника как в скорости, так и в маневренности — на тяжелых судах Антония все еще недоставало гребцов.

Великое сражение началось наступлением Агриппы. Однако, приблизившись на восемь кабельтовых к неприятельскому флоту, он внезапно остановил движение и начал всячески провоцировать противника на нападение. Некоторое время это ему никак не удавалось, но затем ветер поменял направление и подул от берега, наполняя ветром паруса кораблей Антония. Искушение воспользоваться столь выгодной ситуацией оказалось так велико, что командующий левым флангом Целий не устоял и дал команду на атаку.

B 11 часов утра левофланговая эскадра Антония медленно двинулась под парусами вперед. Однако, вопреки ожиданиям, противостоящая ей эскадра Луция боя не приняла, а начала столь же медленно оттягиваться в открытое море, одновременно размыкая свой строй, чтобы охватить левый фланг неприятеля. Вскоре левый фланг Антония значительно оторвался от главных сил и оказался предоставлен сам себе. Общий боевой строй оказался нарушенным. Видя, что левый фланг двинулся вперед, а противник, не принимая боя, отходит, решил не отставать и фланг правый. Здешний начальник Гелий также поддался искушению легкой победы и, вопреки всем приказам, двинулся вперед. Присутствовавший там же Антоний вполне разделял желание начальника правофланговой эскадры. Он тоже желал победы, боясь, что корабли Агриппы от него ускользнут. Разумеется, противостоящий Антонию и Гелию центурион Арунций проделал точно такой же маневр, что и Луций. Римляне растягивали боевую линию противника, создавая проходы между его эскадрами и одновременно охватывая их фланги. Общий боевой порядок Антония был уже безнадежно нарушен. Начало сражения было явно не за ним. Еще не пролилось ни капли крови, но тактическая ситуация изменилась в корне. Агриппа выигрывал ее по всем пунктам!

Сам Агриппа тем временем внимательнейшим образом наблюдал за всем происходящим, чтобы не пропустить той единственной минуты, когда надо будет дать команду на атаку разошедшихся во все стороны плавучих крепостей Антония. И такой момент настал!

— Сигнал всеобщей атаки! — прокричал Агриппа, увидев, что неприятель окончательно обнажил свои фланги.

На флагманской либурне взревели сигнальные трубы. На мачте взвился красный флаг — означающий начало кровопролития. Луций и Арунций немедленно со всеми своими кораблями бросились в атаку, стремясь, пользуясь превосходством в скорости, зайти во фланг, а потом и в тыл противнику. И то, и другое им удалось без особых трудностей. Вскоре обе фланговые эскадры Антония оказались практически окруженными и были вынуждены отбивать атаки вездесущих либурн со всех сторон.

Сам Агриппа тоже не терял времени даром. Обеспечив перевес на флангах, он немедленно устремился в атаку всеми силами центра в промежуток между неприятельской эскадрой Юстия и разошедшимися в разные стороны эскадрами Гелия и Целия. Вскоре и весь центр Антония вынужден был уже биться в полном окружении. Теперь, как и планировал Агриппа, каждую из плавучих крепостей Антония атаковало три или четыре либурны, но и несмотря на это успеха достигнуть было не просто. Либурны ломали противникам весла и рули. При этом многие из нападавших судов сами становились жертвами метательных снарядов и шли на дно с пробитыми корпусами. Высокие борта и защита из нескольких слоев бревен надежно защищала плавучие крепости от наскоков мелких судов. Но Агриппа не был бы Агриппой, если бы не предусмотрел еще одного сюрприза, который, судя по всему, и оказался решающим. Корабли Агриппы имели множество зажигательных приспособлений, о которых не удосужился позаботиться Антоний. На плавучие крепости был обрушен шквал горящих копий и стрел, летели запущенные катапультами факелы и горшки с гашеной известью для ослепления команды. Против этого у плавучих крепостей не было никакого оружия. А потому они сгорали, но не сдавались. И с той и с другой стороны сражались солдаты, прошедшие одинаковую школу римской выучки, а поэтому схватка была особо ожесточенной. Уступать и отступать не желал никто!

Перевес на всех пунктах битвы был за Агриппой. Однако он уже ввел в дело все свои резервы, в то время как у Антония еще оставался флот Клеопатры. Быстрые египетские корабли могли выступить достойными противниками либурнам и склонить чашу весов в другую сторону. Нам осталось неизвестным, призывал ли Антоний свою жену-любовницу прийти к нему на помощь. Однако внезапно для всех флот Клеопатры поднял паруса и, промчавшись мимо сражающихся, взял курс в открытое море. Египтяне во главе со своей царицей бежали с поля брани, бросая союзников на произвол судьбы!

— Измена! Измена! — кричали матросы и легионеры на плавучих крепостях, видя, как один за другим проскакивают мимо них в открытое море, даже не пытаясь вступить в сражение, египетские корабли.

Увиденное стало настоящим потрясением и для Антония. Еще бы, ведь для него происходящее было не только изменой египтян союзническому долгу, но и личной изменой ему столь горячо любимой им Клеопатры. Что должен был сделать в такой ситуации флотоводец? Сжав зубы, продолжать драться? Попытаться вернуть беглецов? Антоний решается на нечто совсем иное. Ряд историков считает, что первоначально он рассчитывал, что сможет убедить Клеопатру повернуть форштевни своих кораблей обратно и нанести решающий удар по Агриппе. Другие, однако, придерживаются мнения иного.

Предоставим слово одному из биографов Антония: «Заметив ее (Клеопатры. — В.Ш.) бегство, Антоний поступил с такой низостью, равную которой едва можно отыскать в истории: ради любовницы, которая предательски бросила его в минуту опасности, Антоний, властелин всего Востока, не задумываясь, покинул на произвол судьбы свой флот, сражавшийся ради него за мировое господство, и армию, которая ждала только приказания, чтобы сделать то же самое. Он погнался за ней на быстроходном посыльном судне, на которое в общей суматохе сражения никто не обратил внимания, и, когда догнал, счел себя счастливым, несмотря на то что ему, как нежеланному и неудобному гостю, был оказан очень холодный прием.

Неожиданное бегство сильного резерва и самого главнокомандующего должно было произвести, удручающее впечатление на флот Антония; некоторые корабли выбросили за борт башни и метательные машины, подняли паруса и пустились в бегство; главные силы, однако, стояли непоколебимо, сражаясь за честь своего флага, как это делают храбрые солдаты даже при самых неблагоприятных условиях, и сражение продолжалось с величайшим ожесточением с обеих сторон».

Подавляющее большинство историков признает, что даже в столь драматической ситуации шансы обоих флотов не были столь не равны, чтобы развязка могла наступить скоро. Сегодня известно, что брошенный и преданный своим главнокомандующим флот Антония отчаянно сопротивлялся Агриппе еще целых ЧЕТЫРЕ ЧАСА. Не имея никаких шансов на спасение, брошенные на произвол судьбы матросы и легионеры сражались до последней смертной минуты. Мы уже никогда не узнаем их имен, но, согласитесь со мной, справедливо, что память об их подвиге пережила тысячи лет!

Что касается Октавиана, то он, непривычный к морскому делу, очень укачался и провел весь день, лежа в койке, лишь иногда принимая доклады от наблюдателей о том, что делается вокруг. Лишь один раз Октавиан нашел в себе силы, чтобы подняться на верхнюю палубу. Это было тогда, когда ему сообщили, что Антоний бежал с поля брани вместе со своей египетской любовницей.

— Если он бежал, значит, победа за Агриппой! — только и смог произнести истерзанный волнами Октавиан Август, после чего его сразу же унесли вниз. На берег Октавиана вывели под руки совершенно зеленым от перенесенного недуга… На все поздравления придворной челяди он отмахивался:

— Не сегодня! Потом! Потом! Не мне! Не мне! Агриппе! Агриппе!

Только очень не многим из плавающих крепостей удалось спастись бегством в Акциум, да и то лишь для того, чтобы, спустя несколько дней, сдаться на милость победителя. Все остальные же были захвачены в кровопролитнейших абордажных схватках или вообще сожжены вместе со своими командами.

Через неделю оставшаяся без предводителя армия и остатки флота вынуждены были сложить оружие. Реконструкция тяжёлого осадного корабля — носителя штурмовой лестницы-«самбуки» в качестве катамарана. Описание такого корабля и самой «самбуки» имеется у Полибия.

Прикрепления: 5870444.jpg(563Kb) · 8301029.jpg(138Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Статьи о пиратах » Сражение при Акциуме
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!