Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Жизнь на суше » Общение » Спорт » Ушу
Ушу
Vaas_MontenegroДата: Суббота, 25.12.2010, 11:13 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1018
Награды: 165
Репутация: 344
Статус: В открытом море
Ушу

Ушу́ (кит. трад. 武術, упр. 武术, пиньинь wǔshù) — китайское слово, состоит из двух иероглифов «у» и «шу», и традиционно переводится как «военное, боевое искусство».

Определение

Ушу (武术) — это общее название для всех боевых искусств, существующих в Китае. В разное время для этой же цели использовались разные термины — уи (武艺), гошу (国术) и т. п. — поэтому искать в написании какой-то глубокий философский смысл абсолютно неправильно.

Про названия

Другие названия:

Ву-шу, ву-ши, у-ши — неправильная транскрипция.
Кун-фу (на кантонском наречии), Гун-фу (на официальном китайском) — буквально «работа над собой/тренировка», так же означает результат упорных тренировок, в Гонконге применяется для обозначения у-шу, используется также вариант кунг-фу.
Го-шу — буквально «искусство страны/национальное искусство»; термин, использовавшийся для обозначения китайских боевых искусств во время Китайской республики, в настоящее время употребляется на Тайване.
У-и — буквально «боевое искусство», старый термин времён императорского Китая.
Цюань-фа (буквально «кулачные методы») или Цюань-шу (буквально «кулачное искусство») — один из разделов у-шу, иногда это слово используется как синоним всего у-шу. Что любопытно, те же самые иероглифы используются в слове кэмпо, являющемся японским прочтением названия цюань-фа, использующимся в сочетании кэмпо-каратэ для названия звериных стилей окинавского каратэ, происходящих от ушу.

Кунгфу и ушу

В русском языке сложилась традиция определять термином «кунгфу» боевое искусство, а термином «ушу» — комплекс гимнастических упражнений; хотя они, по сути, составляют единую, целостную систему физического и духовного совершенствования. Согласно полушутливому определению, «кунгфу — это ушу, выполняемое в быстром темпе».

Виды и стили

Существуют сотни стилей ушу. Исторически существовали следующие попытки классификации:
Классификация по принципу «Север-Юг». Бытует мнение, что, якобы, для северных стилей характерны широкие, высокие позиции, большое количество ударов ногами, многочисленные перемещения, в то время как южные стили характеризуются низкими позициями, малоподвижностью, упором преимущественно на действия руками. Однако существует много стилей как на севере, так и на юге Китая, которые абсолютно не укладываются в эту схему.
Классификация по трём центрам возникновения («Шаолинь, Удан, Эмэй»). Легенды утверждают, что, якобы, существует три центра возникновения стилей ушу: буддийский монастырь Суншань Шаолинь в провинции Хэбэй, комплекс даосских храмов в горах Удан в провинции Хубэй, и буддийские и даосские монастыри в горах Эмэй в провинции Сычуань. Однако в эту схему абсолютно не вписываются многочисленные стили, не происходящие ни из одного из этих трёх центров.
Классификация по долинам трёх рек («Хуанхэ, Янцзы, Чжуцзян»). Эта классификация была создана в основанной в 1909 году в Шанхае Ассоциации "Цзинъу" (精武会), впервые предпринявшей попытку систематического научного изучения ушу. Однако в данную схему не укладываются стили, распространённые в регионах, через которые ни одна из этих рек не протекает, да и само сведение стилей в группы выглядит довольно искусственным.
Разбиение на стили, предпочитающие ведения боя на дальней дистанции — «чанцюань» (长拳), и стили, предпочитающие ведение боя на короткой дистанции — «дуаньда» (短打). В эту схему не укладываются многочисленные стили, в которых бой ведут как на длинной, так и на короткой дистанции.

Ушу. Спортивное направление

Таолу спортивное
Ушу-таолу ("комплексы ушу") — это вид спорта. Участники соревнуются в выполнении комплексов движений, составленных из движений различных стилей ушу с добавлением акробатических элементов; оценки выставляются за сложность движений, чёткость их выполнений, театральность исполнения и т. п. Помимо соревнований по исполнению комплексов в одиночку, существуют также такие виды соревнований, как командное исполнение комплексов и постановочные поединки (дуйлянь).
Чуаньтун-таолу ("традиционные комплексы") - раздел, принятый в России в соответствии с ЕВСК (Единой Всероссийской спортивной классификации). Участники, так же, как и в Таолу, соревнуются в выполнении комплексов движений, стилизованных под виды Традиционных Школ Китайского Ушу. В России принято выполнять эти комплексы так же с добавлениями не типичных для стиля акробатических элементов, пробежек. Оцениваются выступления с использованием тех же критериев, что и в Таолу. От спортивного Таолу этот вид отличается большим количеством номинаций (стилей Ушу) и большим количеством используемого Традиционного оружия. Не имеет отношения к Традиционному Ушу, в общепринятой мировой трактовке.

Саньда (саньшоу) спортивное
Саньда — свободный контактный поединок.
Поединок проводится в полный контакт. Спортсмен облачен в защитную экипировку, включающей: шлем с защитой подбородка и висков, капу (загубник), боксерские перчатки (вес перчаток в зависимости от весовой категории участника), нагрудник (жилет), защиту от удара в пах. Возможно бинтование голени и бедер (по медицинским показаниям).
Все участники распределяются в зависимости от весовых категорий.
Оцениваемая техника: удар ногой в голову или по корпусу (2 балла), удар рукой в корпус или голову (1 балл), удар ногой в бедро (1 балл). Разрешена бросковая техника. Время в захвате не более 4 секунд. Оценивается следующим образом: бросок противника, спортсмен остается на ногах — 2 балла. Бросок с падением сверху — 1 балл. Разрешены подсечки. Борьба в партере запрещена.
Схватка проводится минимум два раунда по 2 минуты. Возможен третий раунд. Если открыт счет (нокдаун) оценивается и техника (удар, бросок) и нокдаун (2 балла).
Спортсмен выигрывает схватку, если: отправляет противника в нокаут, выигрывает два раунда, противник дисквалифицирован либо выбывает из-за травмы. Спортсмен выигрывает раунд, если: противник получил два нокдауна в раунде, сумма штрафных баллов у противника более 6, ввиду подавляющего технического превосходства, два выхода за пределы площадки.
Запрещенные действия: удары коленом, локтем, в основание черепа (затылок), пах, позвоночник. Борьба в партере.
Штрафы: замечание (1 балл противнику), предупреждение (2 балла противнику), выход за площадку (2 балла противнику). Больше двух выходов за площадку — раунд проигран. Больше двух нокдаунов в раунде — раунд проигран, больше 3 за бой — проигран бой.

Дуаньбин (поединки на коротком оружии)

Туйшоу

Туйшоу ("толкающие руки") — тренировочное упражнение, применяемое в тайцзицюань для развития чувствительности. В соревнованиях по туйшоу спортсмены должны без использования захватов и ударов заставить противника выйти за пределы круга или упасть на землю.

Шуайцзяо (борьба)
Шуайцзяо — борьба, чьи истоки восходят к видам борьбы кочевых народов монгольской степи. Современный вид эта борьба приняла во времена династии Цин, когда при императорском дворе существовал специальный батальон, предназначенный для борцовских соревнований на императорских пирах, в который отбирались лучшие борцы со всей маньчжурской армии. По традиционным правилам побеждает тот, кто в трёх схватках дважды свалил противника ("схватка" - это борьба до тех пор, пока кто-нибудь не окажется на земле). Борцы одеты в жёсткие куртки с короткими рукавами, плотно прилегающие к телу, длинные штаны и обувь. Разрешены захваты за края рукавов, полы и воротники куртки, за пояс; можно хватать за ноги, но нельзя захватывать только штаны. При проведении бросков с использованием ног можно наносить удары ногами по ногам в зону от стопы до колена (исключительно).

Ушу. Традиционное
Багуачжан (Ладонь Восьми Триграмм)
Баймэйцюань (Кулак Баймэя)
Байхэцюань (Кулак Белого журавля)
Бацзицюань (Кулак Восьми Пределов)
Вин чун (Вечная весна)
Гоуцюань (Кулак собаки)
Гунлицуань (Кулак внутренней и внешней наработки)
Дуаньдацюань (Кулак коротких ударов)
Илицюань
Ицюань, (Кулак воли) он же Дачэнцюань (Кулак Великого достижения)
Инчжаоцюань (Кулак орлиных когтей)
Люхэбафацюань (六合八法拳) Кулак шести взаимосоответствий, восьми методов
Люхэцюань (Кулак носящих шапочку-шестиклинку)
Лянъицюань (兩儀拳/两仪拳) http://www.wudangtao.net/liangyi
Мицзунцюань (Кулак потерянного следа), он же Яньцинцюань (Кулак Янь Цина)
Мэйхуачжуан (Кулак на столбах сливы мэйхуа)
Пигуацюань (Кулак рубок и подвешиваний)
Саньхуанпаочуй (Пушечные удары Трёх императоров)
Синъицюань (Кулак оформленной воли)
Синьилюхэцюань (心意六合拳) Кулак сердца, воли и шести взаимосоответствий
Синьицюань (心意拳) Кулак сердца и воли
Суньбиньциань (Кулак полководца Сунь Биня)
Тайцзицюань (Кулак Великого предела)
Тайцзуцюань (Кулак императора Тай-цзу)
Танланцюань (Кулак богомола)
Таньтуй
Тунбицюань (Кулак выбрасывания силы сквозь руки)
Тунбэйцюань (Кулак сквозной подготовки)
Уцзуцюань (Кулак пяти предков)
Уцзяцюань (Кулак семьи У)
Фаньцзыцюань (Переворачивающийся кулак)
Хоуцюань (Кулак обезьяны)
Хуацюань (Кулак Хуа Цзуна)
Хуацюань (Расцветающий кулак)
Хунцзяцюань (Кулак семьи Хун)
Хунцюань (Красный кулак, или Кулак Хуна)
Хуцюань (Кулак тигра)
Хэцюань (Кулак журавля)
Цайлифо (Кулак школ Цай, Ли, Фо)
Цзиньшицюань (Кулак золотого льва)
Чацюань (Кулак Ча-мира)
Чанцзяцюань (Боевое искусство семьи Чан)
Чоцзяоцюань (Кулак втыкающихся стоп)
Шаолиньцюань (Кулак монастыря Шаолинь)
Шуайцзяо
Шэцзяцюань (кулак народности шэ)
Юнчуньцюань (Кулак Вечной Весны)

Известные мастера ушу

Янь Сичжай (1635—1704)
Хуан Байцзя (1643-?)
Чэнь Вантин (?-1719)
Цао Цзиу (конец XVII—начало XVIII вв.)
У Чжун
Гань Фэнчи
Чан Найчжоу (1724—1783)
Сунь Лутан
Сунь Тун
Ци Синь
Фэн Кэшань (1776—1814)
Сун Майлунь (1809—1893)
Ван Чжиго (ок. 1840-?)
Лян Сюэсян
Чжао Саньдо (1841—1902)
Цай Юймин (1853—1910; по другим данным 1849—1902)
Хо Юаньцзя
Ип Ман
Мяосин (1875—1933) по прозванию Вэньхао, люди называли его «Золотым архатом». Из уезда Дэнфэн провинции Хэнань. С детства занимался боевыми искусствами, также занимался литературным трудом, изучал буддийское учение. Достигнув совершеннолетия отправился странствовать, совершенствовался в боевом искусстве. Через несколько лет пришел в монастырь Шаолинь, обрил голову и стал монахом, получал указания от настоятеля Хэнлиня, изучал методы боя шестом втыкающимся в гору, кулак архатов, методы воздействия на точки, болевые приемы связанные с воздействием на кости, циньна, цигун, стал большим мастером. Когда в 1923 году Хэнлинь ушел в нирвану, Мяосин стал новым настоятелем. Он нарушил традицию непередаванияя вовне секретных техник, стал широко обучать монахов и мирян, распространять шаолиньское ушу. В 1933 году ушел в нирвану. После него остались рукописи «Разъяснение шаолиньского кулака» и «Разъяснение шаолиньского шеста». До наших времен передаются написанные рукой Мяосина «Указания по лоханьцюань».
Тун Чжунъи (1879—1963) по прозванию Лянчэнь. Маньчжур. Предки его были из Шэньяна провинции Ляонин, но в шестом поколении переехали в Цанчжоу провинции Хэбэй. В семье передавалось искусство борьбы шуайцзяо и медицинские знания. Тун Чжунъи с детства изучал семейные искусства, изучил люхэцюань, был искусен в шуайцзяо и метании шариков. С 1904 года в Фэнтяне (нынешний Шэньян) начал зарабатывать на жизнь работой охранника. В 1910 году стал вторым по старшинству преподавателем ушу дворцовой стражи. С 1911 года — костоправ 1-го полка кавалерии провинции Чахар. В 1917 году — тренер ушу и шуайцзяо в провинции Аньхой. В последующие годы работал преподавателем ушу и шуайцзяо в различных армейских частях. В 1927 году победил в Шанхае японского мастера дзюдо, основал «Общество кулачного искусства Чжунъи» и «Всекитайское общество шуайцзяо», преподавал боевую технику и медицину. В 1928 году вошел в число людей, признанных лучшими на всекитайских «испытаниях по гошу». После этого работал в шанхайском Институте гошу, преподавал ушу в разных учебных заведениях, преподавал шуайцзяо в Ассоциации Цзинъу. После основания КНР Тун Чжунъи работал в различных организациях, занимавшихся развитием ушу и китайской медицины. Автор работы «Приёмы китайской борьбы шуайцзяо».
знаменитые деятели ушу XX века
Чэнь Гунчжэ (1880-?) из Сяншань (нынешний уезд Чжуншань) провинции Гуандун. В шесть лет уже помогал старшей сестер торговать, в девять лет вместе с отцом переехал в Гонконг, на следующий год вернулся в родную деревню. В двадцатилетнем возрасте пришел в Атлетическое училище Цзинъу, позднее вместе с Яо Чаньбо и Лу Вэйчаном создал Ассоциацию Цзинъу. Когда в 1911 году в Учане началось восстание и Сунь Чжуншань (Сунь Ятсен) прибыл в Шанхай, Чэнь Гунчжэ приветствовал его как представитель Сяншаня. В 1915 году вместе с Яо Чаньбо основал Ассоциацию Цзинъу в Шанхае на улице Пэйкайр, вместе с Чэнь Тешэном начал издавать библиотечку по методам боя. В 1918 году основал парк Цзинъу. В ноябре 1919 года учредил Ассоциацию Цзинъу Гуандуна и Гонконга. В следующем году участвовал в поездке во Вьетнам и Сингапур, учреждал Ассоциации Цзинъу. В 1923 году вновь участвовал в поездке по странам южных морей, пошел в ученики к Чжан Тайяню. После 1935 года почти не участвовал в работе Ассоциации Цзинъу. В 1957 году был гостем на Всекитайском чемпионате по ушу, по возвращении в Гонконг написал «Историю китайского ушу», в основном посвященную 50-летней истории Ассоциаци Цзинъу.
Ма Лян
Чжан Чжицзян (1882—1966) по прозвищу Цзыцзян. Родом из провинции Хэбэй. С детства следуя деду изучал «Четверокнижие» и «Пятиканоние», занимался тайцзицюань и багуачжан. Повзрослев поступил в Университет сухопутных войск. С 1901 года — на армейской службе, служил в Северной регулярной армии Цао Куня, в кавалерийских частях возглавляемых У Пэйфу. В 1914 году вступил в войска Фэн Юйсяна. Был командиром кавалерийского дивизиона, командиром бригады, командиром корпуса, командиром войск провинции Чахар, главнокомандующим Национальной армии, генерал-губернатором Северо-западной границы, умиротворяющим генерал-губернатором провинции Цзянсу. В 1927 году он покинул военную службу и при помощи Ню Юнцзяня и Ли Цзичэня основал в Нанкине «Институт исследования гошу», в следующем году преобразованный в «Центральный институт гошу», ректором которого стал Чжан Чжицзян. Чжан Чжицзян упорно боролся с закрытостью стилей, приглашал преподавать в Институте мастеров различных направлений, ликвидировал первоначальное разделение Института на Шаолиньский и Уданский факультеты и ввел обучение по научно систематизированной программе. Чжан Чжицзян стоял за широкий охват в изучении, требовал от студентов изучения разных стилей, тренировки как комплексов так и рукопашного боя, борьбы, боя длинным и коротким оружием. На проводимых им «государственных испытаниях по гошу» были как состязания по комплексам, так и состязания по поединкам, в состязаниях по поединкам участвовали те, кто прошел отбор по выполнению установленных комплексов. Руководствуясь идеей о совместном изучении китайских и западных систем, Чжан Чжицзян в 1933 году организовал «Учреждение по специализированному изучению гошу» (позднее переименованное в «Государственное педагогическое учжреждение по специализированному изучению гошу») и стал его главой. В 1929 году Чжан Чжицзян командировал специальных людей в Японию для изучения дзюдо и кэндо, а также изучения опыта преподавания, а в 1933 и 1936 году посылал команды для демонстрации и пропаганды ушу в провинции Гуандун и Гуанси, Фуцзянь, в Гонконг, Филиппины, Сингапур, Малайзию. В годы войны с Японией Чжан Чжицзян эвакуировал коллективы Центрального института гошу и Учреждения по специализированному изучению гошу на юг. В 1948 году было объявлено о закрытии Центрального института гошу, и Чжан Чжицзян поселился в Шанхае. После образования КНР Чжан Чжицзян был избран членом НПКСК. В 1956 году был главой судейского комитета на Фестивале 12 команд по ушу. Автор работ «Впечатления о путешествии на Восток», «Национальное искусство и национальные трудности», «Гошу и спорт».
Ли Цзинлинь (1885—1931) по прозвищу Фанчэнь. Родом из провинции Хэбэй. В конце династии Цин получил военное образование в Баодине. В разное время служил в казармах нижнего уровня дворцовой стражи, начальником штаба у генерал-губернатора провинции Хэйлунцзян, командиром полка в действующей армии, командиром бригады и командиром дивизии в Фэнтяньской армии. В 1924 году во время 2-й Чжили-Фэнтяньской войны был командиром армии, после войны был верховным комиссаром по военным делам в провинции Чжили, главнокомандующим объединенной Чжилийско-Шаньдунской армией. В 1927 году Ли Цзинлинь удалился от военных дел и вместе с таким влиятельным в военных и политических кругах человеком как Чжан Чжицзян основал основал Институт по исследованию гошу в Нанкине, в том же году переименованный в Центральный институт гошу, Ли стал заместителем ректора. Ли Цзинлинь с детства увлекался боевыми искусствами, особенно любил меч-цзянь. Он не только с чувством исполнял комплексы, но и искусно фехтовал. Пока Ли Цзинлинь был заместителем ректора Центрального института гошу, он привлек к работе многих специалистов в области боя мечом-цзянь, и созданный ими комплекс с мечом стал известен как «Удан цзянь». Позднее Ли обучал искусству действий мечом в Нанкине, Шанхае и Цзинани. Его ученик Хуан Юаньсю написал книгу «Главные требования к уданским методам действий мечом», где описал переданные Ли техники.
Чжу Гофу (1891—1968) по прозвищу Бингун, родом из провинции Хэбэй. В детстве пошел в ученики к «железному архату» Чжан Чанфа и изучил шаолиньское кулачное искусство архатов. Потом учился у некоего даоса, изучал как медицину, так и методы боя без оружия и с оружием. В 12 лет пошел в ученики к Ма Юйтану и изучил синъицюань, получал указания Ли Цуньи и Чжан Чжанькуя. Позднее пошел в ученики к Сунь Лутану и Ван Юхэну, изучал багуа, тайцзи и шуайцзяо. В 1928 году попал в число лучших на «государственных испытаниях по гошу». Преподавал ушу в «отряде алебардистов» Фэн Юйсяна. Позднее был начальником Учебного отдела в Нанкинском институте гошу. Во время Второй мировой войны жил в Чунцине, преподавал в Чунцинском университете. После образования Нового Китая стал членом правления Всекитайской Ассоциации Ушу, председателем Чунцинской Ассоциации Ушу. Автор таких работ по ушу, как «Циньна», «Трактаты по синъилюхэцюань», «Синъи сисуй баоцзянь цигун», «Происхождение и история синъицюань», «Сборник гошу» (4 выпуска), «Взаимосвязь гошу и оздоровления». Под его редакцией выходили такие материалы, как «Бой на копьях», «Маньцзянхун», «Тренировка саньда и дуаньбин», «Парный комплекс ухуапао», «Парные комплексы с мечами удан и куньу». «Спортивный массаж».
Цзян Жунцяо (1891—1974)
Тан Хао (1897—1959) по прозвищу Фаньшэн, по прозванию Лихуа, родом из уезда У провинции Цзянсу. В молодости усердно занимался самообразованием, а в перерывах любил заниматься боевым искусством. Когда приехал на заработки в Шанхай, то у Лю Чжэньнаня из Дэчжоу провинции Шаньдун изучил люхэцюань. Позднее стал директором шанхайской начальной школы Шангун, преподавал там изученное ушу делая особый упор при тренировках на цзибэньгун и акробатику. В 1927 году был арестован «по подозрению в коммунизме», но благодаря заступничеству Чжу Гофу выпущен, позднее отправился в Японию изучать право и управление, параллельно изучал дзюдо и кэндо. После возвращения на родину по приглашению Чжан Чжицзяна стал начальником редакционно-издательского отдела Центрального института гошу. В 1936 году гоминьдановской полицией были арестованы семь лидеров Всекитайской ассоциации национального спасения — Шэнь Цзюньжу, Ши Лян и другие. Обвинение в «угрозе национальным интересам» было предъявлено в том числе Тао Синчжи и Гу Люсиню. Тан Хао не испугался насилия и стал защитником Гу Люсиня. В 1941 году шанхайские адвокаты были неожиданно задержаны марионеточной полицией, и после ареста японским жандармским управлением были избиты плетьми. После этого ему пришлось оставить Шанхай, и он работал адвокатом в провинции Аньхой. После Освобождения Тан Хао вернулся в Шанхай, стал членом Исполнительного и законодательного комитета Восточного Китая, в 1955 году стал консультантом Госкомспорта, специализировался на исследовании истории китайского ушу и китайской физической культуры, издал восемь выпусков «Материалов по истории физической культуры в Китае». Из-за тяжелых условий жизни в 1959 году заболел и спончался в Пекине.
Тан Хао является основателем современного научного изучения истории китайского ушу. Еще в 1920-х годах во время работы в Центральном институте гошу он начал писать статьи, всеми силами внедряя в ушу «научность». В 1930-х Тан Хао начал усердно изучать историю ушу, издал такие работы как «Тайцзицюань и нэйцзяцюань», «Исследования по Шаолинь и Удан», «Нэйцзяцюань», «Кулачный канон Ци Цзигуана», «Исследование литературы по китайским боевым искусствам». Благодаря систематическому исследованию истории ушу Тан Хао не только развеял ряд мифов, с давних времен затемнявших ситуацию, но и поднял новые вопросы. После Освобождения Тан Хао изучил марксизм, исторический материализм и диалектический материализм, и с помощью имеющихся в них методов достиг новых успехов. До сих пор достижения, достигнутые Тан Хао в изучении истории ушу и истории физической культуры в Китае считаются высочайшими.
Сюй Чжэнь (1898—1967) по прозванию Чжэдун. Родом из Чанчжоу провинции Цзянсу. Занимался проблемами образования, любил боевые искусства. Был профессором Гуанхуаского университета, Центрального университета, Специализированного института образования, Уханьского университета, директором Чанчжоуской средней школы. Сюй Чжэнь стремился узнать ушу как можно больше. В 1919 году у Юй Чжэньшэна и Ма Цзиньбяо изучил чацюань и таньтуй, в 1922 году у Чжоу Сюфэна изучил тайцзицюань и синъицюань, позднее изучал тайцзицюань у Ян Шаохоу, Хао Юэжу, Ли Ясюаня, у Ду Синьу изучал техники цзыжаньмэнь, у Тянь Цзолиня изучил тунбицюань. Сюй Чжэнь проводил исследование истории ушу. Он является автором работ «Немного о национальной технике», «Подлинные записи исследования тайцзицюань», «Совместное изложение споров о ложном и критики законов в трактатах по тайцзицюань».

знаменитые киноактёры

Брюс Ли
Джеки Чан
Джет Ли

знаменитые популяризаторы ушу в бывшем Союзе

Станислав Леонидович Березнюк
Май Михайлович Богачихин
Алексей Александрович Маслов

Новые школы кэмпо, причисляющие себя к ушу.

В 80-е и 90-е годы XX века, в последние годы существования СССР, появился ряд новых школ, официально относивших себя к ушу, хотя ряд мастеров традиционных школ называли (и называют) их самозванцами.
Герман Попов — школа Чой, известна также как Чой-кен-до
изначально самозванно называла себя Чой-Ли-Фо (Ца-Ли-Фо)
описывает себя как стиль змеи, иногда с уточнением, что это стиль удава, иногда как стиль змеи и журавля
Юрий Сенчуков — школа Да-цзе-шу
в настоящее время школа переименована в Контэн. Стиль Контэн, по утверждению его автора, возник на основе хапкидо.
Александр Николаевич Медведев — школа, традиционный раздел которой называется Шоу-дао (и относит себя к ушу), а современный Унибос (и относится к армейскому рукопашному бою). Различие между разделами заключается не только в названии и атрибутике (форма одежды, названия приёмов, ит.п.), но и в наборе изучаемого оружия (то есть в «традиционом» разделе изучается меч, а в современном автомат со штыком). Тем не менее назвать Шоу Дао «китайским ушу» достаточно сложно. Скорее, это действительно клановое направление, разивающееся по своему сценарию, как например, И-ли-Цюань. В настоящее время классифицировать Шоу Дао невозможно ни как новодел, ни как традиционное направление.

Источник: википедия


Прикрепления: 4705153.jpg(53Kb) · 9138957.jpg(60Kb)






ASSASSIN
LéonДата: Понедельник, 27.12.2010, 16:49 | Сообщение # 2
Лейтенант
Группа: Корсар
Сообщений: 317
Награды: 31
Репутация: 70
Статус: В открытом море
Тайцзицюань (Кулак Великого предела) у меня обучающая нижка такая дома валяется сейчас это один из видов китайской гимнастики

..'Ухты мы вышли из Бухты'..

ААагрррр...Howe! Hissa!
Plaudite, amici, finita est comoedia
dimgreenДата: Вторник, 28.12.2010, 15:05 | Сообщение # 3
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1039
Награды: 68
Репутация: 162
Статус: В открытом море
thumbs1 Всегда уважал Китайские искусства.


За Францию и Россию!!!!
PustotaparadoxДата: Пятница, 31.12.2010, 07:16 | Сообщение # 4
Боцман
Группа: Корсар
Сообщений: 245
Награды: 23
Репутация: 44
Статус: В открытом море
Раньше занимался Кёкушинкай, не то...
Уже 13 лет как серьёзно занимаюсь цигун!
МЕГА Мощная вещь!
Забыл про все болезни и полностью забыл дорогу в больницу. -give_rose-


Жизнь без нравственного усилия это сон...
NikolaiGusakДата: Суббота, 01.01.2011, 12:25 | Сообщение # 5
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 634
Награды: 52
Репутация: 92
Статус: В открытом море
Занимаюсь Джиу-Джитцу (Восточное единоборство основанное на ломании и вывихах костей противнику) результат на лицо: с 6 класса не одной тырилки. Аж жаль что никто со мной потырится не хочет) Только в спарингах можно оторваться... Да и то у нас не полный контакт((

Сообщение отредактировал NikolaiGusak - Суббота, 01.01.2011, 12:26
ЕрнатДата: Среда, 20.07.2011, 18:22 | Сообщение # 6
Матрос
Группа: Пират
Сообщений: 27
Награды: 1
Репутация: 0
Статус: В открытом море
Занимаюсь и изучаю Таэквондо(очень мощная ударная техника). А из кунг-фу мне нравится Вин-Чун. Этим стилем занимался знаменитый Брюс Ли. Использую в бою его философию Джит Кун До.

К черту обстоятельства! Я создаю возможности! (c) Брюс Ли
1corsarДата: Понедельник, 01.08.2011, 09:15 | Сообщение # 7
Группа: Удаленные





Я на таэквондо ходил.у таэквондистов удар самый сильный.
ЭлизабетДата: Суббота, 28.04.2012, 11:40 | Сообщение # 8
Контр-адмирал
Группа: Капитан
Сообщений: 4804
Награды: 227
Репутация: 874
Статус: В открытом море
Я очень люблю холодное оружие,особенно японские мечи.больше всего мне нравятся вакидзаси и катаны. В 15 лет я занималась тайдзицюань,причем у меня был очень хороший мастер,он долго лет жил и учился этому в китае,у очень известного китайца,он, к сожалению,уже умер,но передал все свои знания ученику,который тренировал нас. Я узнала о нем,через знакомых,т.к. Он не давал открытых уроков и всего у него было до двадцати учеников.

https://www.youtube.com/watch?v=H3evCDEXp4I Unstoppable
Break down, only alone I will cry on out
You'll never see what's hiding out
Hiding out deep down, yeah
SVAROGДата: Вторник, 06.01.2015, 07:25 | Сообщение # 9
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
В 80-х гг. прошлого века благодаря государственной политике реформ и открытости монастырь Шаолинь и шаолиньское кунфу обрели новую жизнь. А после выхода фильма «Монастырь Шаолинь» эта школа кунфу стала символом китайской культуры и «инструментом» укрепления диалога культур. Замначальника исследовательского центра культуры анклава Суншань господин Чан Сунму отметил, что китайских представителей за рубежом, приезжающих на торгово-экономические мероприятия, нередко сопровождает группа монахов-шаолиньцев. Они устраивают показательные выступления, вызывающие всеобщий восторг.

В настоящее время в городке Дэнфэн, на территории которого находится Шаолинь, открыто множество школ ушу. Люди приезжают сюда с мечтой постичь тайны шаолиньского кунфу. Это способствует развитию индустрии китайских боевых искусств.

В 1982 году после выхода фильма «Монастырь Шаолинь» шаолиньское ушу прославилось на весь мир. В Дэнфэн съехались любители кунфу со всего Китая. В коридорах и на лестницах Дэнфэнского центра ушу яблоку негде было упасть, многие люди спали прямо на полу. Многие приезжали, чтобы стать учениками преемника традиций шаолиньского ушу в 7-м поколении – мастера Лю Баошаня. Было известно, что в свободное время мастер Лю бесплатно обучал ушу. В 1983 г. к Лю Баошаню приехали сотни любителей ушу.

Мастер Лю постепенно находил лучших учеников. А затем недалеко от монастыря он основал свою школу ушу «Тагоу». По мере роста популярности шаолиньского кунфу процветала и школа «Тагоу». В самом начале здесь преподавали только ушу, а сейчас в программу обучения включены и обычные школьные дисциплины. Кроме ушу, ученики знакомятся с основами базового комплекса кунфу, ушу-саньда (техника свободных ударов), занимаются боксом, тэквондо и т. д.



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
SVAROGДата: Среда, 19.08.2015, 16:08 | Сообщение # 10
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Оккультно-мистические практики в современном Китае не исчезли, но лишь приобрели новые формы и новый «лексикон», которым они рассказывают о себе. Если раньше людям обещали бессмертие или жизнь, которая продлится сотни лет, то сегодня чаще всего идет речь об обещаниях крепкого здоровья, могучей мужской потенции и «белизны» женской кожи (отбеливание кожи «под иностранцев» — современный канон красоты). Сегодня древние магические приемы в снятом, несколько завуалированном виде используются практически повсеместно. Одной из форм проявления древнего магического искусства в современной жизни является широко известная во всем мире китайская традиционная медицина. Под термином и, сегодня означающим «медицину», первоначально подразумевались либо особая категория медиумов, врачующих посредством собственного тела, либо жесты и приемы, которые они при этом выполняли. В принципе, даже сегодня суть магического врачевания, которое и подразумевается под «традиционной китайской медициной», особо не изменилась — в деревнях по-прежнему, приступая к излечению больного, прежде всего оценивают соотношение в его организме энергий инь-ян, состояние «внешних и внутренних духов», и «прогоняют болезни» при помощи трав и т. д.


Таким же отголоском, причем вполне «живым», древней магической культуры является ушу, обычно переводимое как «боевое искусство», хотя, в сущности, оно представляет собой сложнейший комплекс психо-физического воспитания человека. Традиционные методы ушу, в отличие от современного спорта и гимнастики ушу, непосредственно связаны с раскрытием духовных сил человека, его внутренним очищением и воспитанием. А методики, используемые для этого, во многом повторяют магические приемы древних даосов и магов, например дыхательно-медитативная практика (цигун или нэйгун), многократное выполнение комплексов-таолу, некоторые из которых имеют исключительно ритуальный характер. Более того, существуют стили ушу, которые вообще никогда не предназначались для боевого использования и были порождены исключительно народной магической культурой. Они базируются на имитации движений животных, которая в свою очередь связана с широко известными ритуалами мистического перевоплощения в животных. Другие стили, особенно на юге Китая, где особенно сильна была магическая культура, непосредственно родились из ритуальных танцев, выполняемых под музыку и удары в гонги и барабаны, вводящих человека в психосоматический транс. Поразительно, но сегодня многие из этих стилей ушу, особенно на Западе, считаются «прикладными» и боевыми, и мало кто знает об их реальной магической истории.


Сложность понимания ушу заключается именно в его современном состоянии — на первый взгляд, оно стало достоянием широкой публики, превратилось в зрелищный вид спорта. В сущности, ушу повторило путь многих других некогда магических систем духовной практики, например магического врачевания, ставшего широко известной «китайской традиционной медициной», или геомантики фэншуй, даосской диетологии — все они так или иначе превратились в предмет коммерции и с этого момента целиком утратили свое действительно мистическое содержание.


Ушу как способ психофизического воспитания, включающий множество компонентов — от физической тренировки до диетологии, возник относительно поздно, не раньше ХV-XVI вв. Сами же компоненты существовали задолго до этого периода, и потому в общем можно согласиться с тезисом о древности происхождения ушу. По сути, в истории существовало
315

несколько форм ушу (сам термин возник в III в.), которые затем слились воедино. Долгое время основное направление ушу существовало исключительно как система армейской подготовки, включая способы боя с длинным и коротким оружием, рукопашный бой, вольтижировку, даже построение боевых порядков. Параллельно развивалась некая игровая или потешная система, включавшая в себя элементы боевой практики, которая демонстрировалась при императорском дворе или на народных праздниках. Причем такие развлекательные народные представления получили колоссальное распространение в эпохи Тан-Сун в виде так называемых «представлений под навесом» (канпэн). Это было сродни цирковому развлечению: бойцы не столько вступали в поединки перед публикой, сколько, например, демонстрировали способность очень быстро вращать алебарду, весящую пару десятков килограммов, или выполняли групповые комплексы с длинными шестами.


Однако настоящий перелом в ушу происходит в ХVI-ХVП вв. — когда боевые и игровые методы сливаются с ритуальными оккультно-магическими комплексами. Это и становится зарождением ушу как системы физического и духовного — духовного в традиционном китайском смысле — воспитания последователей. Тем не менее до сих пор сохранилось очень много стилей ушу, носящих чисто развлекательный или оздоровительный характер, и хотя им традиционно приписывается эффективность в бою, в действительности это не более чем дань народной традиции. На юге Китая, в провинциях Гуандун, Фуцзянь и в Гонконге, комплексы упражнений таких стилей совершаются под удары в гонги и барабаны, ритмично, с четкими остановками и резкими ускорениями. Примечательно, что именно из этих южных стилей ушу родилось японское каратэ.


Ушу, известное нам сегодня, — это далекий, но тем не менее явственный отголосок тех мистерий и культов, которые пришли из глубокой древности. Это прекрасный пример того, как мистическая традиция и закрытые методы духовной практики могут скрываться под внешней оболочкой физической культуры, боя, а сегодня даже и спорта.


Подавляющему большинству людей порой сложно понять, что существуют по сути два ушу, которые между собой практически никак не связаны. Одно было создано самой китайской традицией в ХVП-ХVIII вв. на основе магически-оккультных методик установления связи с запредельным миром, энергетической подпитки и воспитания человека-воина. Но не воина как некоей агрессивной личности, а уникального существа, способного без злобы и агрессии блестящим образом противостоять этому миру. Это путь безукоризненного мастерства. Он требует очень больших усилий, вдумчивости и немалой внутренней интеллигентности.
316

Другое ушу, как ни странно, тоже было создано китайской традицией. Это путь внешний, показной, довольно простой и не требующий внутренних усилий. Этот тип ушу (а на самом деле речь идет не только об ушу, но и о многих явлениях китайской традиции, в том числе медицины, диетологии, живописи и т. д.) создан в основном для того, чтобы сохранить в нетронутом виде истинные ценности, мистическое знание, удовлетворив людей недалеких, невдумчивых и амбициозных. Не случайно все, абсолютно все, что написано про ушу в Китае, есть легенда, миф, таолу намеренно искажаются, в описании упражнений цигун меняется порядок движений, в описании речитативов — порядок иероглифов. Так работает механизм сокрытия мистического знания в ушу. Причем он не управляется кем-то конкретно, но исторически выработан самой культурой.


Такая двойственность ушу — прекрасная лакмусовая бумажка. Чем дальше следует продвигаться вперед, тем остается меньше людей, способных выдержать такое внутреннее напряжение. Они отпадают, спотыкаются о ложные цели или свои амбиции. Не случайно в китайских учениях, в том числе и в ушу, последователи называются «идущими по Пути» или «вступившими на Путь» (жу дао). А теперь задумаемся, сколько вокруг нас людей, о которых можно сказать — «идущие по Пути»? Вот они-то и есть воистину «занимающиеся искусством» (лянь гун), как говорят об истинных последователях ушу.


Точкой концентрации всех векторов в ушу, равно как и во всех других духовных практиках Китая, является фигура учителя или наставника, который по своему статусу является продолжателем традиции магов, хотя «выглядит» значительно более современным. Вообще понятие наставника в мистической традиции Китая порой разрастается до фантасмагорических масштабов: реальным людям могут приписываться подвиги древних мастеров, необычайные возможности, и по своему облику в таких рассказах эти люди оказываются очень близки к бессмертным-сяням.


Приведем лишь один пример. В буддизме наставников принято именовать фаши — дословно «наставники дхармы», то есть буддийского учения. Однако точно так же на юге и в центральных регионах Китая именуют людей, признанных местным сообществом в качестве наставников, причем не обязательно буддийских. Они, например, могут давать наставления в медицине, ушу, гадании, живописи.


Сегодня практически все известные мастера ушу, которые получили буддийское посвящение, но не обязательно были монахами либо покинули монастырь, также именуются фаши, причем такое звание дает им местное сообщество, а не они сами. Если внимательно посмотреть, какие в действительности функции они выполняют, окажется, что фаши не обучают людей непосредственно (это за них делают их ученики), но, выполняя определенные упражнения, медитации, или, наоборот, практически мгновенно
317

они способны входить в необычное состояние, в котором начинают говорить или показывать вещи, не характерные для их уровня знания. В этом состоянии они могут врачевать людей на расстоянии. В частности, мне приходилось видеть в провинции Хэнань следующий способ врачевания: фаши садился на стул в паре метров от больного, прикрывал глаза и начинал медленно раскачиваться, затем делал небольшой толчок рукой в воздухе или какое-то смахивающее движение перед собой. На этом лечение заканчивалось, вредоносные духи были изгнаны. Примечательно, что такое лечение нередко оказывалось очень эффективным. В той же провинции Хэнань практически все известные мастера ушу именуются фаши. Поначалу может сложиться впечатление, что это происходит из-за того, что многие из них связаны с буддийской практикой, например, обучались в монастыре Шаолиньсы или у его последователей. Однако термин фаши распространяется прежде всего на тех, кто способен либо «передать истину», то есть быть посредником в передаче духовного знания от верхних духов к ученикам, либо на тех, кто способен входить в состояние транса в момент выполнения комплексов таолу.


По сути, фаши — это воспроизведение древнейшего искусства медиумов. Сам термин фаши встречается еще в древнейших текстах периода Чжоу. Знаменитый востоковед де Гроот наблюдал практику фаши на юге Китая в начале XX в. и пришел к выводу, что так называли неких людей, «захваченных духами». На Тайване фаши выполняет функцию «мастера ритуалов» во время храмовых церемоний, призывая духов спуститься на землю и войти в конкретных людей. В этот момент люди могут задать духам любые вопросы, причем большинство из них интересуют самые бытовые проблемы, например, у духов нередко спрашивают номера лотереи, которые могут выпасть при следующем розыгрыше.


Путешествуя по многим районам Китая, бывая в самых отдаленных уголках и горных районах, я с интересом наблюдал за теми людьми, которых местные жители называют «наставниками» (шифу). Поведение их может показаться странным и далеким от норм того, что обычно принято называть наставничеством или мастерством. Прежде всего, большинство из них не отличается какими-то сверхъестественными или необычайными способностями, например, мастера ушу отнюдь не являются самыми лучшими бойцами, не обладают угрожающим видом. В основном это пожилые люди скромного, а нередко вообще неприметного вида, их лица выражают смущение и даже растерянность, когда их вдруг начинают именовать мастерами.



Думается, путаница происходит из-за абсолютного несовпадения понятия мастерства на Западе и в Китае. Для западной традиции мастер — это могучий и самый лучший боец, строгий и жесткий ментор. В Китае же наставник выполняет совсем иную миссию — он опосредует связь своих учеников с Небом, с духами мастеров предыдущих поколений. И поэтому самое важное — все время находиться рядом с мастером.
319

Мир ушу знает множество мифов и рассказов о подвигах мастеров, причем именно с этих рассказов начинается обучение в любой традиционной школе ушу. Например, шаолиньская традиция ведет свое начало от индийского монаха-миссионера Бодхидхармы, который девять лет провел в медитативном созерцании, сидя лицом к стене в одной из пещер гор Суншань. Как рассказывают все более или менее известные хроники монастыря Шаолиньсы, именно он стал основателем чань-буддийского учения и боевого искусства шаолиньских монахов. Однако эти предания в их окончательном виде сформировались не раньше XVII в., то есть через более чем тысячу лет после того, как приходил в Китай легендарный Бодхидхарма. Современные же исследования показали, что прямого отношения к ушу Бодхидхарма не имел, к тому же Шаолиньсы никогда не был центром ушу. Это не является секретом и для современных шаолиньских наставников, которые тем не менее регулярно приписывают Бодхидхарме и другим подобным героям древности создание многих боевых и медитативных комплексов, авторство «тайных трактатов». Зачем же эти истории передаются от поколения к поколению?


Думается, это объясняется не какой-то «мистифицированностью» сознания, но использованием древнейшей медитативной техники. Рассказывая о мастерах, пересказывая реальные или, чаще всего, выдуманные истории из их жизни, называя их по имени, ныне живущее поколение последователей тем самым как бы призывает духов древних бойцов на себя. Вспомним, что при исполнении ритуала похорон или поминовения китаец должен многократно называть усопшего по имени, дабы тот не заблудился в мире духов, не превратился в «сиротливую душу», не обратился во вредоносного гуя, а продолжал помогать своим потомкам. Точно так же школы ушу, построенные по принципу семьи, где все считаются братьями-сестрами, отцами-детьми, поминают своих «родственников», устанавливая связь с их духами. Известно много историй о том, как последователи учились во сне, когда к ним приходил наставник, умерший сотни лет назад, и показывал секреты ушу. Мне неоднократно приходилось видеть, как ученики, прикрыв глаза и войдя в медиативный транс, начинали выполнять мощные, жесткие движения, которых до этого никогда не учили, а придя в себя, рассказывали, что им явился некий наставник и стал помогать им.


Вообще образ наставника в духовной традиции Китая сведен к некоему абстрактному мифообразу, абсолютному Учителю, связанному с древними секретами и самой энергетикой древних мудрецов. Будучи передатчиком этой традиции, он отсутствует как индивидуальная личность и являет собой не более чем одно из звеньев в цепи «преемствования духа древних». В этом он также
320


схож с древним магом, ибо в тонком мире для человека не может быть никакой окончательной самоидентификации, у него нет окончательного лика, поскольку его физическое тело является лишь временной оболочкой, тогда как его существование выходит за рамки земной жизни. Такое представление о том, что все внешнее — тленно и временно, а все внутреннее — истинно и вечно, проявилось, в частности, в существовании дихотомии «внешнее-внутренее» (нэй-вай) во всех областях искусства, в интеллектуальных поисках самосовершенствования и политического управления. Причем отнесение ко «внешнему» или «внутреннему» того или иного явления зависит исключительно от позиции самого классифицирующего. Например, все последователи ушу относят свою школу ко «внутреннему» направлению и в то же время всех остальных считают «внешними» или идущими «внешним путем» (вай дао).


Соотнесение со внешним или внутренним никоим образом не связано с техническим мастерством бойца ушу, искусностью живописца или точностью предсказаний гадателя. Существует лишь один критерий — приобщенность к традиции конкретной школы, передача духовного, а не технического компонента традиции. Причем под «духовной передачей» подразумевается способность последователя адекватно воспроизводить то состояние сознания, которое было присуще его наставникам и которое в свою очередь и является «передачей истины» (чжэньчуань). И сегодня, например, наставник, который преподает при Шаолиньском монастыре ушу, но при этом не является воспитанником Шаолиньсы или самой шаолиньской школы, именуется вай ди — «внешний ученик». Традиционными наставниками он отвергается как «плывущий в другом потоке».


Тот, кто находится рядом с наставником, когда он пребывает в состоянии озарения или одержимости духами древних, и есть человек, перенимающий от учителя истинную благодать. Не техническое мастерство, не какие-то секреты передаются последователю, а ощущение, принесенное из потустороннего мира. Это и есть то, что именуется чжэньчуань — «передача истины» (одно из самых расхожих понятий в китайской мистической культуре). Рядом с мастером могут находиться сотни учеников, но лишь нескольким из них посчастливится уловить это ощущение и пережить мистическое откровение. Они и будут называться «воспринявшими истину». Все же остальные получат «ложную традицию» {цзя чуань), хотя проходили точно такое же обучение, как и «истинные ученики», с той лишь разницей, что в силу многих причин они оказались неспособны пережить экстатический транс и мистическое откровение.


В самом понятии «передача истины» или «истинная традиция» нет и оттенка философского созерцания или вопроса «что есть истина?». Истина в данном случае — та благодать, которая ощутимым образом исходит от наставника и рядом с которой надо пребывать. Именно поэтому учитель «учит молчанием», передавая знания одним своим присутствием.
321

В реальной жизни это обучение выглядит чаще всего как обычная жизнь рядом со своим наставником в течение многих лет. Ученик вместе с ним странствует по разным местам, принимает пищу, нередко живет в его доме. Преданность и внутренняя благодарность наставнику — важнейшая часть этой традиции, поскольку в противном случае обрывается связь со всеми поколениями предыдущих мастеров и ученик оказывается вне традиции, «вне передачи» и по сути перестает быть учеником.


Имена учеников, которым была «передана истина», обычно заносятся в особые генеалогические книги (цзя пу), существующие у каждой школы ушу, гадателей, каллиграфов, художников. В них подробно указывается, как осуществлялась передача благодати от учителя к ученику, причем такие книги с абсолютной точностью скопированы с обычных семейных хроник. Небольшое количество учеников, занесенных в цзя пу (обычно их два-три), говорит в действительности не о том, сколько человек обучалось у наставника, а о том, сколько испытало соприкосновение с миром духов и способно передавать этот импульс дальше.


В этом смысле становится более понятным известный китайский постулат о необходимости передавать учение «от сердца к сердцу» (и синь чуанъ синь). «Сердце» (также «душа» — синь) в китайской традиции означает совокупность духовно-психических свойств человека и в этом плане логически противостоит «телу» (ти), и таким образом, любое учение есть передача личных свойств и переживаний просветленного учителя. Именно поэтому не существует каких-то секретов, которые можно было бы «подсмотреть», украсть или выдать, — все обучение сведено к особой роли личности наставника, его личного магнетизма, и далеко не всегда его технических знаний.


Смысл жизни такого наставника — в сохранении этого духовного импульса, этой истины, которую нельзя растерять в бренном мире. И ради этого можно пожертвовать карьерой, удалиться на старости лет в уединенную деревню или в горный скит. История донесла до нас слова Шэнь Чоу (1427-1509), одного из четырех великих наставников династии Мин. За год до своей смерти он собственноручно сделал каллиграфическую надпись на своем портрете, написанном одним из художников.


Прямо над своей головой на картине он размашисто начертал: «Некоторые считали, что глаза мои слишком малы. Другие же утверждали, что челюсти мои слишком узки. Я не знаю, да и откуда же мне знать, чего мне не достает? Да и в чем смысл сравнения глаз и лиц? Волнения мои лишь о том, как не утратить истинность. Ко всему же остальному был я столь беспечен все эти восемьдесят лет, и остаюсь им сейчас, когда смерть стоит лишь в шаге от меня». И подписался — «Старик с каменистых полей».

322


* * *

То, что нередко представляется нам крайне загадочным, потаенным в китайской культуре, оказывается, наоборот, вторичным относительно действительно мистической культуры. То, что мы видим, можем прочитать или услышать, принадлежит уже к традиции редуцированной, более того — нередко крайне рационалистической. Продуктами многоэтапной рационализации мистического можно считать целый ряд явлений культуры, в том числе философию, живопись и поэзию, китайскую медицину, комплекс боевых искусств ушу, даже фанатичное следование формам приготовления пищи и заварки чая.


Парадокс заключается в том, что для Китая эта эзотерическая традиция не была традицией тайной, недоступной, хотя она и могла быть сокрытой от других людей. Но скрывалась не техника, не приемы и не методики, которые можно либо выучить, либо, как делают многие современные китайцы и европейцы, внешне сымитировать, подражая, скажем, китайскому ушу, а на самом деле занимаясь обычной гимнастикой или спортом. Недоступность истинной традиции обеспечивалась уже самим состоянием, в котором должен находиться человек, дабы вступить в контакт с миром духов, обрести трансцендентацию сознания, покинуть пределы своего физического тела. Ряд методик, например способы медитации, «внутреннего искусства» или ушу, могли подвести человека к определенной черте, способствовать его прорыву в область изначального опыта, но однако все это базировалось на определенной природной предрасположенности человека к трансу. Становится ясно, почему некоторым методикам, которыми технически можно овладеть за несколько месяцев, последователей обучали десятилетиями — у них стремились развить способность к трансцендентации сознания. Например, многие методики так называемых «внутренних стилей» ушу могут быть разучены за весьма короткий срок, порой измеряемый неделями, а техникой всего стиля можно овладеть за пару лет. Тем не менее последователей обучают десятилетиями, раскачивая и разрабатывая их сознание, выводя его за пределы привычных конвенций, вербального опыта.


Нередко для непосвященного наблюдателя китайская культура представляется углубленно-философичной и утонченно-самоуглубленной. Она же, наоборот, нервно-яркая, невротизированная, как невротизирован любой магический ритуал, напрямую обращающийся к сознанию человека. И она не может быть воспроизведена вне самого Китая. Маслов А.А. Китай: колокольца в пыли. Странствия мага и интеллектуала. -

М.: Алетейя,

Прикрепления: 9205237.jpg(73Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Жизнь на суше » Общение » Спорт » Ушу
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!