Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Броненосец "Цесаревич" (часть 1) (начало темы про Броненосец Цесаревич)
Броненосец "Цесаревич" (часть 1)
Vaas_MontenegroДата: Суббота, 04.12.2010, 15:20 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1018
Награды: 165
Репутация: 344
Статус: В открытом море
Броненосец Цесаревич

«Цесаре́вич» — российский эскадренный броненосец французской постройки, участвовавший в русско-японской и Первой мировой войнах. На основе его эскизного проекта были созданы броненосцы типа «Бородино».

Основные характеристики

Водоизмещение нормальное проектное 13 100 т; длина по ватерлинии 117,2 м, ширина 23,2 м, осадка 7,9 м.
Мощность машин 16 300 л.с.; скорость проектная 18 уз, на испытаниях 18,34 уз. Нормальный запас угля 800 т, полный 1370 т.
Вооружение: четыре 305-мм/40-клб, двенадцать 152-мм/45-клб, двадцать 75-мм/50-клб, двадцать 47-мм и два 37-мм орудий, две десантные 63,5-мм пушки Барановского, десять пулемётов, четыре 457-мм торпедных аппарата. К началу Первой мировой войны, кроме главного и среднего калибра, на корабле осталось восемь 75-мм и четыре 47-мм пушки, два пулемёта и два подводных торпедных аппарата.
Бронирование (крупповская броня): главный пояс 250—140 мм, верхний пояс 200—120 мм, палубы 50 и 40 мм, башни главного и среднего калибра 254 и 150 мм, барбеты башен 229 и 150 мм, рубка 254 мм.

ОПИСАНИЕ КОНСТРУКЦИИ

Корпус

Корпус броненосца был набран по поперечно-продольной системе. Вдоль всего коруса шёл внешний горизонтальный киль шириной 1,25 и толщиной 20 мм в средней части и 10—16 мм в оконечностях корабля. Он был склёпан с внутренним горизонтальным килем шириной 0,95 м и толщиной 18 мм в средней части и 14—16 мм в оконечностях. К ним с помощью угольников крепился внутренний вертикальный киль высотой 1 м и толщиной от 18 мм в средней части до 11—14 мм в оконечностях. Шпация была равна 1,2 м (нумерация шпангоутов, как это было принято во французском кораблестроении, шла от мидель-шпангоута в нос и корму); флоры шпангоутов, как и стрингеры, имели высоту 1 м и толщину 9 мм (стрингеры вне двойного дна имели толщину 7 мм). Все эти балки крепились между собой угольниками толщиной 75—80 мм. Снаружи к ним крепились листы наружной обшивки (толщиной 18 мм в средней части, постепенно уменьшавшейся до 11 мм вверх и к оконечностям), изнутри клался настил двойного дна. Боковые кили в виде треугольных коробок из 10-мм листов имели высоту 1 м и длину 60 м.
Стрингер № 6 был основанием продольной броневой противоторпедной переборки толщиной 40 мм, состоявшей из двух слоёв очень мягкой стали, допускавшей сильную деформацию без разрыва. Последняя отстояла от борта на 2 м и на протяжении 88,8 м обеспечивала защиту внутренних помещений корабля от подводных взрывов. В русском флоте подобная конструкция применялась впервые; во французском она была внедрена кораблестроителем Э. Бертеном и использовалась в том числе на броненосце «Жорегиберри», проект которого был положен в основу «Цесаревича».
Весьма необычной для России была и форма корпуса с завалом бортов внутрь, из-за чего ширина верхней палубы была существенно меньше, чем максимальная ширина корабля. Такая сложная конструкция, широко применявшаяся во французском военном судостроении и довольно значительно усложнявшая и удорожавшая строительство, имела ряд преимуществ: уменьшался вес верхних конструкций, что повышало остойчивость, средние башни получали возможность вести огонь вдоль диаметральной плоскости, а в шторм завалы играли роль успокоителей качки: вкатывавшиеся на них массы воды препятствовали нарастанию крена. В то же время, помимо сложности и стоимости, завал создавал и эксплуатационные сложности, например, осложнялся подъём и спуск шлюпок.
Корпус имел три полных палубы — нижнюю броневую, возвышающуюся над ватерлинией на 0,3 м и набираемую из двух слоёв 20-мм листов; верхнюю броневую (она же батарейная) и верхнюю небронированную, имевшую толщину 7 мм и покрытую 60-мм тиковым настилом. Кроме них, была неполная палуба полубака (она же навесная или спардек), кончавшаяся перед кормовой башней 305-мм орудий. Высота надводного борта в носу достигала 7,8 м.
На водонепроницаемые отсеки корпус делился одиннадцатью главными поперечными переборками, доходящими до верхней броневой (батарейной) палубы и имевшими толщину 9 мм, пятью поперечными переборками между батарейной и верхней палубами, продольной 8-мм переборкой в машинном отделении и продольными переборками (от 11 до 15 мм толщиной) коридоров за бортовой бронёй, проходивших в 1,5 м от каждого борта на протяжении от 35-го носового до 25-го кормового и от 30 до 37-го кормовых шпангоутов. В главных переборках ниже нижней броневой палубы никаких дверей не было; трубопроводы их также не пересекали, за исключением нескольких водоотливных, но они были снабжены клинкетами рядом с переборками, в нормальном состоянии перекрывавшими их. Не было и возможности спуститься под нижнюю броневую палубу прямо с неё: все шахты, рукава погрузки угля, подачные трубы боезапаса и т.д. поднимались до верхней броневой (батарейной) или даже до верхней палубы. В переборках между броневыми палубами двери были, но герметичные на задрайках и расположенные в районе диаметральной плоскости. Переборки между батарейной и верхней палубой также имели двери на задрайках. Противоторпедная переборка защищала все водонепроницаемые отсеки, кроме носового (таранного) и кормового (рулевого).
Общий вес корпуса, включая противоторпедную переборку, подкладку под броню, внутренние устройства и дельные вещи, составил 5118,5 т.

Бронирование

Главный броневой пояс простирался на всю длину корабля и состоял применительно к одному борту из 29 плит крупповской стали, пронумерованных с кормы. Средние плиты (№№ 9—22) имели толщину 250 мм, ниже ватерлинии плавно уменьшавшуюся до 170 мм. Плиты №№ 8 и 23 имели толщину 230/160 мм, №№ 7 и 24 — 210/150 мм, №№ 6 и 25 — 190/140 мм, от № 1 по № 5 — 170/140 мм и от № 26 до № 29 — 180/140 мм. Крайняя носовая плита (№ 29) состояла из двух частей: верхней толщиной 180/160 мм и нижней 160/140 мм. Над ватерлинией пояс возвышался на 50 см, уходя под воду на 1,5 м.
Над главным шёл верхний броневой пояс, также защищавший всю длину корабля и имевший по 29 крупповских бронеплит на борт. Плиты №№ 9—22 имели толщину 200 мм, №№ 8 и 23 — 185 мм, №№ 7 и 24 — 170 мм и так далее. Кормовые плиты №№ 1—3 имели толщину 120 мм, носовые № 27—29 — 130 мм. Высота верхнего пояса была переменной и составляла 1,67 м в центральной части (общая высота двух поясов 3,67 м), 2,4 м в носу (в сумме 4,4 м) и 2 м в корме (в сумме 4 м).
Броненосец имел две бронепалубы. Верхняя (она же главная или батарейная) состояла из 50-мм бронеплит, уложенных на палубный настил из двух слоёв 10-мм листов; она упиралась в верхнюю кромку верхнего бронепояса. Нижняя бронепалуба (на уровне верхней кромки нижнего пояса), состояла из двух слоёв брони по 20 мм. На протяжении центральных 88,8 м длины корабля её концы плавно загибались вниз (радиус кривизны 2 м) и в 2 м от бортов образовывали броневую противоторпедную («противоминную») переборку. В зоне этой переборки нижняя бронепалуба соединялась с бортом 20-мм перемычкой.
Башни главного калибра были защищены 254-мм бронеплитами, закалёнными по способу Круппа. Они укладывались на стальную рубашку из двух слоёв толщиной по 15 мм каждый. Броня крыш имела толщину 40 мм и укладывалась на двуслойную стальную прокладку из 10-мм листов, которая была подкреплена бимсами.
Барбеты башен главного калибра обшивались крупповскими бронеплитами толщиной 229 мм, закреплёнными на двуслойной стальной рубашке (2×15 мм).
Башни среднего калибра, а также их барбеты защищались 150-мм крупповской бронёй, закреплённой на двух слоях стальной рубашки из 10-мм листов. Крыши башен имели толщину 30 мм.
Боевая рубка корабля высотой 1,52 м имела в плане полукруглую форму и защищалась 254-мм бронеплитами крупповской стали, уложенными на два 10-мм слоя стальной рубашки. Крыша склёпывалась из трёх 15-мм листов, пол — из двух таких же листов. С центральным постом рубку соединяла коммуникационная труба («труба для защиты приказаний») внутренним диаметром 0,65 м и толщиной стенок 127 мм.
Полный вес брони без подкладки и крепежа, входящих в вес корпуса, составил 3347,8 т.

Артиллерийское вооружение

Главный калибр состоял из четырёх 305-мм орудий с длиной ствола 40 калибров, установленных в двух цилиндрических башнях размерами в плане 7,6×6,05 м, установленных в диаметральной плоскости в носу и корме корабля. На их крышах были предусмотрены литые башенки башенных командиров и комендоров. Башни стояли на броневых барбетах диаметром 5 м, внутри которых проходили механизмы подачи боеприпасов.
Оси орудий носовой башни возвышались над водой на 9,6 м, кормовой — на 7 м.
Средний калибр включал двенадцать 152-мм пушек Канэ с длиной ствола 45 калибров в шести цилиндрических башнях размерами 4,8×3,85 м, размещённых побортно, причём прямо в нос и корму теоретически могли вести огонь по четыре башни. Подача боезапаса осуществлялась через бронированные барбеты диаметром 3,25 м.
Орудия носовых башен возвышались над водой на 9 м, средних — на 7 м, кормовых — на 8,8 м. Средние башни имели сектор горизонтального наведения 180°, носовые и кормовые — по 135°, начиная от направления соответственно строго в нос и корму.
Башни и главного, и среднего калибра были разработаны и построены фирмой «Форж э Шантье», а орудия вместе со станками изготовлялись в России.
Противоминная артиллерия включала в себя по двадцать 75-мм пушек Канэ и 47-мм пушек Гочкиса, две 37-мм пушки Гочкиса и десять пулемётов.
Восемь 75-мм орудий располагались в батарее на батарейной палубе в средней части корабля (по четыре пушки на борт), ещё два размещались также на батарейной палубе, но в кормовой части. Две пушки находились в носу на верхней палубе (под палубой полубака), оставшиеся четыре попарно были установлены на носовом и кормовом мостиках. Прямо в нос и корму могли стрелять по четыре таких орудия. Над водой пушки батарейной палубы возвышались по проекту на 3 м.
По четыре 47-мм пушки Гочкиса было размещено на каждом из двух боевых марсов; помимо них, там находилось и по три пулемёта.
Помимо перечисленного вооружения, корабль имел две 63,5-мм десантных пушки Барановского.
Вся артиллерия с боезапасом весила 1363 т.
После русско-японской войны в процессе ремонтов малокалиберную артиллерию постепенно снимали. Так, на 1 апреля 1915 года на корабле имелось всего восемь 75-мм, четыре 47-мм орудия и два пулемёта, зато появились четыре зенитные пушки калибра 76 мм, к которым в 1916 году добавились ещё две 37-мм.

Минное вооружение

«Цесаревич» был вооружён двумя надводными и двумя подводными торпедными («минными») аппаратами калибра 457 мм. К началу Первой мировой войны оба надводных аппарата были демонтированы.
Противоминного сетевого ограждения на корабле предусмотрено не было.

Энергетическая установка

Две главные паровые машины двойного действия тройного расширения имели суммарную мощность по контракту 16 300 л.с. Каждая машина имела четыре цилиндра — по одному высокого и среднего давления (диаметры соответственно 1140 и 1730 мм) и по два низкого (1790 мм). Ход поршней составлял 1070 мм, максимальная частота вращения валов, приводивших в движение винты, — 107 об/мин.
Пар вырабатывали 30 котлов Бельвиля, оснащённых «экономизаторами» (экономайзерами). Суммарная площадь колосниковых решёток составляла 118,56 м², нагревательной поверхности самих котлов — 2486 м², экономайзеров — 1386,8 м².
Машины и котлы вместе с находящейся в них водой весили 1430 т.
Электроэнергия вырабатывалась шестью генераторами постоянного тока напряжением 105 В, приводимыми в движение собственными паровыми машинами. Два генератора (пародинамо) размещались без всякой защиты на верхней броневой палубе и обеспечивали силу тока до 640 А. Остальные четыре (по 1000 А) расположили под нижней броневой палубой в носу и корме корабля. Электричество применялось для вращения орудийных башен, подачи боеприпасов, рулевого привода (хотя основным считался паровой рулевой привод), работы водоотливных насосов, освещения.
Уголь хранился в угольных ямах, устроенных в котельных отделениях поперёк корабля (вдоль водонепроницаемых переборок, 588 т), а также на нижней броневой палубе вдоль коридоров позади брони. Отказ от бортовых подводных ям объясняется тем, что занимаемые ими на других кораблях отсеки на «Цесаревиче» были отделены от котельных отделений противоторпедной переборкой и составляли конструктивную защиту от подводных взрывов, поэтому оставались незаполненными.

Оборудование, устройства и системы

Рулевое устройство имело традиционную и к рубежу веков уже устаревшую, но всё ещё широко применявшуюся конструкцию: с борта на борт перемещалась тележка, сквозь муфту которой был продет румпель. Тележка приводилась в движение системой талей, заведённых на два механических привода: паровой и электрический. Золотник паровой рулевой машины перемещался посредством валиковой передачи, шедшей чуть ли не через весь корабль от боевой рубки. В документах периода Первой мировой войны упоминается гидравлический привод, но из контекста неясно, идёт ли речь о силовом приводе, перемещающем рулевую тележку, или же о приводе золотника паровой машины, который могли установить вместо механической валиковой передачи.
Водоотливная система включала восемь центробежных насосов («турбин») производительностью по 800 т/ч каждая. По одной турбине стояло перед котельными и после машинных отделений, а также в каждом машинном отделении. В обоих котельных отделениях были установлены по две турбины. Их приводные электродвигатели размещались на нижней бронепалубе и соединялись с самими насосами весьма длинными валами. От турбин трубопроводы шли также в соседние водонепроницаемые отсеки, где таковых не было (таранный, три отсека 152-мм башен и рулевой), перекрываясь клинкетами в районе водонепроницаемых переборок.
Пожарная система включала восемь паровых трюмно-пожарных насосов производительностью по 50 т/ч (они применялись также для удаления небольших масс воды из трюмов, междудонных и бортовых отделений), пожарную магистраль, шедшую по всей длине корабля под батарейной палубой, и отростки от неё вниз к насосам и вверх к пожарным рожкам, имевшимся в каждом отсеке.
Корабль имел две мачты с боевыми марсами, на каждом из которых разместили по четыре 47-мм пушки и по три пулемёта. При ремонте в Циндао серьёзно повреждённая фок-мачта была снята и впоследствии заменена на мачту уже без боевого марса. На грот-мачте боевой марс ликвидировали лишь по возвращении в Россию в 1906 г.
Телефонная связь на корабле была организована с использованием стандартных для русского флота телефонных аппаратов системы лейтенанта Е.В. Колбасьева.
Освещение обеспечивали 1200 ламп накаливания. Штатными считались лампы в 10 свечей, хотя технически можно было применять и более мощные (до 50 свечей), но с уменьшением количества ламп.
Шлюпки из-за сравнительно малой площади спардека, вызванной завалом бортов, в походном положении хранились одна в другой. Из-за того же завала спускать и поднимать их обычными шлюпбалками было невозможно, поэтому приходилось пользоваться стрелой. На стоянке этот способ был слишком неудобен, поэтому предусмотрели заваливающиеся боканцы, прикреплённые к бортам. На стоянке с помощью стрелы под них подводили разъездную шлюпку и подвешивали на боканцах, после чего её можно было спускать на воду и поднимать обратно уже без стрелы. Ну а для спуска и подъёма паровых катеров стрела не годилась: для них создали специальные П-обратные рамы-шлюпбалки, напоминавшие аналогичную конструкцию на старых черноморских броненосцах типа «Екатерина II». Уже в годы Первой мировой войны их сняли, поскольку корабль оборудовали поворотным краном.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Проектирование корабля

К концу 1897 года русскому правительству стало понятно, что в недалёком будущем вполне вероятно военное столкновение с Японией, интенсивно наращивающей свою мощь. Уже первые два японских броненосца — «Фудзи» и «Ясима» — были по боевой мощи примерно эквивалентны русским кораблям типа «Полтава» и превосходили «полукрейсера—полуброненосцы» типа «Пересвет». Поэтому на состоявшемся в начале 1898 года особом совещании была принята кораблестроительная программа «для нужд Дальнего Востока», утверждённая императором Николаем II 23 февраля (здесь и далее даты приводятся по старому стилю) и предусматривавшая в числе прочих мер разработку и строительство нескольких броненосцев с хорошим бронированием, высокой скоростью и вооружением из 305-мм и 152-мм орудий (предварительные рекомендации по созданию таких кораблей были выработаны несколько ранее, на совещании 27 декабря 1897 г., и одобрены Николаем II 30 января 1898 г.). Правда, быстро разработать подходящий проект не представлялось возможным, поэтому Балтийскому заводу наряду с его созданием поручили на пустовавшем после спуска на воду «Пересвета» стапеле построить третий броненосец этого типа, внеся в его проект ряд улучшений; этим кораблём стала «Победа».
Известия о планах России построить большое число крупных кораблей быстро распространились не только внутри страны, но и за её пределами и вызвали понятный интерес иностранных фирм, желающих получить выгодный заказ. Первым, уже в марте, проявил активность американец Чарльз Крамп, которому удалось в обход всех установленных порядков добиться права постройки для России броненосца и крейсера — будущих «Ретвизана» и «Варяга». «Программу для проектирования» или, выражаясь современным языком, техническое задание Крампу передали 24 марта. Эта программа определяла водоизмещение новых кораблей — не более 12 700 английских длинных тонн (на 700 т больше, чем в предварительных рекомендациях декабря 1897 г.), осадку — не более 26 футов (7,925 м) и скорость — не менее 18 уз на 12-часовых испытаниях. Артиллерия должна была состоять из четырёх 305-мм орудий с длиной ствола 40 калибров в двух башнях (возвышение осей орудий носовой башни над ватерлинией не менее 8,23 м), двенадцати 152-мм 45-калиберных орудий Канэ «в отдельных казематиках», двадцати 75-мм, такого же числа 47-мм и шести 37-мм пушек, а также двух десантных 63,5-мм орудий Барановского. Предусматривался броневой пояс на всём протяжении ватерлинии, причём на 2/3 её длины он должен был иметь толщину 229 мм, а в оконечностях вместе с обшивкой корпуса — 63,5 мм.
Через три дня после передачи задания американскому промышленнику четыре своих предварительных проекта представил Балтийский завод. Хотя они в общем соответствовали требованиям, выданным Крампу, их почему-то, похоже, толком не рассматривали. Во всяком случае, 9 июня управляющего заводом К.К. Ратника пригласили на заседание Морского технического комитета (МТК), где поставили перед фактом: комитет отдал предпочтение не отечественным проектам и даже не проекту Крампа, а поступившему 26 мая и одобренному, правда, с изменениями, уже 2 июня (абсолютно немыслимый для МТК срок, ведь обычно рассмотрение любого вопроса затягивалось на месяцы) предложению французского кораблестроителя Амбаля Лаганя, директора фирмы «Форж э Шантье де ля Медитерране» (фр. Compagnie des Forges et Chantiers de la Méditerranée à la Seine) из города Ла Сейн поблизости от Тулона. Скорее всего, причина столь спешного одобрения крылась в желании генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича строить новый броненосец именно на этой фирме; во всяком случае, 6 июня на журнале МТК № 62 появилась резолюция временно управляющего Морским министерством вице-адмирала Ф.К. Авелана: «Его высочество одобрил этот проект и приказал заказать постройку этого броненосца теперь же обществу „Forges et Chantiers de la Méditerranée“ в Тулоне и выговорить в контракте доставление детальных чертежей его по корпусу и механизмам для постройки таких же типов в наших Адмиралтействах». Среди изменений в проекте А. Лаганя, которые МТК внёс уже 2 июня, важнейшими являются увеличение метацентрической высоты до 1,29 м и замена гарвеевской брони, ещё употреблявшейся во Франции, на закалённую по способу Круппа.
Контракт был официально заключён 6 июля; в качестве прототипа по корпусу и механизмам был указан французский броненосец «Жорегиберри». А. Лагань запрашивал на постройку 48 месяцев, но вынужден был согласиться на 46 (для сравнения: Крамп обязался построить «Ретвизан» за 30 месяцев). Стоимость постройки составляла 30 280 тыс. франков (11 355 тыс. рублей). Как водится, были оговорены штрафные санкции за превышение осадки, недостижение контрактной скорости, срыв сроков готовности (правда, последние во многом зависели от оперативности согласования различных вопросов с МТК и от сроков поставки вооружения и части оборудования из России, что специально оговаривалось в контракте). Фирма обязалась передачу русской стороне копий окончательных чертежей, чтобы по ним в России могли строить аналогичные корабли; правда, сроки и упорядоченность предоставления этих документов оговорены не были, что стало одной из причин строительства броненосцев типа «Бородино» фактически по собственному проекту, хотя и на основании эскизов «Цесаревича».
Уже на совещании 9 июня начальник Балтийского завода К.К. Ратник обратил внимание на недостаточное число котлов во французском проекте. Более детальный анализ был подготовлен специалистами завода к 30 июня. По ним выходило, что на квадратный фут нагревательной поверхности котлов по проекту А. Лаганя должно приходиться по 13,8 л.с. мощности машин, в то время как у кораблей русских проектов — крейсера «Россия» и броненосца «Князь Потёмкин-Таврический» — она составляла соответственно 9,63 и 10,2 л.с., у английских крейсеров — от 11,3 до 11,8 л.с. на квадратный фут. Обнаружились несоответствия и по различным статьям весовой нагрузки. Так, по мнению К.К. Ратника, водоизмещение броненосца при соблюдении всех проектных требований и норм должно было составить не 12 900 т, как заявлял А. Лагань, а не менее 13 837 т, ну а при приёме в соответствии с отечественной практикой веса корпуса равным 38% от водоизмещения — и вовсе 14 700 т (для сравнения: новые японские броненосцы, заказанные в это время в Англии, должны были иметь водоизмещение 15 000 т, то есть практически столько же, но намного больше, чем ради экономии желали в русском Морском министерстве). МТК, тем не менее, каких-либо мер предпринимать не стал, ведь фирма за исполнение контрактных обязательств несла финансовую ответственность. На совещании 7 июля К.К. Ратник подтвердил свои опасения, однако сказал, что Балтийский завод в принципе готов строить аналогичные корабли по предоставленным французами детальным чертежам. Однако, поскольку их поступление в ближайшем будущем было невозможно (в те годы детальные чертежи разрабатывались по ходу постройки корабля, а не заранее), МТК принял решение «приступить к немедленной разработке подробных и детальных чертежей на Балтийском заводе и в С.-Петербургском порту, придерживаясь идеи эскизного проекта г. Лаганя», одновременно разрешив отечественным проектировщикам увеличить водоизмещение до 12 900 т.
21 декабря 1898 года Николай II утвердил названия ряда кораблей, в том числе и заказанных Лаганю броненосца и крейсера — «Цесаревича» и «Баяна». До строившегося броненосца название «Цесаревич» носил парусно-паровой 135-пушечный линейный корабль, исключённый из списков флота в 1874 году, а ещё ранее — 44-пушечный фрегат.

Строительство

В самом конце 1898 года назначенный наблюдающим за постройкой капитан 1 ранга И.К. Григорович (позднее он стал командиром строившегося корабля) сообщал письмом в Петербург, что за прошедшие почти полгода завод к постройке так и не приступил. Фирма оправдывала это отсутствием заключения МТК на представленные спецификации и чертежи, а также на неполучение, несмотря на предусмотренный контрактом двухмесячный срок, чертежей орудий и станков главного калибра, которые должны были изготавливаться в России. МТК, в свою очередь, оправдывался тем, что получил чертежи от А. Лаганя не через 2—2,5 контрактных месяца, а только 8 октября, а также большой загрузкой по рассмотрению проектов других кораблей (броненосца «Ретвизан» и пяти крейсеров). В конце концов обсуждение присланных документов состоялось, и решение по ним вынесли 12 января 1899 года. На следующий день оно было утверждено управляющим Морским министерством и направлено во Францию. В этот же день произошло окончательное размежевание отечественного проекта кораблей типа «Бородино»: Балтийский завод получил разрешение увеличить водоизмещение ещё на 600 т, и оно составило уже 13 500 т против 12 700 т у французского прототипа, что потребовало увеличения длины корабля и, естественно, делало невозможным постройку новых кораблей по чертежам «француза».
Наблюдение за строительством «Цесаревича» серьёзно осложнялось разбросанностью заказов почти по всей территории Франции. Кроме того, И.К. Григорович своими амбициями серьёзно мешал наблюдающему за постройкой младшему судостроителю К.П. Боклевскому, хотя именно последний был главным ответственным за качество постройки, как это вынужден был напоминать 31 января 1900 года уже назначенному командиром броненосца И.К. Григоровичу помощник начальника Главного морского штаба (ГМШ) контр-адмирал А.А. Вирениус.
К 17 февраля 1899 года завод завершил разработку проекта и заказал первые партии материалов и изделий, после чего счёл возможным начать, наконец, отсчёт контрактного срока постройки броненосца, предполагая, что за 30–40 дней Морское министерство успеет дать необходимые ответы и разъяснения, возникшие у строителей после заседания МТК 12 января. Однако и через 2,5 месяца МТК продолжал хранить молчание, и 13 мая завод вполне обоснованно заявил о своём праве перенести срок начала работ до времени получения ответа. Ответы были получены лишь 26 мая, хотя строительство фактически началось всё же несколько раньше — 6 мая 1899 года, когда на стапель положили первый лист горизонтального киля (естественно, необходимые материалы были к тому времени уже получены, изготовили и вспомогательные приспособления). Официальная же закладка состоялась 26 июня.
Спуск на воду, состоявшийся 10 февраля 1901 года, не был особо торжественным. На броненосце даже не подняли русский флаг, мотивируя это тем, что пока он принадлежит фирме-строителю, а заказчик при серьёзном нарушении условий контракта может и отказаться от его приобретения. Запретили проводить и не принятый в русском флоте обряд крещения корабля. Достройку сильно тормозили постоянно обнаруживавшиеся в отливках машин трещины и прочие дефекты (например, были забракованы семь из восьми крышек цилиндров), из-за чего детали браковались, а также затягивание отправки во Францию пушек, изготавливавшихся в России на перегруженном заказами Обуховском заводе. Была забракована и партия бронеплит, изготовленных французским заводом Крезо, ну а всего из 12 партий корпусной брони было забраковано четыре, а из четырёх партий для башен, изготовленных заводом Сен-Шамон, — две: они не выдержали испытаний стрельбой.
Большую часть декабря 1902 года корабль провёл в доке, где завершались достроечные работы, а также была произведена повторная окраска подводной части корпуса. Ранее ради эксперимента часть днища была покрыта краской «Интернациональ», хотя на большей части применили уже широко применявшийся состав «Дабрис». Теперь же, убедившись, что после годичной достройки на плаву участки, покрытые «Интернационалем», не имеют никаких признаков обрастания или ржавчины (поверхности, покрашенные «Дабрисом», были поражены ржавчиной в виде плотных пузырей), решили в дальнейшем на кораблях отечественного флота использовать новую краску.

Испытания

Заводские ходовые испытания планировалось начать в конце января 1903 года, но они были несколько задержаны гибелью миноносца «Эспинол», который пришлось поднимать. 8 февраля при неполной нагрузке (осадка 7,62 м вместо 7,93 м) скорость довели до 16,3 уз, 22 февраля — до 17,75 уз во время шестичасового пробега. Недостижение скорости объяснили неоптимальными параметрами винтов, а также влиянием скуловых килей. В марте 1903 г. последние было решено укоротить, но работы удалось провести только с 21 мая по 5 июня. От килей, укороченных на 17,2 м, остался только прямолинейный участок в средней части корпуса. Кроме недобора скорости, испытания выявили также нагревание подшипников главных и вспомогательных механизмов и неполадки в системе индикации положения пера руля. Позже выяснилось, что спусковое устройство минных катеров было «очень неудовлетворительным», да и сами катера, заказанные в Англии на заводе Уайта, нуждались в доводке.
Первая партия команды (96 человек) прибыла на броненосец в феврале, офицеры во главе с И.К. Григоровичем перебрались на борт 2 мая, во середине июля во Францию отправили вторую партию команды (337 нижних чинов). Из Петербурга торопили с проведением испытаний: обстановка на Дальнем Востоке всё накалялась, а кораблю ещё предстояло зайти на Балтику для традиционного смотра. Тем не менее, фирма программу испытаний не форсировала. Правда, некоторые работы всё же сократили или отменили. Так, разрешили не испытывать торпедные аппараты стрельбой на скорости выше 12 уз, а установку радиостанции решили отложить.
27 июня состоялись очередные ходовые испытания, на которых удалось достичь скорости 18,34 уз: укорачивание килей и доводка винтов была ненапрасной. Но уже в июле в переднем цилиндре низкого давления левой машины были обнаружены трещины. Для ускорения завершения испытаний из Петербурга в Тулон прибыл контр-адмирал А.А. Вирениус, но существенным образом это помочь не могло. Пришлось отказаться от захода на Балтику: броненосец решили вопреки традициям сразу направить на Тихий океан. Для сокращения же сроков испытаний отказались от полных 12-часовых ходовых испытаний, а исправления обнаружившихся неполадок в системе подачи боеприпасов главного калибра отложили до прибытия в Порт-Артур, задержав выплату фирме последнего платежа в два миллиона франков до тех пор, пока переделанная система подачи не будет доставлена на Дальний Восток. Ускоренно провели испытания водоотливной системы и системы затопления погребов, отложив исправления на будущее.
Приёмный акт был подписан 18 августа 1903 года, через 50 месяцев после подписания контракта, причём в нём констатировалась небоеспособность главного калибра из-за неудачной системы подачи. Её, как и прочие выявившиеся недоделки, предстояло устранять уже фактически своими силами.


Прикрепления: 3747279.jpg(52Kb)






ASSASSIN
SVAROGДата: Суббота, 14.02.2015, 15:09 | Сообщение # 2
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
thumbs1
Прикрепления: 0412041.jpg(184Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Броненосец "Цесаревич" (часть 1) (начало темы про Броненосец Цесаревич)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!