Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Броненосец "Цесаревич" (часть 3) (заключительная часть сообщения про Броненосец "Цесаревич")
Броненосец "Цесаревич" (часть 3)
Vaas_MontenegroДата: Суббота, 04.12.2010, 15:32 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1018
Награды: 165
Репутация: 344
Статус: В открытом море

Между двумя войнами

После подписания (23 августа) и ратификации (19 сентября) Портсмутского мирного договора, положившего конец русско-японской войне, интернированные корабли стали готовиться к переходу на родину. Большая часть крупных боевых кораблей, включая и «Цесаревич», должна была идти на Балтику. Из-за полыхавшей в стране первой русской революции, эхо которой докатилось и до дальневосточных окраин, во Владивосток решили не заходить, а прямо из Циндао идти на запад. Командиром отряда идущих на Балтику кораблей был назначен контр-адмирал О.А. Энквист, определивший местом сбора Сайгон, куда «Цесаревич» под командованием капитана 1 ранга В.А. Алексеева (назначенного, вероятно, только на этот переход) прибыл 7 ноября. Однако по ряду причин совместного похода не получилось, и броненосец отправили в одиночку. Выйдя 10 ноября из Сайгона, он 2 февраля 1906 года прибыл в Либаву. По пути едва не случился мятеж, который планировался на время перехода из Коломбо в Джибути. Однако 28 зачинщиков вовремя изолировали и отправили в Россию на пароходе «Курония».
На Балтике «Цесаревич» стал флагманским кораблём «Гардемаринского отряда» — так полуофициально именовалось соединение, предназначенное для прохождения гардемаринами морской практики перед их производством в офицеры. Командиром броненосца был назначен бывший командир вспомогательного крейсера «Кубань» капитан 2 ранга Н.С. Маньковский. Сменились и другие офицеры: в основном ими стали отличившиеся участники прошедшей войны. Например, на должность старшего офицера назначили капитана 2 ранга барона В.Е. Гревеница, бывшего старшего артиллерийского офицера крейсера «Россия», ещё до войны ратовавшего за увеличение практикуемого расстояния стрельбы до 60 каб. Из прежнего состава остался лишь старший судовой механик П.А. Фёдоров.
По результатам осмотра артиллерии корабля 25 февраля, 7 и 10 марта был сделан вывод, что пушки главного калибра пригодны для дальнейшего использования: кормовые орудия были полностью целыми, а выбоины глубиной до 8 мм, обнаруженные на носовых, были признаны неопасными. Каналы стволов никаких повреждений не имели, а сами пушки сделали не более 50 выстрелов каждая. Пять пушек среднего калибра имели наружные выбоины глубиной 4,6—6,3 мм, однако от их замены пока отказались из-за недостатка средств, было лишь рекомендовано сменить переднюю оболочку на одном из них. Кроме того, замене подлежали все подъёмные механизмы: война выявила их слабость. Все 16 имевшихся на корабле 75-мм орудий (четыре пушки остались в Порт-Артуре) тоже признали годными к дальнейшей службе — они сделали не более 60 выстрелов на ствол; потребовалось лишь исправить станки. Аналогичная картина наблюдалась и с 47-мм скорострелками (не более 90 выстрелов на ствол), хотя две из них всё же отправили на ремонт на Обуховский завод. В нормальном состоянии оказались и механизмы корабля.
8 июня под брейд-вымпелом командующего «отрядом корабельных гардемарин» капитана 1 ранга И.Ф. Бострема «Цесаревич» и ещё несколько кораблей вышли из Либавы и 11 июня пришли в Кронштадт. Здесь были завершены последние ремонтые работы и переоборудование для размещения выпускников Морского корпуса и Морского инженерного училища, которым предстояло проходить на «Цесаревиче» практику перед производством в офицеры.
Выход в плавание, однако, пришлось отложить из-за вновь вспыхнувших вооружённых мятежей: 17-20 июля взбунтовались Свеаборг, Кронштадт и стоявший недалеко от Риги крейсер «Память Азова». В числе убитых мятежниками оказались и многие участники русско-японской войны, включая бывшего старшего офицера «Цесаревича» капитана 2 ранга Д.П. Шумова. Кораблям отряда, за исключением недостаточно благонадёжной «Славы», пришлось участвовать в подавлении выступлений. 19 июля «Цесаревич» и «Богатырь» обстреливали укрепления Свеаборгской крепости. Менее чем за два часа «Цесаревич» выпустил по мятежной крепости 31 305-мм и 215 152-мм фугасных снарядов. Позднее значительная их часть была обнаружена неразорвавшимися. И лишь после выполнения этой и других малоприятных обязанностей удалось приступить, наконец, к боевой подготовке, в частности, к совместному маневрированию, включая отработку поворотов «все вдруг», коими до русско-японской войны пренебрегали и которые с успехом использовались противником.
19 августа состоялся высочайший смотр, после которого И.Ф. Бострем был произведён в контр-адмиралы, а командиры «Цесаревича» и «Богатыря» — в капитаны 1 ранга. Офицеры и гардемарины были отмечены благодарностями, нижние чины — денежным вознаграждением.
На следующий день все три корабля — «Цесаревич», «Слава» и «Богатырь» — вышли в плавание, имея на борту гардемаринов, а также будущих унтер-офицеров: перед отрядом стояла задача готовить специалистов всех уровней. Любопытно, что головным при выходе из Кронштадта был броненосец «Слава», а не флагманский «Цесаревич»: любой корабль должен быть готов как возглавлять колонну, так и следовать за другими, но до войны этому, как и вообще совместному маневрированию, должного значения не придавалось. Урок был усвоен, и весь поход корабли постоянно упражнялись в манёврах и перестроениях.
При следовании в районе Либавы корабли отряда послужили учебными мишенями для торпедных атак подводных лодок, подчинявшихся заведующему подводным плаванием контр-адмиралу Э.Н. Щенсновичу. Сами атаки были выполнены в ночь с 21 на 22 августа, причём обнаружить атакующих с кораблей не могли до тех пор, пока те сами не открывали опознавательные огни.
С 23 по 29 августа стояли в Киле, где офицеры и гардемарины знакомились с немецкими кораблями и судостроительной промышленностью. Но после Киля отряд последовал не далее на запад, как это происходило во всех предыдущих учебных плаваний кораблей Балтийского флота, а повернул на север. С 31 августа по 6 сентября стояли в норвежском Бергене, после чего двинулись дальше и 10 сентября пришли в Печенгскую губу. Впервые на русский Север пришли столь мощные боевые корабли, которые, помимо боевой подготовки, занимались здесь и разного рода исследованиями, посещая различные бухты и Кольский залив.
20 сентября отряд покинул русские берега и, продолжая океанографические исследования, вновь двинулся в путь. 22 зашли в небольшой городок Гаммерфест, 24-го утром вышли из него и вечером того же дня прибыли в Тромсе. 28-го вновь вышли в море и через два дня пришли в Тронхейм, где стояли 9 дней. Затем посетили английские порты Гринок и Барроу, где среди прочего удалось осмотреть строящийся для России крейсер «Рюрик». Далее отряд проследовал во французский Брест, испанский Виго (там пробыли почти месяц) и к острову Мадейра, у берегов которого встретили Рождество и новый 1907 год. И.Ф. Бострем не только поддерживал состязательность в угольных погрузках, что практиковалось ещё во время похода Второй Тихоокеанской эскадры, но и применил аналогичный подход при артиллерийских стрельбах и шлюпочных гонках.
От Мадейры начался обратный путь в Россию. В Бизерте в командование отрядом вступил командир «Славы» капитан 1 ранга А.И. Русин: И.Ф. Бострем в связи с назначением товарищем (заместителем) морского министра вынужден был немедленно отправиться в Петербург.
На переходе из Бизерты в Тулон была проведена отрядная гонка полным ходом, чему, правда, существенно препятствовала погода: волнение до 7 баллов и 8-балльный норд-ост приводили к потере до двух узлов скорости. Средняя скорость на переходе составила 13,5 уз, во время гонки «Цесаревич» поддерживал ход до 16 уз при 83–86 оборотах винтов в минуту. Победителем оказалась «Слава», опередившая два других корабля на 15—20 миль. Во время стоянки в порту офицеры и гардемарины осмотрели строящийся фирмой «Форж э Шантье» крейсер «Адмирал Макаров», а два минных офицера — капитан 2 ранга К.А. Порембский и лейтенант А.В. Витгефт — успели побывать в Париже и ознакомиться с монтировавшейся на Эйфелевой башне радиостанцией французского флота.
По пути из Тулона в Виго и далее в Спитхед практиковались в стрельбе, хотя дистанции оставались ещё весьма небольшими: от 30 до 45 каб. Во время стоянки в Англии осмотрели строящийся «Дредноут», имя которого стало нарицательным для нового типа линейных кораблей. На переходе в Киль для практики в течение нескольких часов шли 16-уз ходом. Поход закончили приходом в Либаву 29 марта 1907 года. В этом же году была введена в действие новая классификация боевых кораблей, по которой «Цесаревич» стал числиться линкором.
Второй поход, начавшийся 30 сентября 1907 года, отряд совершил под командованием контр-адмирала А.А. Эбергарда. На этот раз на русский Север не пошли: дойдя до Бергена, отряд продолжил движение на запад, зайдя в Гринок, Виго и далее проследовав через всё Средиземноморье до о. Родос, у которого задержался на длительное время, проводя многочисленные учения. Рождество встречали в греческом Пирее, посетили Наваринскую бухту, Неаполь, Гибралтар, Виго, Киль и 26 марта 1908 года прибыли в Либаву.
В третий большой поход отряд отправился 4 октября; до него «Цесаревич» успел совершить небольшое учебное плавание по Финскому заливу. Командовал походом контр-адмирал В.И. Литвинов. Основную часть учений провели в Бизертском озере. Хотя после окончания русско-японской войны прошло уже более трёх лет, обучение артиллеристов по-прежнему сильно осложнялось недостаточным количеством снарядов (впрочем, это в определённой мере извинительно: основная подготовка артиллеристов велась в те годы на Чёрном море, учебный же отряд Балтийского флота был призван дать гардемаринам прежде всего практику морских походов). 19 ноября к отряду присоединился крейсер «Адмирал Макаров», и 1 декабря все четыре корабля прибыли в порт Аугуста на восточном побережье о. Сицилия.
Обычный порядок боевой подготовки был прерван днём 16 декабря (29 декабря по новому стилю) известием о землетрясении, практически полностью разрушившем г. Мессина. Русские корабли оказались первыми, пришедшими на помощь. Спасательные работы продолжались пять дней, спасённых доставляли в Неаполь. Впоследствии все участвовавшие в спасении людей были награждены специальной медалью, учреждённой итальянским правительством.
В Либаву корабли вернулись 17 марта 1909 года, посетив после Италии Александрию, Канарские острова, о. Мадейра, Портсмут и Киль и пройдя в сумме 10 896 миль — немногим меньше, чем Вторая Тихоокеанская эскадра в своём пути к Цусиме.
15 мая отряд начал учебное плавание по Балтике, а выход в новый заграничный поход был намечен на 25 августа, однако он не состоялся. 1 сентября «Цесаревич» был выведен в вооружённый резерв: ему предстоял ремонт.
Хотя было разработано несколько вариантов перевооружения корабля (в частности, с заменой 152-мм башен на казематные 203-мм пушки — примерно так, как поступили японцы со сдавшимся им в плен броненосцем «Орёл»), в конечном счёте от них отказались: подобные работы требовали немалых затрат, однако боевая ценность корабля в любом случае была бы невелика, ведь в это время в строй уже вступали первые дредноуты. Поэтому ограничились лишь наиболее необходимыми работами. Были ликвидированы боевые марсы, установлены новые дальномеры и радиостанция, заменены стволы пушек главного калибра, отремонтированы котлы.
9 мая 1910 года «Цесаревич», закончивший ремонт, начал кампанию, а уже 18 июля отряд, включавший, помимо него, «Славу» и крейсера «Рюрик» и «Богатырь», вышел в заграничное плавание. Командовал отрядом контр-адмирал Н.С. Маньковский, державший флаг на «Цесаревиче». Во время перехода из Спитхеда в Гибралтар на «Славы» неожиданно одна за другой вышли из строя все донки, питавшие водой котлы, и в 30 милях от цели корабль лишился хода. «Цесаревич», однако, смог 6-уз скоростью отбуксировать его до Гибралтара. Взамен надолго вышедшего из строя линкора отряду был временно придан крейсер «Адмирал Макаров», в это время совершавший самостоятельное плавание у о. Крит. Соединение произошло 19 августа близ о. Кацца, и в тот же день отряд вошёл на рейд черногорского порта Антивари. Целью визита было участие в торжествах по случаю 50-летия правления черногорского короля Николы I. Официальную делегацию возглавлял великий князь Николай Николаевич, поднявший свой брейд-вымпел на «Цесаревиче» взамен контр-адмиральского флага. В ходе семидневных торжеств русский броненосец посетили в числе прочих гостей и сам черногорский монарх с королевичами Данилой и Петром.
По окончании визита в Черногорию «Цесаревич» вместе с отрядом, зайдя в Виго, Тулон и Портленд, вернулся на Балтику и 2 ноября прибыл в Кронштадт. В ходе ремонта на корабле заменили все экономайзеры, а также некоторые другие узлы котлов, а также 305-мм орудия. Поскольку задача подготовки офицеров и унтер-офицеров была в целом выполнена, Балтийский учебный отряд расформировали, а дальнейшую подготовку возложили главным образом на крейсер «Россия». Прочие корабли тоже участвовали в подготовке специалистов, но только во внутреннем плавании.
25 февраля 1911 года «Цесаревич», «Слава», «Андрей Первозванный» и «Император Павел I» (два последних корабля ещё достраивались) образовали бригаду линейных кораблей, к которой был причислен и крейсер «Рюрик». Главной задачей боевой подготовки теперь было освоение групповой стрельбы кораблей бригады по одной цели, что к тому времени уже было отработано на Чёрном море. Приходилось выполнять кораблям и представительские функции. Так, в 1911 году «Цесаревич» с другими кораблями совершили поход в Данию.
Зимой 1911–1912 года рабочие заводов Металлического и Н.К. Гейслера установили новые прицельные приспособления и усовершенствованную систему управления огнём, что дало возможность комендорам постоянно удерживать наводку орудий на цель по указаниям приборов из боевой рубки. Была проведена очередная замена износившихся орудий. У пушек главного калибра затворы Обуховского завода заменили на систему Виккерса, что уменьшило время заряжания, систему наводки 152-мм орудий усовершенствовали применением тормозов лейтенанта А.В. Городысского. Установили также цилиндры из термоткани с арматурой для прогревания орудий, что исключило необходимость начинать стрельбы при низкой температуре воздуха с холостых выстрелов. Дальномеры системы Барра и Струда заменили на новые, с базой 2,74 м; к ним добавились и дифференциальные дальномеры А.Н. Крылова. Обучение комендоров было улучшено применением отмечателей и устройств, имитирующих стрельбу при качке, также разработанных А.Н. Крыловым. Коренным образом изменился и боекомплект: вместо облегчённых снарядов на вооружение поступили, наконец, тяжёлые, причём бронебойными наконечниками были снабжены и фугасные снаряды, а пироксилин в качестве взрывчатого вещества уступил место толу. Ведущие пояски снарядов стали изготавливать из «никелевой» меди вместо чистой, что уменьшило износ стволов орудий. Наконец, существенным усовершенствованиям подверглись и радиостанции; теперь они позволяли при благоприятных условиях переговариваться даже с Чёрным морем.
13 марта 1912 года «Цесаревич» в очередной раз сменил командира: капитан 1 ранга П.Я. Любимов, командовавший им с 1908 года, был произведён в контр-адмиралы и назначен командиром порта императора Петра Великого, а на линкор был назначен капитан 1 ранга Л.Б. Кербер. Впрочем, новый командир пробыл в должности всего полтора года и отправился на повышение — начальником штаба командующего морскими силами Балтийского моря, а в командование «Цесаревичем» с 2 октября 1913 года вступил капитан 1 ранга Н.Г. Рейн.
В 1912 году на кораблях, в том числе «Цесаревиче», чуть было не вспыхнул мятеж (выступление было назначено сначала на 24 апреля, а затем было перенесено на 11 июля). Эта попытка была пресечена вовремя проведёнными арестами. На «Цесаревиче» было схвачено и отдано под суд 10 заговорщиков, получивших в итоге от 12 до 16 лет каторжных работ.
В 1913 году (с 28 августа по 21 сентября) бригада линейных кораблей совместно с бригадой крейсеров и миноносцами совершила свой первый и, как оказалось, единственный большой заграничный поход. Бригадой линкоров в это время командовал вице-адмирал барон В.Н. Ферзен, ну а всю эскадру возглавлял её командующий адмирал Н.О. Эссен (флаг на крейсере «Рюрик»). За неполный месяц успели побывать в Портленде и Бресте.
До начала Первой мировой войны «Цесаревич» продолжал использоваться для подготовки личного состава, главным образом артиллеристов, причём интенсивность учений была весьма высока. Так, 3 июля 1914 года было выпущено 40 305-мм и 204 152-мм снаряда. 4—6 июля на Ревельском рейде проводили стволиковые стрельбы ружейными пулями, расходуя в день до 2000 патронов. 7 июля на состязательной стрельбе израсходовали 34 305-мм, 126 152-мм и 223 75-мм снаряда; 28 июля 1914 года расстреляли 24 305-мм и 146 152-мм снарядов и т.д.
На зиму 1914–1915 годов предполагалось поставить его на капитальный ремонт, однако война смешала все планы.

Первая мировая война

17 июля 1914 года на старый линкор, несший флаг начальника бригады (флагманский «Андрей Первозванный» после аварии находился в ремонте) прибыл командующий флотом адмирал Н.О. Эссен, предупредивший команду о возможном скором начале войны. После этого приступили к мобилизационным работам и свезли на берег не требующееся в бою имущество. В 19 ч 25 мин все четыре корабля бригады перешли к о. Нарген, где в готовности отразить минную атаку провели ночь, а уже в 4 ч 20 мин 18 июля вышли для охраны отряда заградителей, посланных на минную постановку. Бой с превосходящими силами противника считался вполне вероятным, хотя война ещё не была объявлена. Постановка, однако, прошла спокойно, и все 2144 мины заняли предусмотренные для них места, перекрывая свободный доступ в Финский залив.
В 8 ч 40 мин 19 августа на корабле получили официальное сообщение об объявлении Германией войны. В 9 ч 30 мин на юте провели молебен о даровании победы, после чего подняли исторический кормовой флаг, избитый осколками во время сражения в Жёлтом море 28 июля 1904 года. В этот момент экипаж корабля насчитывал 620 человек, ещё 110, необходимых для доведения его состава до штатной численности, предстояло получить за счёт призванных из запаса.
Первые месяцы войны 1-я бригада линейных кораблей (во вторую бригаду входили ещё небоеготовые дредноуты), бригада крейсеров и 1-я минная дивизия почти каждый день развёртывались близ минной позиции, где отрабатывали различные варианты отражения атаки противника. На ночь возвращались в Гельсингфорс или Ревель. Однако уже 26 июля флот вышел к Наргену, откуда 28 июля под командованием Н.О. Эссена отправился в «шведский поход»: в это время было непонятно, не примет ли Швеция сторону Германии. Правительству этой скандинавской страны Россия, Англия и Франция направили совместную ноту, и при получении неблагоприятного ответа русский флот намеревался уничтожить шведский. Однако ожидаемого условного сигнала получено не было, и корабли вернулись в базы, при этом немного разминувшись в море с немецкими крейсерами, совершавшими набег на русское побережье и о. Даго.
6 августа в Гельсингфорс пришёл закончивший ремонт линкор «Андрей Первозванный», опять ставший флагманом бригады. 26—27 августа вся бригада вместе с крейсерами участвовала в «тральном походе», прикрывая тральщики; крейсера, кроме того, провели ближнюю разведку. Ход «Цесаревича» при всех 20 работающих котлах доходил временами до 16 узлов. Этот формально безрезультатный поход окончательно убедил Н.О. Эссена, что немцы никаких по-настоящему серьёзных действий предпринимать не собираются, ограничиваясь лишь имитацией активности с помощью нескольких крейсеров. Итогом стало выдвижение флота дальше на запад, в район Моонзунда; одновременно началось и оборудование Або-Оландского района. 1 сентября отрабатывали возможный бой с противником не за, а перед оборонительными минными заграждениями, а в походе 16 ноября «Цесаревич» вновь стал флагманом флота: на нём Н.О. Эссен вышел в море с другими кораблями бригады, крейсерами и только что вступившим в строй дредноутом «Севастополь», чтобы дать последнему возможность попрактиковаться в плавании в составе соединения кораблей. Через две недели, 2 декабря, флаг адмирала был поднят уже на новом дредноуте.
1 мая 1915 года произошла «рокировка» номеров бригад: додредноуты образовали 2-ю бригаду линкоров, а новые дредноуты, наконец-то ставшие достаточно боеготовыми — первую. Для более эффективного их использования бригады были разделены на полубригады, или манёвренные группы, которым обычно придавалось по одному крейсеру. «Цесаревич», образовавший пару со «Славой», стал исключением: в 4-й группе они были только вдвоём. Старые корабли получили задачу обеспечивать защиту побережья Финляндии и Або-Оландского района от немецких набегов. Незадолго до этого, 27 апреля, на «Цесаревич» прибыл его новый командир капитан 1 ранга К.А. Чоглоков (свою фамилию он писал именно так, хотя в официальных документах числился Чеглоковым).
19 июня «старикам» выпала возможность показать свою боеготовность. В 22 ч 20 мин стоящие на рейде Пипшер «Цесаревич» и «Слава» экстренно снялись с якорей, чтобы идти на помощь вступившему в бой с противником отряду крейсеров. Близ банки Глотова в их охранение вступили четыре миноносца 9 дивизиона, занявшие попарно места по бортам кораблей. Шли противолодочным зигзагом (этого термина в то время ещё не существовало, но манёвр уже достаточно часто использовался) генеральным курсом 248°. В пятом часу дня 20 июня в 30 милях к западу от маяка на о. Даго, когда до места боя оставалось ещё около 100 миль, встретили возвращающиеся крейсера М.К. Бахирева: как оказалось, помощь не потребовалась, поскольку информация о присутствии в районе немецких линкоров оказалась ложной.
10 июля 1915 года «Цесаревич» был поставлен на ремонт в кронштадтском доке цесаревича Алексея. В ходе ремонта ликвидировали задний мостик и рубку, очистили подводную часть корпуса и заменили стволы 152-мм орудий. 22 июля по пути в Гельсингфорс пушки испытали стрельбой; в этот же день совместно с другими кораблями участвовали в учениях на Центральной позиции. После этого линкор вновь приступил к сторожевой службе в шхерном районе, продолжавшейся до глубокой осени, и успел за это время побывать на мели (впрочем, с помощью тральщика с неё снялись за четыре часа).
5 ноября линкор пришёл в Кронштадт и вновь встал в док, где демонтировали минные аппараты (надо полагать, два подводных, поскольку надводные, согласно ряду источников, были ликвидированы ещё до войны). 31 декабря с помощью ледокола корабль ушёл на зимовку в Гельсингфорс, где ремонтные работы продолжились. В течение зимы, помимо всего прочего, установили две 37-мм зенитки. Р.М. Мельников утверждает, что в это время были также снята половина (десять) 75-мм пушек, однако по другим данным, публикуемым в его же монографии, этих орудий уже на 1 апреля 1915 года было всего восемь. Более вероятным представляется именно последнее, поскольку, во-первых, при публикации этих данных автор прямо ссылается на архивный документ, а во-вторых, малоэффективность 75-мм артиллерии против миноносцев после русско-японской войны уже не вызывала особых сомнений, поэтому они просто напрашивались на ликвидацию, а у «Цесаревича» значительная часть этих пушек размещалась к тому же близко от воды и создавала немалую угрозу самому кораблю.
В 1916 году в первый раз в море «Цесаревич» вышел 21 апреля и практически сразу включился в боевую подготовку, совмещённую с несением сторожевой службы. 2 июля произошла поломка рулевого устройства, и в Ревель пришлось возвращаться, управляясь одними машинами. После краткого пребывания в доке (15—17 июня) корабль 18 июня в течение часа поддерживал 18-уз ход.
30 августа «Цесаревич» перешёл к Моонзунду, где уже давно находилась «Слава». Чтобы обеспечить переход крупных кораблей в Рижский залив прямо из залива Финского, с помощью землечерпалок было проведено углубление фарватера (путь морем к этому времени стал очень опасным из-за активности немецких подводных лодок). Одной из целей переброски корабля изначально была поддержка планировавшейся десантной операции, но её отменили ещё до его прихода, 16 августа. В октябре крупные корабли стали покидать Рижский залив, однако «Цесаревич» остался здесь на зимовку.
Вероятно, именно его удалённость от последовавших в феврале — марте 1917 года революционных событий позволила в те дни (известие об отречении Николая II на «Цесаревиче» получили лишь 4 марта) избежать расправ над офицерами, произошедшими на всех других балтийских линкорах и многих других кораблях. Тем не менее, дисциплина, а значит, и боеспособность корабля стала снижаться. Особенно стремительным этот процесс стал с мая месяца, когда к Моонзунду пришли корабли Минной дивизии, к тому времени насквозь пропитанные духом митинговщины и политиканства.
29 марта приказом избранного матросами командующего флотом вице-адмирала В.С. Максимова кораблю присвоили новое название — «Гражданин». Линкор временами снимался с якоря и выходил на стрельбы и манёвры, хотя в основном отстаивался на Вердерском рейде: немцы активности не проявляли.
21 августа к «Гражданину» присоединилась «Слава» — как оказалось, весьма своевременно. 19 сентября (нового стиля) германский кайзер Вильгельм II приказал захватить острова Эзель и Моон. Операция, получившая название «Альбион», началась 29 сентября. 2 октября «Гражданин» был отправлен к Церельской батарее, ещё 17 сентября в результате попадания авиабомбы в склад боеприпасов лишившейся большей части офицерского состава, а теперь атакованной германским флотом. Однако помощь оказалась запоздалой: деморализованная прислуга покинула позиции, взорвав, правда, перед этим сами орудия. Вход в Ирбенский пролив оказался открыт.
4 октября состоялось сражение двух старых русских линкоров и крейсера «Баян» с германской эскадрой. Главная тяжесть боя легла на «Славу», поскольку только её пушки доставали, да и то не всегда, до германских дредноутов. «Гражданину», которым в это время командовал капитан 1 ранга Д.П. Руденский, и «Баяну» (на последнем держал свой флаг адмирал М.К. Бахирев) пришлось вести огонь главным образом по пытавшимся прорвать минное заграждение тральщикам и миноносцам.
Хотя немцам и не удалось с ходу прорвать русскую оборонительную позицию, бездействие основной части флота не оставляло надежд на успешную оборону. Поэтому практически все корабли ушли в Финский залив. 6 октября ушёл из Моонзунда и «Гражданин». Однако «Слава», принявшая через пробоины большое количество воды, не могла проследовать прорытым, но по-прежнему мелководным каналом и была затоплена у входа в него. Кроме того, после ухода русских кораблей рейд и фарватер были заминированы.
Некоторое время старый линкор простоял в Гельсингфорсе, однако 23—25 декабря перешёл в Кронштадт. После этого «Гражданин» был номинально включён в резервный отряд Морских сил Кронштадта, однако в море никогда больше уже не выходил и в 1925 году в числе многих других кораблей был разобран на металл.

Источник: википедия


Прикрепления: 9457068.jpg(48Kb) · 9865910.jpg(52Kb)






ASSASSIN
SVAROGДата: Суббота, 14.02.2015, 15:07 | Сообщение # 2
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
me
Прикрепления: 9930013.jpg(66Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Все о пиратах » Знаменитые корабли » Броненосец "Цесаревич" (часть 3) (заключительная часть сообщения про Броненосец "Цесаревич")
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!