Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Фрегат «Надежда»
Фрегат «Надежда»
Vaas_MontenegroДата: Понедельник, 15.11.2010, 17:26 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1018
Награды: 165
Репутация: 344
Статус: В открытом море
Фрегат «Надежда»

Еще находились в строю суда «стофутовой» шестерки, а начало «стопятнадцатифутовой» серии русских учебных фрегатов уже было положено. Первыми были спущены на воду «Верность» и «Успех» (1834 и 1839), затем замыкающий эту мини-серию 24-пушечный фрегат «Надежда» (1845), который, как видим, продолжил традицию, существовавшую, по крайней мере, с 1705 г., иметь в списках русского флота судно с этим добрым именем. Симпатия к этому имени, заметим, была столь велика, что третьему судну стопятнадцатифутовой серии пришлось даже какое-то время безымянным стоять на стапеле, поскольку «Надежду» предыдущей серии формально тогда еще не исключили из числа действующих судов. И как только старый фрегат, отработав свое, занял печальную позицию в ковше кронштадтской судоразделки, новый за два месяца до спуска на воду — 15 марта 1845 г.— первый раз был поименован «Надеждой». Фрегат как тип судна пришелся по душе «отцам Морского кадетского корпуса». За время существования последнего до 1845 г. в списке судов учебного отряда значились 1 гукор, 4 брига и 12 фрегатов. Легкие на ходу, простые в управлении, фрегаты были маневреннее, чем грозные линейные корабли, надежнее
в дальних походах, нежели бриги и гукоры, не говоря уже о более мелких судах. Век фрегатов не обещал быть долгим, технический прогресс начинал брать свое, но строители «Надежды» не могли знать, что в учебном отряде корпуса это судно будет последним классическим парусником. Позже для отряда строились
пароходофрегаты, винтовые клипера, броненосные суда, вооруженные уже не только парусами, но и паровой машиной. Однако для середины ХIХ в., даже если говорить только об учебных плаваниях, характерно было еще безраздельное царствование паруса.
Процедура рождения серии этих судов, сформировавшаяся на протяжении десятилетий, была такой. В конце 1832 — начале 1833 г. руководство кадетского корпуса вышло с предложением о ее постройке. В марте 1834 г. директор Кораблестроительного и учетного комитета в ответной записке сообщил о положительном решении вопроса. Ссылаясь на волю государя-императора, он известил, что новые суда будут превосходить старые размерами, а их вместимость следует увеличить, чтобы увеличить и число практикантов, принимаемых на судно.
По желанию того же высокого лица, эти изменения предполагалось сделать, однако, без увеличения глубины подводной части). Иными словами, который раз изначально решили строить учебные суда, пригодные лишь для «Домашних» плаваний.
Уже в мае 1833 г. появилась на свет записка из морского министерства, адресованная И. А. Амосову, тогда помощнику управляющего Охтинской верфью. В ней сообщалось, что поначалу речь пойдет о двух фрегатах (длина между пёрпендикулярами 115Хширина без досок 30Хосадка без киля 8 футов, т. е.
35,07Х9,29Х 2,44 м).
На следующем этапе формирования технического задания переговоры вели уже непосредственно между собой кадетский корпус и верфь. И. А. Амосов был инициатором замены на будущих фрегатах пеньковых якорных канатов якорными цепями, балласта в виде песка и камней — на чугунные чушки лекальной отливки, изготовить которые должен был Ижорский завод. На каждом фрегате предполагалось запасти по 13 т такого балласта. деревянные палубные швартовные битенги подлежали замене на литые чугунные кнехты, деревянные поручни на баке и юте — на железные прутковые. На судах вместо привычных деревянных бочек — хранилищ питьевой воды — должны были появиться металлические ящики (цистерны) клепаной конструкции.
По предложению директора корпуса И. Ф. Крузенштерна в проекте решено о предусмотреть глухие стеклянные иллюминаторы, возвышающиеся над ватерлинией наибольшей осадки всего на 1,2 м, в помещениях нижней палубы, где предполагалось разместить каюты командира, офицеров, кубрик кадетов. Размеры иллюминаторов 25Х35 см. Новинкой должен был стать дополнительный пель-компас, предназначенный исключительно для упражнений в пеленговании береговых объектов.
Таковы самые общие черты фрегатов «Верность», «Успех», «Надежда». Справедливости ради здесь, скорее, надо было бы говорить о первом головном судне этой группы «Верность», но авторы решили остановиться на последнем них, фрегате «Надежда», который, как уже было сказано, оказался последним фрегатом для Морского корпуса и о котором удалось собрать больше всего архивных материалов. Нужно добавить, что строительство этого судна оказалось этапом и для самой верфи. Охтинская верфь с начала ее существования специализировалась на постройке судов относительно малых размеров и иногда, по особым заявкам — требованиям заказчиков — бригов, ластовых судов (небольших вспомогательных плавсредств, находившихся в распоряжении так называемых ластовых экипажей), царских и придворных яхт. Но с приходом пара на флот специализация верфи изменилась. Сразу же после спуска на воду «Надежды» на том же стапеле был торжественно заложен первый в России пароходофрегат «Архимед» с паровой машиной и двухлопастным гребным винтом. Автором проекта и строителем «Архимеда» был все тот же И. А. Амосов,’ который к данному моменту стал управляющим верфью, сменив на этом посту В. Ф. Стоке. Он передал дела по сооружению «Надежды» корабельному инженеру капитану Федорову, который, однако, едва успел заложить киль фрегата и сразу же был возведен в помощники управляющего по проектированию и постройке «Архимеда». Строителем фрегата «Надежда» стал совсем молодой корабельный инженер поручик Митрофанов, который и довел судно уже до сдачи заказчику. Эта документальная встреча с однофамильцем, безусловно, доставила удовольствие авторам этих строк, но продолжим знакомство с судьбой парусника, замыкающего маленькую «стопятнадцатифутовую» серию судов.
Конструктивные достоинства, если так можно сказать, судов «Верность», «Успех» и «Надежда» были одинаковыми, схожими оказались и их судьбы, И все же «Надежда» чем-то все-таки выделялась, взять хотя бы спуск на воду. Когда, к примеру, готовился спуск судна «Верность», на верфь прибыла бумага, в которой устанавливалось: «Спуск произвести без особой церемонии». Последнее означало, что никого из царской фамилии и городского управления на спуске не будет. А вот когда настал черед спустить на воду «Надежду», морской министр известил директоров Кораблестроительного комитета и Морского корпуса о том, что император Николай 1 изъявил желание присутствовать на церемонии «спуска означенного фрегата».
Этого извещения, естественно, было достаточно для того, чтобы начать готовить процедуру спуска по полной схеме. На фрегате навели «косметику». Адмиральскую и командирскую каюты, а также кают-компанию обшили декоративным сукном и шелком (колер — цвет — был выбран художниками Адмиралтейства). В этих помещениях разместили столы для приема именитых гостей и администрации верфи. для офицеров и посетителей рангом пониже столы были расставлены на верхней палубе шканцев. для церемонии заказали 200 бутылок вина, З бочки и 1 «погребец водки гданской», а также «живности» и множество «прочего». для руководства кулинарным цехом был призван дворцовый кухмистер, гонорар которого, кстати сказать, составил сумму, в несколько раз превышающую премиальные, полученные строителями судна.

Для обслуживания высоких гостей организовали специальную команду, во главе которой для исполнения маршальской должности поставили молодого офицера в чине капитана флота. На шканцах почти те же функции должны были исполнять денщики офицеров и нижние чины.
В назначенный день на верфь прибыла команда кадетов, из которых сформирован караул под корпусным знаменем с музыкой для охраны территории верфи. На противоположном берегу на месте нынешнего Смольного собора выстроились кондукторы Рабочего гребного экипажа, доставленные из. Ораниенбаума. К месту спуска привели суда Морского кадетского: корпуса и царские яхты (всего восемь судов). Их расставили по соответствующей диспозиции поперек Невы. Парадом поручили командовать командиру отряда учебных судов корпуса, который свой флаг держал на «Богоявлении». Участники салютации получили строгие инструкции не палить в публику.
Было принято, чтобы лица, пожелавшие принять участие в торжествах: и Великий князь Константин с супругой, начальник Главного морского штаба, морской министр, генерал-гидрограф, дежурный генерал, генерал-интендант, генерал-инспектор морской артиллерии, прочие генералы и адмиралы — до начала основной части процедуры заняли места на личных катерах, «чтобы без каких, либо интервалов следовать за катером его императорского величества». При этом первыми садиться должны были низшие по рангу. Во избежание суеты и накладок специальные махальщики, уведомляли каждый своего патрона том, что низший по рангу чиновник посадку произвел. Каждую важную персону из числа прибывающих на спуск «Надежды», в соответствии субординацией встречал чиновник соответствующего класса, генерал-интендант встречал самого государя-императора и вручал письменный рапорт, составленный одним из немногих осведомленных по существу происходящего — строителем судна поручиком Митрофановым.
Все обошлось благополучно. Фрегат легко и плавно соскользнул на воду. В момент страгивания судна с места марсовые и салингоые судов парада разошлись по реям. С появлением фрегата у уреза воды прозвучал салютующий выстрел флагмана, за ним прозвучала веселая пальба с остальных судов. Инструкция была выдёржана точно, пострадавших и недовольных не было. «Надежду», благосклонно принятую водной стихией, отбуксировали к причалу. На ней произвели обязательное богослужение, затем последовало застолье, в котором потомки Петра 1 всеми своими силами стремились быть достойными памяти своего великого предка. Не остались все-таки забытыми и создатели «Надежды». Капитану Федорову и поручику Митрофанову были вручены серебряные чаши весом по З фунта и 90 золотников (1,612 кг) и скромные денежные награды.
В соответствии с традициями русских корабелов процедура закладки судна завершалась раздаиванием дубликатов закладных досок именитым гостя Нередко верфь на их изготовление вынуждена была тратить значительные средства, поскольку чем солиднее был гость, тем благороднее становился металл памятных пластин. На этот раз обошлось без больших расходов: И. А. Амосов попросил приготовить по прилагаемому образцу пять единых закладных дощечек.

Судя по архивным материалам, фрегат «Надежда», должен был иметь такую же длину корпуса, как у предшественников, и чуть большую ширину, чем у них. Вероятно, все-таки было признано, что «Верность» и «Успех», с их злополучной осадкой несколько перегружены парусами. А так как был запланирован рангоут прежних габаритов, объективно необходим стало некоторое увеличение остойчивости и ширины судна.
Основные характеристики фрегата Надежда

Длина по верхней палубе, м 36,74
Длина между перпендикулярами, м 35,07
Длина по килю, м 33,91
Ширина с обшивкой, м 10,26
Ширина без обшивки, м 10,06
Высота борта, м 4,47
глубина интрюма, м 3,88
Осадка носом, м 2,54
Осадка кормой, м 2,69
Водоизмещение в полном грузу, т 565
Число Брюса 3,1
Экипаж, чел.
штаб- и обер-офицеров 12
унтер-офицеров 9
рядовых 75
нестроевых 17
практикантов 75
Напомним, что фрегат строился по чертежу, составленному И. А. Амосовым, сооружался под крышей эллинга. На постройку судна пошли сосна, лиственница, дуб. При скреплении элементов корпуса широко использовалось железо, в качестве постоянного балласта, как уже было сказано, применялось чугунное литье. Еще на стапеле подводная часть наружной обшивки была обита медью. Подпалубный объем корпуса «Надежды» составлял 1450 м. Абсцисса центра величины равнялась 0,56 м (в нос), а его заглубление под плоскость основной ватерлинии — 0,87 м. Стандартной посадке соответствовал метацентрический радиус 4,85 м.
Соотношение площади парусности и объемного водоизмещения оказалось близким к стандартам нашего времени. Быть может, это объясняется тем, что новый директор. корпуса контр-адмирал Н. П. Римский-Корсаков, участник сражений под Бородином, Смоленском и Малоярославцем, обошедший вокруг Земли на шлюпе «Предприятие», был внимательнее к расчетам инженеров, чем его предшественник, полагавшийся более на интуицию. Фрегат «Надежда» был вооружен 20 парусами.

Площадь парусов, м2, фрегата «Надежда»

Передний кливер 35,0
Кливер 34,0
Фор-стень-стаксель 31,0
Фок 105,0
Фор-марсель 92,0
Фор-брамсель 45,0
Фор-бом-брамсель 20,0
Грот-стень-стаксел ь 90,0
Грот-брам-стаксель 28,0
Грот 157,0
Грот-марсель 100,0
Грот-брамсель 45,0
Грот-бом-брамсель 25,0
Апсель 11,5
Крюйс-стень-стаксе ль 30,0
Крюйс-брам-стаксель 10,0
Крюйс-марсель (крюйсель) 52,5
Крюйс-брамсель 30,5
Крюйс-бом-брамсель 16,5
Бизань 74,0
Общая площадь парусности 1032,0
Площадь основных парусов 862,5
На фрегате как учебном судне полагалось иметь увеличенный комплект навигационных инструментов и оборудования

Судовой перечень навигационного снабжения фрегата «Надежда»

Циркуль измерительный простой медный З
Циркуль «однорукий» фирмы Н. Хатчесон 2
Линейка обыкновенная деревянная с каймой 2
Линейка параллельная малая 2
Линейка параллельная большая 2
Прямоугольник штурманский деревянный 2
Транспортир роговой в футляре 3
Компас ординарный в медном корпусе 1
Пель-компас в медном корпусе (один учебный) 2
Скамейка пель-компаса дубовая с освещением (нактоуз в виде шкафчика) 2
Компас в висячем корпусе 1
Лаг (ручной секторный) из дуба 3
Вьюшка лаглиня точеная дубовая 2
Лаглинь готовый и в запас 4
Лоты свинцовые 8-фунтовые (3,3 кг) 3
Лоты свинцовые 15-фунтовые (6,1 кг) 3
Лоты свинцовые 25-фунтовые (10 кг) .. 2
Лоты свинцовые 40-фунтовые (16,4 кг) 2
Лотлинь разный: б нитей в мотках 2
Лотлинь разный: 12 нитей в мотках 2
Лотлинь разный: запасные мотки 4
Хронометр английский 2
Судовые часы пружинные настенные 6
Склянки четырехчасовые песочные 2
Склянки часовые песочные 2
Склянки получасовые песочные 2
Склянки минутные песочные 3
Склянки полуминутные песочные 5
Склянки четвертьминутные песочные 5
Секстан английский 2
Колокол медный с валком 1
Для желающих приобщиться к тайнам одной из самых морских наук — навигации — препятствий не чинилось. Наоборот, и техника и условия практики к этому располагали. Важно, чтобы было рвение у ученика, да усердие. Практикантам «Надежды» в принципе было ясно, что путь на капитанский мостик лежит через синусы и тангенсы, через штурманскую рубку.
Артиллерийское хозяйство 24-пушечного, как указывалось в документах, фрегата состояло из... 20 пушек и карронад 8-фунтового калибра. Четыре бортовых порта заглушили вследствие оборудования на Надежде адмиральской каюты. Любопытно устройство крюйт-камеры, предназначенной, как известно, для хранения судовых взрывчатых материалов. Помещение ее было строго изолировано от соседних кают. Стенки образовывались стойками квадратного сечения по 13 см толщиной. Снаружи и изнутри они были обшиты досками толщиной З см в паз. При строительстве наружную поверхность ограждения промачивали крепким раствором квасцов и покрывали листами жести, а стыки пропаивали. Внутренняя поверхность была зашита свинцовыми листами толщиной 1,6 мм. Здесь стыки заделывали с помощью паяльника. Нижняя часть камеры не доходила до флоров и также была защищена жестью и свинцовыми листами. Поверх свинца все помещение дополнительно закрыто плотным войлоком. В крюйт-камеру вели тамбур и две двери, одна из которых завешивалась грубошерстным сукном — шторой, препятствующей свободному проникновению воздушных потоков. Освещалась камера фонам со свечкой, расположенным за пределами помещения и отделенным от него двойным слоем толстого стекла. На случай пожара камера была снабжена трубой, соединяющей ее с забортным пространством. Клапан клинкета располагался в смежной каюте, полное затопление камеры достигалось за 20 минут. На зашивку крюйт-камеры, как показывает материальная ведомость, пошло 40 пудов (640 кг) свинца и 48 штук войлока.
Помещения практикантов на «Надежде» располагались отдельно от кубрика нижних чинов, в средней части судна, на опер-деке. Спали ученики на подвесных койках. Такая койка вместе с подушкой не могла весить более девяти фунтов(3,7 кг). В увязанном виде она должна была иметь длину 1,5 аршина или аршина для малых судов, т. е. 1,07 или 0,90 м. Увязывали койку пятью шлагами черными плетеными сезнями или шнуром. В дневные часы койки полагалась выстраивать по фальшборту с наклоном в сторону кормы 60° на «Надежде» и других крупных судах, 30° — на более мелких. Матрац койки обычно был заполнен крошеной пробкой или капковой ватой. Подушка набивалась капкой. Во время баталии такая койка защищала хозяина от пуль и осколков снарядов. Если команда покидала корабль, то койка могла стать на какое-то
а и поплавком, удерживающим ее владельца на поверхности в ожидании - счастливой оказии.

Источник: парусники


Прикрепления: 4634608.jpg(13Kb) · 9831357.jpg(6Kb) · 2729742.jpg(9Kb) · 9681766.jpg(8Kb)






ASSASSIN
SVAROGДата: Четверг, 19.02.2015, 03:51 | Сообщение # 2
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Русская литература XIX века
Фрегат «Надежда»
1832
Краткое содержание повести
Читается за 5 мин
Оригинал — 3,5 ч

Капитан-лейтенант Илья Петрович Правин был влюблён впервые и со всей возможной страстностью. Напрасны беспокойство и предостережения друзей, и более всех товарища по морскому корпусу, а ныне первого лейтенанта его фрегата Нила Павловича Какорина. Напрасны замысловатые медицинские советы корабельного врача. Каждый день капитан на балу или приёме, каждый день ищет увидеть княгиню Веру **. Неосторожное замечание незнакомца в её присутствии — и вот уже дуэль, в которой Правин благородством и храбростью стократно превосходит соперника. Подозрение, что её внимание принадлежит другому, — и адские муки треплют его сердце, подобно яростным ветрам Атлантики. Уверенный, что его предпочли молодому дипломату, Правин направляется в Эрмитаж, чтобы забыться среди возвышающих душу шедевров истинного искусства. Здесь, у скульптуры Психеи — чудного творения Кановы, он встречает Веру. Следует отчаянное признание и в ответ... признание, столь же искреннее, невольное и неудержимое. Счастье охватывает капитана, как светлый огонь. Он любим! Но добродетель Веры... Чтобы поколебать её, нужны усилия недюжинные. И однажды он является к ней на дачу в полном мундире. «Что это значит, капитан?» Правин сочинил между тем целую историю о том, как из двух поручений — краткого курьерского визита к берегам Греции и четырёхлетнего кругосветного путешествия в американский форт Росс и обратно (действительность предлагала только первое) — он выбрал второе, ибо безнадёжность его положения не оставляет ему иной возможности. «Нет, cher ami! Я сейчас решила. Согласись лишь на круиз в тёплое Средиземное море. Я сделаю все!» Правин заплакал от стыда и во всем сознался. Но Вера сама была уже счастлива этим разрешением напряжения. Между тем судьба затягивала их отношения морским узлом.

Десять дней спустя в Кронштадте снимается с якоря судно, на корме которого виднеется группа из трёх особ: стройного флотского штаб-офицера, приземистого человека с генеральскими эполетами и прелестной дамы.

Влюблённая женщина одолевает границы возможного. Все устроено наилучшим образом, для поправления здоровья князь Петр *** со своей супругой отправляется за границу, и до Англии ему позволено плыть на борту фрегата «Надежда».

Князь Петр был сильно заинтересован отменной корабельной кухней. Правин ловил мрак ночи в чёрных глазах княгини Веры, она тонула в его голубых. Они блаженствовали.

Прошли Ревель и Финляндию, промчались Швеция, Дания, Норвегия, мелькнули проливы, острова, замечательные маяки гениальных в своём практицизме англичан. Князь сошёл в Портсмуте, княгиню доставили в одну из деревень на юге острова, где она должна была ждать возвращения мужа из Лондона. Любовники простились.

Фрегат стоял на якоре в виду берега. Погода портилась. Правин не находил себе места. Внезапно он решил сойти на берег — увидеть её ещё один лишь раз! Лейтенант Какорин возражает дружески, но решительно: последнее время капитан очевидно пренебрегает своими обязанностями, приближается буря, сейчас не следует оставлять корабль. Возникает ссора. Капитан отстраняет Какорина, своего первого помощника, от командования и велит другу идти под арест. Затем он исполняет своё намерение: свидание или смерть!

Любовники переживают бурную ночь. По морю гуляют смерчи, огромные валы вздымают поверхность вод. Капитан понимает, что он должен быть на судне, ему ясно, что он совершает предательство, откладывая возвращение до утра. Но он не в силах уйти. Утром перед любовниками нежданно является князь Петр. Объяснения неуместны — князь отвергает жену и возвращается в Лондон. Теперь они свободны, счастье открывается перед ними. Но мимо окон гостиницы в бушующем море, подобно призраку, движется истрёпанный бурей корабль. Это «Надежда». Теперь уже Вера не может удержать капитана. Десятивесельная шлюпка несётся в самое сердце бури.

Шлюпку с ужасной силой ударило о борт судна. Погибло шестеро гребцов. Из-за неопытности второго лейтенанта на судне под обломками мачты погибло ещё пять человек. Капитан Правин тяжело ранен, потерял много крови. Медный гвоздь из обшивки судна при ударе вошёл ему между рёбер. Подавленный своей виной, он страдал необыкновенно. Вся команда, включая судового врача, молила Бога о его спасении.

Княгиня день и ночь проводила у окна гостиницы со зрительной трубой, не отпуская взором фрегат. Там была вся её надежда. Длительное наблюдение в телескоп производит действие необыкновенное, обращая нас в волнение, сходное с влиянием пьесы на неизвестном языке. Княгиня видела все, но не могла до конца понять ничего. Все двигалось, фрегат убирался, приходил в прежний стройный вид. Внезапно пушка ударила огнём. Что-то красное мелькнуло и исчезло за бортом. Флаг опустился до самого низа, потом вновь взлетел на мачту.

Сегодня он опять не придёт? Но в сумерках послышались шаги. Вошёл человек в шотландском плаще. С ликующим сердцем Вера бросилась к нему. Но мужская рука отстранила её.

«Княгиня, вы ошиблись. Я не Правин, — сказал чужой голос. Перед ней стоял лейтенант Какорин. — Капитан умер, он потерял слишком много крови». «Его кровь осталась здесь, — с горечью добавил он»...

Спектакль не начинали, ждали государя. Молодой гвардейский офицер направил свой модный четырёхугольный лорнет на одну из лож, затем наклонился к соседу: «Кто эта красивая дама рядом с толстым генералом?» — «Это жена князя Петра ***» — «Как? Неужели это та самая Вера ***, о чьей трагической любви к капитану Правину столько говорили в свете?» — «Увы, это его вторая жена. Княгиня Вера умерла в Англии вслед за гибелью капитана».

Разве не ужасна смерть? Разве не прекрасна любовь? И разве есть в мире вещи, где не смешивались бы добро и зло?



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Фрегат «Надежда»
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!