Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Жизнь на суше » Общение » История » Четвёртый крестовый поход.
Четвёртый крестовый поход.
dimgreenДата: Вторник, 03.05.2011, 12:46 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 1039
Награды: 68
Репутация: 162
Статус: В открытом море

В объявленный папой Иннокентием III Четвертый Крестовый поход отправились преимущественно французы и венецианцы. Перипетии этого похода изложены в книге французского военачальника и историка Жоффруа Виллардуэна «Завоевание Константинополя» — первой пространной хронике во французской литературе.

Краткое описание

По первоначальной договоренности венецианцы обязались доставить французских крестоносцев по морю к берегам Святой земли и обеспечить их оружием и провиантом. Из ожидавшихся 30 тыс. французских воинов в Венецию прибыло только 12 тыс., которые в силу своей малочисленности не могли оплатить зафрахтованные корабли и снаряжение. Тогда венецианцы предложили французам, чтобы в качестве платы те оказали им помощь в нападении на подвластный венгерскому королю портовый город Задар в Далмации, который был главным соперником Венеции на Адриатике. Первоначальный план — использовать Египет в качестве плацдарма для нападения на Палестину — был на время отложен. Узнав о планах венецианцев, папа запретил поход, однако экспедиция состоялась и стоила ее участникам отлучения от церкви. В ноябре 1202 объединенная армия венецианцев и французов обрушилась на Задар и основательно его разграбила.

После этого венецианцы предложили французам ещё раз отклониться от маршрута и повернуть против Константинополя, с тем чтобы восстановить на троне свергнутого византийского императора Исаака II Ангела. Смещённый с престола в результате заговоров и интриг, в которых Византия к тому времени уже основательно погрязла, он давно уже обивал пороги европейских властителей, пытаясь склонить их к походу на Константинополь, и раздавал обещания о щедром вознаграждении. Поверили посулам и крестоносцы, думая, что смогут рассчитывать, что в благодарность император даст им денег, людей и снаряжение для экспедиции в Египет. Не обращая внимания на запрет папы, крестоносцы прибыли к стенам Константинополя, взяли город и вернули Исааку трон. Однако вопрос о выплате обещанного вознаграждения повис в воздухе — восстановленный император «передумал», а после того, как в Константинополе произошло восстание и императора с сыном сместили, надежды на компенсацию и вовсе растаяли. Тогда крестоносцы обиделись. По свидетельствам участников похода, маркграф Бонифаций, стоя под стенами города, передал императору послание следующего содержания: «мы тебя из дерьма достали, в дерьме же и утопим». Крестоносцы захватили Константинополь во второй раз, и теперь уже грабили его в течение трех дней начиная с 13 апреля 1204. Уничтожались величайшие культурные ценности, было расхищено множество христианских реликвий. На месте Византийской была создана Латинская империя, на трон которой был посажен граф Балдуин IX Фландрский.

Просуществовавшая до 1261 г. империя из всех византийских земель включала лишь Фракию и Грецию, где французские рыцари получили в награду феодальные уделы. Венецианцы же владели константинопольской гаванью с правом взимать пошлины и добились торговой монополии в пределах Латинской империи и на островах Эгейского моря. Тем самым они выиграли от Крестового похода больше всех, но до Святой земли его участники так и не добрались. Папа пытался извлечь из сложившейся ситуации собственные выгоды — он снял с крестоносцев отлучение от церкви и принял империю под свое покровительство, надеясь укрепить союз греческой и католической церквей, но союз этот оказался непрочным, а существование Латинской империи способствовало углублению раскола.

Подготовка к походу

В 1198 году римским папой стал Иннокентий III. Новый Папа планировал воодушевить рыцарей на новый поход в Святую землю. К этому времени крестоносцы уже делали несколько неудачных попыток отвоевать Иерусалим. Иннокентий III хотел стать во главе Крестового похода и тем самым восстановить авторитет Рима, который был подорван Германией. Разослав легатов во все католические страны с требованием отдать сороковую часть имущества на новый поход, Папа начал сбор средств (в том же 1198).

Иннокентий III в своем послании о крестовом походе обещал всем рыцарям, которые будут участвовать в войне за Святую землю, освобождение от налоговой повинности, списание всех долгов, сохранность и неприкосновенность имущества. Это послание привлекло огромное количество бедняков и должников, которые планировали поправить свое положение за счет похода.

Однако крупное рыцарство и короли не спешили участвовать в походе, так как многие были заняты локальными войнами. Для агитации Крестового похода на рыцарские турниры и собрания церковь посылала священников, которые убеждали воинов помочь освободить Святую землю. Самым известным таким проповедником был Фулько Нёльи, который привлек к походу 200 000 воинов и собрал огромные денежные средства.

Осада Задара (Зары)

Предводители войска крестоносцев, собравшихся к лету 1200 г. во Франции, обратились к Венеции, располагавшей наилучшим военным и транспортным флотом, с просьбой перевезти их армию в Египет. В 1201 г. дож Венеции Энрико Дандоло подписал с послами крестоносцев договор, по которому Венеция присоединялась к участию в крестовом походе, и обязывалась перевезти 4500 рыцарей, 9000 оруженосцев и 20000 пехотинцев при условии уплаты 85 тыс. марок серебром. В июне 1202 г. корабли уже были готовы, но лишь треть «пилигримов» прибыла в Венецию. Другие отправились через Фландрию, Марсель, Апулию или задерживались в пути. Вожди похода, даже продав свои драгоценности и отдав наличные средства, смогли собрать лишь часть суммы, которую необходимо было внести целиком. Блокированные на острове Лидо, воины Христовы нуждались во всем необходимом и начали роптать, поход был под угрозой срыва. Тогда дож предложил предводителю похода монферратскому маркизу Бонифацию отсрочку при условии, что воины помогут Венеции овладеть далматинским портом Задаром (во времена IV крестового похода Задар был крупным горо­дом-портом и торговым центром на восточном побережье Адриа­тики, соперником Венеции), незадолго перед тем передавшимся под власть венгерского короля, тоже, кстати, взявшего крест. Несмотря на запрет папы поднимать оружие против христиан и на протест части знатных и рядовых «пилигримов», покинувших затем лагерь и вернувшихся на родину, князья уступили требованию Венеции и после ожесточенной двухнедельной осады, 24 ноября 1202 г. Задар был взят штурмом и разграблен. К этому времени было уже слишком поздно предпринимать заморскую переправу, и экспедиция перезимовала в Задаре . Через три дня между франками и венецианцами разразилась настоящая война, повлекшая за собой много жертв. Лидерам похода с огромным трудом удалось прекратить этот конфликт. Папа Иннокентий III отлучил всех участников разграбления христианского Задара от Церкви, но вскоре по политическим мотивам сменил гнев на милость, фор­мально оставив в силе отлучение венецианцев — инициаторов ве­роломного захвата, и разрешив крестоносцам в дальнейшем пользоваться венецианским флотом для отправки своих отрядов на завоевание Константинополя.

Взятие Константинополя

Организаторы Четвертого крестового похода, которых объединял и вдохновлял папа Иннокентий III, вначале приложили немало усилий, чтобы укрепить религиозный пыл крестоносцев, напомнить им об их исторической миссии освобождения Святой земли. Иннокентий III направил послание византийскому императору, побуждая его к участию в походе и одновременно напоминая о необходимости восстановления церковной унии, что практически означало прекращение самостоятельного существования греческой церкви. Очевидно, что этот вопрос был главным для Иннокентия III, который вряд ли мог рассчитывать на участие византийского войска в крестовом походе, затеваемом римско-католической церковью. Император отверг предложения папы, отношения между ними стали крайне напряженными.

Неприязнь папы к Византии в немалой степени предопределила превращение византийской столицы в цель похода крестоносного воинства. Во многом это также было следствием откровенно корыстных намерений предводителей крестоносцев, которые в погоне за добычей направились осенью 1202 г. к принадлежавшему в то время Венгрии крупному торговому городу на восточном побережье Адриатического моря — Задару. Захватив и разорив его, крестоносцы, в частности, уплатили таким образом часть долга венецианцам, заинтересованным в установлении своего господства в этом важном районе. Завоевание и разгром большого христианского города как бы стали подготовкой к дальнейшему изменению целей крестового похода. Поскольку не только папа римский, но и французские и немецкие феодалы в это время тайно вынашивали план направить крестоносцев против Византии. Задар стал своеобразной репетицией похода на Константинополь. Постепенно возникло и идеологическое обоснование такого похода. В среде руководителей крестоносцев все настойчивее велись разговоры о том, что их неудачи объясняются действиями Византии. Византийцев обвиняли в том, что они не только не помогают воинам креста, но даже проводят враждебную политику по отношению к государствам крестоносцев, заключая направленные против них союзы с правителями турок-сельджуков Малой Азии. Эти настроения подогревались венецианскими купцами, ибо Венеция была торговой соперницей Византии. Ко всему этому добавлялись воспоминания о резне латинян в Константинополе. Большую роль сыграло и стремление крестоносцев к огромной добыче, которую сулил захват византийской столицы.

О богатстве Константинополя в ту пору ходили легенды. «О, какой знатный и красивый город! — писал о Константинополе один из участников Первого крестового похода. Сколько в нем монастырей, дворцов, построенных с удивительным мастерством! Сколько также удивительных для взора вещей на улицах и площадях! Было бы слишком утомительно перечислять, каково здесь изобилие богатств всякого рода, золота, серебра, разнообразных тканей и священных реликвий». Такие рассказы разжигали воображение и страсть к наживе, которой так отличались воины крестоносных армий.

Первоначальный план Четвертого крестового похода, предусматривавший организацию морской экспедиции на венецианских судах в Египет, был изменен: крестоносное войско должно было двинуться к столице Византии. Был найден и подходящий предлог для нападения на Константинополь. Там произошел очередной дворцовый переворот, в результате которого император Исаак II из династии Ангелов, правившей империей с 1185 г. в 1195 г. был свергнут с престола, ослеплен и брошен в темницу. Его сын Алексей обратился за помощью к крестоносцам. В апреле 1203 г. он заключил на острове Корфу с предводителями крестоносцев договор, посулив им крупное денежное вознаграждение. В результате крестоносцы отправились к Константинополю в роли борцов за восстановление власти законного императора.

В июне 1203 г. к византийской столице подошли суда с крестоносным воинством. Положение города было крайне тяжелым, ибо главного средства обороны, которое многократно спасало ранее,— флота у византийцев теперь почти не было. Заключив в 1187 г. союз с Венецией, византийские императоры свели свои военные силы на море до минимума, полагаясь на союзников. Это была одна из тех ошибок, которые решили судьбу Константинополя. Оставалось полагаться только на крепостные стены. 23 июня корабли венецианцев с крестоносцами на борту появились на рейде. Император Алексей III, брат низложенного Исаака II, попытался организовать оборону со стороны моря, но суда крестоносцев прорвались через цепь, закрывавшую вход в Золотой Рог. 5 июля венецианские галеры вошли в бухту, рыцари высадились на берег и стали лагерем у Влахернского дворца, который находился в северо-западной части города. 17 июля войска Алексея III практически капитулировали перед крестоносцами после захвата ими двух десятков башен на крепостных стенах. За этим последовало бегство Алексея III из Константинополя. Тогда горожане освободили низложенного Исаака II из тюрьмы и провозгласили его императором. Это отнюдь не устраивало крестоносцев, ибо они тогда теряли огромные деньги, обещанные им сыном Исаака, Алексеем. Под давлением крестоносцев Алексей был объявлен императором, и около пяти месяцев продолжалось совместное правление отца и сына. Алексей прилагал все усилия, чтобы собрать нужную для расплаты с крестоносцами сумму, так что население невероятно страдало от поборов.

Положение в столице делалось все более напряженным. Вымогательства крестоносцев усилили вражду между греками и латинянами, императора ненавидели почти все горожане. Появились признаки зреющего мятежа. В январе 1204 г. простой люд Константинополя, собравшийся огромными толпами на площадях, стал требовать избрания нового императора. Исаак II обратился за помощью к крестоносцам, но его намерения выдал народу один из сановников — Алексей Мурчуфл. В городе начался бунт, который закончился избранием Алексея Мурчуфла императором. По мнению предводителей крестоносцев, наступил удачный момент для захвата византийской столицы.

Стоя лагерем в одном из предместий Константинополя, крестоносцы более полугода не только оказывали воздействие на жизнь столицы империи, но и все более распалялись при виде ее богатств. Представление об этом дают слова одного из участников этого похода крестоносцев, амьенского рыцаря Робера де Клари — автора мемуаров под названием «Завоевание Константинополя». «Там было, — писал он, — такое изобилие богатств, так много золотой и серебряной утвари, так много драгоценных камней, что казалось поистине чудом, как свезено сюда такое великолепное богатство. Со дня сотворения мира не видано и не собрано было подобных сокровищ, столь великолепных и драгоценных… И в сорока богатейших городах земли, я полагаю, не было столько богатств, сколько их было в Константинополе!» Лакомая добыча дразнила аппетиты крестоносных воинов. Грабительские рейды их отрядов в город приносили его жителям немалые тяготы, церкви стали утрачивать часть своих сокровищ. Но самое страшное для города время наступило в начале весны 1204 г., когда предводители крестоносцев и представители Венеции заключили договор о разделе территорий Византии, который предусматривал и захват ее столицы.

Крестоносцы решили штурмовать город со стороны Золотого Рога, у Влахернского дворца. Католические священники, состоявшие при войсках крестоносцев, всячески поддерживали их боевой дух. Они с готовностью отпускали грехи всем желавшим того участникам предстоящего штурма, внушая воинам мысль о богоугодности захвата Константинополя.

Вначале были засыпаны рвы перед крепостными стенами, после чего рыцари пошли на приступ. Византийские воины отчаянно сопротивлялись, но все же 9 апреля крестоносцам удалось ворваться в Константинополь. Однако они не сумели закрепиться в городе, и 12 апреля атака — возобновилась. С помощью штурмовых лестниц передовая группа атакующих взобралась на крепостную стену. Другая группа сделала пролом на одном из участков стены, а затем разбила несколько крепостных ворот, действуя уже изнутри. В городе начался пожар, погубивший две трети зданий. Сопротивление византийцев было сломлено, Алексей Мурчуфл бежал. Правда, весь день на улицах шли кровопролитные схватки. Утром 13 апреля 1204 г. в Константинополь вступил глава крестоносного войска итальянский князь Бонифаций Монферратский.

Город-крепость, устоявший перед натиском многих могучих врагов, был впервые захвачен неприятелем. То, что оказалось не под силу полчищам персов, аваров и арабов, удалось рыцарскому войску, насчитывавшему не более 20 тыс. человек. Один из участников похода крестоносцев, француз Жоффруа де Виллардуэн, автор высоко ценимой исследователями «Истории захвата Константинополя», считал, что соотношение сил осаждавших и осажденных составляло 1 к 200. Он выражал удивление победой крестоносцев, подчеркивая, что никогда еще горсточка воинов не осаждала город с таким множеством защитников. Легкость, с которой крестоносцы овладели огромным, хорошо укрепленным городом, была результатом острейшего социально-политического кризиса, который переживала в тот момент Византийская империя. Немалую роль сыграло и то обстоятельство, что часть византийской аристократии и купечества была заинтересована в торговых связях с латинянами. Иными словами, в Константинополе существовала своеобразная «пятая колонна».

Латинская империя

Более полувека древний город на босфорском мысу находился во власти крестоносцев. 16 мая 1204 года в храме св. Софии фландрский граф Балдуин был торжественно коронован в качестве первого императора новой империи, которую современники называли не Латинской, а Константинопольской империей, или Романией. Считая себя преемниками византийских императоров, ее правители сохранили многое из этикета и церемониала дворцовой жизни. Но к грекам император относился с крайним пренебрежением.

В новом государстве, территория которого на первых порах ограничивалась столицей, вскоре начались распри. Разноязыкое рыцарское воинство только во время захвата и грабежа города действовало более или менее согласованно. Теперь же прежнее единство было забыто. Дело едва не доходило до открытых столкновений между императором и некоторыми предводителями крестоносцев. К этому добавились конфликты с византийцами из-за дележа византийских земель. В результате латинским императорам пришлось менять тактику. Уже Генрих Геннегауский (1206—1216) стал искать опору в старой византийской знати. Почувствовали себя наконец здесь хозяевами и венецианцы. В их руки перешла значительная часть города — три квартала из восьми. Венецианцы имели в городе свой судебный аппарат. Они составляли половину совета императорской курии. Венецианцам досталась огромная часть добычи после ограбления города.

Множество ценностей было вывезено в Венецию, a часть богатств стала фундаментом той огромной политической власти и торгового могущества, которые приобрела венецианская колония в Константинополе. Некоторые историки не без оснований пишут, что после катастрофы 1204 года образовались фактически две империи — Латинская и Венецианская. Действительно, в руки венецианцев перешла не только часть столицы, но и земли во Фракии и на побережье Пропонтиды. Территориальные приобретения венецианцев за пределами Константинополя были невелики в сравнении с их планами в начале Четвертого крестового похода, но это не помешало венецианским дожам впредь пышно именовать себя «властителями четверти и получетверти Византийской империи». Впрочем, господства венецианцев в торгово-экономической жизни Константинополя (они завладели, в частности, всеми важнейшими причалами на берегах Босфора и Золотого Рога) оказалось едва ли не более важным, чем территориальные приобретения. Обосновавшись в Константинополе как хозяева, венецианцы усилили свой торговый натиск на всей площади павшей Византийской империи.

Столица Латинской империи в течение нескольких десятилетий была местом пребывания самых знатных феодалов. Константинопольские дворцы они предпочитали своим замкам в Европе. Знать империи быстро освоилась с византийской роскошью, переняла привычку к постоянным празднествам и веселым застольям. Потребительский характер жизни Константинополя при латинянах стал еще более ярко выраженным. Крестоносцы пришли в эти края с мечом и за полвека своего владычества так и не научились созидать. В середине XIII в Латинская империя пришла в полный упадок. Многие города и села, опустошенные и разграбленные во время захватнических походов латинян, так и не смогли оправиться. Население страдало не только от непосильных налогов и поборов, но и от гнета чужеземцев, с презрением попиравших культуру и обычаи греков. Православное духовенство вело активную проповедь борьбы против поработителей.

Результаты Четвёртого крестового похода

Четвертый крестовый поход, превратившийся из «пути ко Гробу Господню» в венецианское коммерческое предприятие, приведшее к разграблению Константинополя латинянами, обозначил глубокий кризис крестоносного движения. Итогом этого похода стал окончательный раскол западного и византийского христианства.

Собственно Византия после этого похода перестаёт существовать как государство более 50 лет; на месте бывшей империи создаются государства: Латинская империя, Никейская империя, Эпирский деспотат и Трапезундская империя. Часть бывших имперских земель в Малой Азии были захвачены сельджуками, на Балканах — Сербией, Болгарией и Венецией.

Источник:википедия.


Прикрепления: 9145588.jpg(17Kb) · 9924624.jpg(103Kb)



За Францию и Россию!!!!
SVAROGДата: Четверг, 29.01.2015, 11:29 | Сообщение # 2
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Подготовка четвёртого крестового похода

Крестовые походы поддерживали и укрепляли владычество папы, потому папская курия постоянно желала возбуждать их. Папа Иннокентий III усердно старался оживить угасающий энтузиазм к войне с неверными. Он посылал проповедников убеждать государей и народы, что необходимо отнять Иерусалим у неверных; он писал об этом епископам, посылал легатов возбуждать королей и князей к новому крестовому походу; обещал крестоносцам отпущение грехов, принимал их семейства и имущества под охрану церкви, велел собирать во всех церквах пожертвования для крестового похода, обложил духовенство всех западных земель податью на покрытие его издержек, посылал деньги и запасы хлеба в те сирийские города, которыми еще владели христиане, послал армянскому царю освященное знамя с изображением апостола Петра, разъезжал сам по Италии, проповедуя новый четвёртый крестовый поход, и говорил медлящим принять крест: «Распятый снова распинается, подвергается заушениям, насмешкам и бичеванию, а вы не хотите подать ему, хотя бы чашу воды для утоления жажды». Иннокентий просил, обещал, грозил, и хлопоты его наконец достигли цели. Во Франции влечение к крестовым походам еще не угасло. Фульк Нельиский, святой человек, как называли его, бывший в молодости грешником, но покинувший земные удовольствия и посвятивший себя делу обращения грешников, пошел по северной Франции, проповедуя четвёртый крестовый поход таким же восторженным тоном, как Бернар Клервоский. Многие послушались его и приняли крест. Такой же успех имела проповедь цистерцианского монаха Мартина в южной Германии; подобно Фульку, Мартин считался святым, чудотворцем; слова таких людей, конечно, должны были производить сильное впечатление на массу.

Около Рождества 1199 года граф Тибо Шампанский, брат Генриха, короля иерусалимского, и Луи, граф блуаский и шартрский, молодые люди королевской династии, приехали на турнир с крестами на одежде. Тибо Шампанский был могущественный владетель. Он имел более 2000 вассалов; Луи Блуаский тоже был очень сильный князь. Пример таких важных людей нашел много последователей. В продолжение следующего года очень многие французские и фландрские вельможи и рыцари готовились к экспедиции в Палестину. Собирались отправиться в четвёртый крестовый поход и многие храбрые люди в северной Италии; к числу их принадлежал Бонифаций, маркграф монферратский, брат Конрада, геройски защищавшего Тир. Князья, принявшие крест, отправили (февраль 1201) посольство в Венецию для заключения договора о том, чтобы венецианцы перевезли крестоносцев в Александрию. Они хотели плыть туда, потому что завоевание Египта казалось им необходимо для прочности завоевания Палестины. Главою посольства был маршал графа шампанского, Жоффруа Виллардуэн (Вильгардуэн), чьи записки представляют очень живую историю четвертого крестового похода. Дож Энрико Дандоло, старик, прекрасные глаза которого почти совершенно утратили способность видеть, и утратили ее, как говорят, в византийской темнице, человек очень умный, честолюбивый, одушевленный желанием возвеличить свою родину, охотно согласился исполнить просьбу крестоносцев и заключил с послами договор, по которому Венеция обязывалась за 85,000 марок серебра перевезти крестоносцев и во время переезда содержать воинов и их лошадей. Тибо Шампанский умер во время сбора к походу (жена его, знаменитая красавица Бланка Наваррская, осталась беременна; сын, родившийся по смерти отца и получивший его имя, сделался одним из самых знаменитых трубадуров). Французские крестоносцы собрались в Суассоне и выбрали главнокомандующим маркграфа монферратского. Влиятельнейшим после него вождем четвёртого похода был Балдуин, граф фландрский и геннегауский, женатый на сестре Тибо; с ним отправились в поход очень многие фландрские рыцари и богатые граждане. Большим влиянием пользовались также Матье Монморанси и Симон Монфор.

Четвёртый крестовый поход. Карта



Весною 1202 года итальянские и французские крестоносцы пришли несколькими отрядами в Венецию; к ним присоединились там немецкие крестоносцы, вождями которых были Конрад, епископ гальберштадский, и Мартин, который проповедовал крестовый поход в южной Германии. Но многие другие крестоносцы поплыли, кто из Марселя, кто по Атлантическому океану через Гибралтар, или пошли сесть на корабли в Апулии. Таким образом, в Венеции собрались не все те вельможи и богатые рыцари, на участие которых в платеже денег венецианцам рассчитывали послы. Потому нельзя было немедленно собрать условленную сумму, а венецианцы не хотели делать никакой уступки.


Цели четвёртого крестового похода

Дандоло вздумал обретать это затруднение крестоносцев на пользу Венеции. Город Зара, стоящий на одном из мысов далматского берега, был прежде подвластен венецианцам, но перестал повиноваться им, отдался под покровительство короля венгерского, и военные корабли этого города сильно вредили венецианской морской торговле. Дандоло сказал вождям крестового похода, что если они помогут ему покорить Зару, то он убедит венецианцев не требовать недостающих денег до той поры, пока крестоносцы приобретут богатую добычу, которой уплатят долг, кроме того он обещал склонить венецианцев к участию в крестовом походе. Папа убеждал франкских баронов не обращать своего оружия против христиан, король которых сам принял крест, но они согласилось на предложение дожа. В октябре большой венецианский флот повез крестоносцев четвёртого похода к Заре; венецианцы разорвали цепь, замыкавшую вход в гавань этого города, и после пятидневной осады Зара сдалась. Победители пощадили жизнь сдавшихся, но разграбили город и разрушили его стены.

Взятие Зары крестоносцами. Картина Тинторетто, 1584



Многие крестоносцы считали это дело осквернением крестового похода. Иннокентий III отлучил от церкви виновных в нем; вожди крестоносцев выразили раскаяние и получили прощение. Но венецианцы отвечали папе, что он не имеет права вмешиваться в их дела, и осуждать их не за что. Дандоло, человек очень умный и отважный, с самого начала хотел дать экспедиции такое направление, чтобы крестоносцы не попали в Египет; другие влиятельные люди венецианской республики были согласны в этом с дожем, потому что Венеция вела большую, очень выгодную торговлю с Египтом и незадолго перед тем заключила с султаном новые договоры. Смуты, происходившие в Византийской империи, дали венецианцам способ удержать крестоносцев четвёртого похода в Европе.

Когда крестоносцы были в Венеции, с ними вступил в переговоры Алексей, сын императора Исаака II Ангела, низвергнутого и ослепленного братом Алексеем III. Во время осады Зары договор был заключен с Алексеем, племянником узурпатора. Посадив в темницу ослепленного брата, хищник престола забывал о государственных интересах, думая исключительно о своих удовольствиях, собирая всяческими притеснениями деньги на свои пиры, на подарки своим любовницам и прислужникам. Недовольство народа его правлением дало сыну низвергнутого императора надежду низвергнуть дядю. Он, переодетый, сел на корабль и поплыл в Италию просить помощи у Филиппа Гогенштауфена, женатого на его сестре Ирине. Подобно венецианцам, Филипп желал не допустить крестоносцев до войны с мусульманами: завоюй они Египет и Палестину, это возвысило бы репутацию папы, с которым Филипп находился во вражде. Возвращение престола Исааку Ангелу было напротив того выгодно для Филиппа, мужа его дочери. Сын Исаака Ангела отправил в Венецию послов с просьбой, чтобы участники четвёртого крестового похода помогли ему восстановить власть отца.

Союзник крестоносцев четвёртого похода, царевич Алексей (позже - император Алексей IV Ангел)



Бонифаций Монферратский был родственник Исаака Ангела и поддержал просьбу его сына. Французские вожди четвёртого крестового похода, надеясь приобрести в византийской империи богатую добычу и большие владения, охотно согласились помогать сыну Исаака Ангела. Он в сопровождении послов Филиппа приехал в стан крестоносцев, и вожди их, наперекор протесту многих рыцарей, заключили с ним договор, по которому он сулил им большие награды и кроме того обещался, что когда его отец будет восстановлен, то подчинит византийскую церковь папе и поможет крестоносцам завоевать святую землю. Вожди четвёртого крестового похода, заключившие договор, были французы, но и многие из немецких вельмож, участвовавших в походе, одобряли этот договор.


Осада Константинополя крестоносцами

Весной венецианский флот с крестоносцами пошел к Константинополю. Главнокомандующим был венецианский дож. Когда экспедиция остановилась у берега Корфу, участники четвёртого крестового похода перессорились между собой; но вожди их успели прекратить ссору. Флот поплыл дальше, обогнул Пелопоннес, останавливался для новых отдыхов крестоносцам у Эвбеи, у Андроса, пошел в Дарданеллы, стал на новый отдых у Абидоса, запасся там съестными припасами, через неделю двинулся к Босфору. Он шел вдоль берегов Мраморного моря; крестоносцы с удивлением смотрели на великолепные сельские дома византийских вельмож, стоявшие по берегу в роскошных садах. Показались вдали церкви и дворцы Константинополя. Участники четвёртого крестового похода были еще более изумлены громадностью и великолепием их. Флот остановился у Халкидона. Крестоносцы вышли на азиатский берег Босфора и расположились станом перед Халкидоном и Хрисополем (нынешним Скутари) (июнь 1203).

Участники четвёртого крестового похода у Константинополя. Миниатюра к венецианской рукописи "Истории" Вильгардуэна, ок. 1330



Шестью отрядами крестоносцы переправились 5 июля на европейский берег Босфора. Впереди плыл Балдуин с отрядом стрелков. Рыцари четвёртого крестового похода полагали, что многолюдная столица империи, обведенная высокими стенами, окажет им сильное сопротивление. Это опасение рассеялось. Едва они вышли на берег, многочисленное византийское войско, выведенное императором для сопротивления высадке, обратилось в бегство, покинув в добычу неприятелю свои шатры, в которых участники четвёртого крестового похода нашли много дорогих вещей. Венецианский флот потопил, взял в плен или разогнал византийские корабли, находившиеся в жалком состоянии, почти непригодные к бою, разорвал цепь, замыкавшую вход в Золотой рог, и вошел в эту гавань. Крестоносцы осадили Константинополь с суши, венецианцы с моря; но взять город было очень трудно: стены его были высоки и крепки, – а императорские телохранители – английские, датские, итальянские и другие иноземные наемники – храбро оборонялись, делали вылазки, наносили большой урон осаждающим. Византийцы, увлекаемые примером иноземных наемников, тоже сражались храбро. Император был трус, не ходил в битвы, смотрел на них издали с высокой террасы дворца, и народ не имел расположения к нему. Но его зять Феодор Ласкарис был храбрый воин и хороший полководец. Дело шло о защите национальной независимости, религии, личной свободы; византийцы сбросили с себя апатию, выказали себя людьми энергичными. День за день длились кровопролитные битвы. Старик Дандоло подавал венецианцам и другим участникам четвёртого крестового похода пример храбрости. Он, почти слепой, всегда стоял в полном вооружении на носу своей галеры, громким голосом ободряя матросов и воинов. Битвы длились двенадцать дней. Император Алексей стал думать, что осаждающие одолеют, сел ночью на большую лодку, захватив с собой сокровища, какие успели перенести на лодку, и поплыл в одну из фракийских гаваней, оставив жену на произвол судьбы (18 июля 1203).

Осада Константинополя крестоносцами. Картина П. Лежёна, рубеж XVI-XVII веков



Услышав о его бегстве, византийские вельможи пошли в темницу к Исааку II Ангелу, надели на него императорское облачение, возвели его на престол. Он дал аудиенцию послам венецианцев и крестоносцев, утвердил договор, заключенный в Заре его сыном; венецианцы и крестоносцы проводили его сына из стана в императорский дворец, и 1 августа Алексей, сын Исаака, был коронован в Софийском храме как соправитель отца (Алексей IV). Крестоносцы и венецианцы были осыпаны выражениями признательности и наградами; воины четвёртого крестового похода расположились в предместьях Константинополя, Галате и Пере.

Несколько времени крестоносцы находились в дружеских сношениях с населением Константинополя и получали в изобилии все надобное им. Но скоро национальная вражда проявилась. Франки держали себя нагло, византийцы платили им за это ненавистью. Она усилилась, когда константинопольский народ узнал условия договора, утвержденного императором, и увидел, что из церквей и дворцов уносят в стан франков огромные количества золота и серебра, услышал, что греческая церковь будет подчинена папе. Византийцы ожесточились не только против крестоносцев, но и против императора и его сына. Исаак Ангел и Алексей не могли быстро уплатить вождям четвёртого крестового похода всю обещанную сумму; притом они опасались народа и видели в крестоносцах своих защитников; потому попросили их остаться под Константинополем до следующего года. Сын императора был очень дружен с предводителями четвёртого крестового похода; они держали себя с ним как с равным; византийцы считали это унижением императорского сана, и негодование их росло с каждым днем.

Маркграф монферратский и некоторые другие вожди четвёртого крестового похода отправились с Алексеем, сыном императора, в поход против бывшего императора, который бежал во Фракию. Когда они были в этом походе, несколько фландрских и итальянских крестоносцев, бродивших по городу, стали грабить дома мусульман, живших в Константинополе, и наконец зажгли одно из разграбленных зданий. Огонь перешел на соседние дома, пожар распространялся дальше и дальше; он свирепствовал несколько дней, истребил многолюднейшую и прекраснейшую часть города. Дож и французские вельможи доказывали, что они не виноваты в этом несчастии, но, разумеется, оно увеличило ненависть византийцев к франкам. Народ стал так враждебен им, что католики, жившие в Константинополе, бежали в стан крестоносцев. Алексей возвратился из похода, но он был человек слабого, шаткого характера и не мог успокоить взволнованные страсти. Он колебался между признательностью к франкам и патриотизмом, боялся раздраженного народа, боялся и франков, держал себя по робости так фальшиво, что и византийцы и франки потеряли доверие к нему. Предводители четвёртого крестового похода отправили посольство потребовать от него немедленного исполнения обещаний. Он не хотел или не мог удовлетворить высокомерному требованию послов, и война возобновилась.


Смерть императоров Алексея IV и Исаака II Ангела

Греки убедились, что слепой, бездарный Исаак II Ангел и тщеславный сын его Алексей IV, такой же бездарный, не могут спасти государство от грозившей со стороны крестоносцев погибели. Они стали думать о выборе нового императора. Но никто из вельмож не желал принять императорского сана, нашелся только один честолюбец, отважившийся на это. Алексей Дука Мурзуфл, человек коварный и с тем вместе храбрый, вкрался в доверие сына императора и получил одну из высших придворных должностей. Он умел льстить народным страстям и приобрел популярность. Однажды в полночь (февраль 1204) он вбежал в спальную сына императора, сказал, что народ напал на дворец, и телохранители изменили, что он пришел спасти своего друга от ярости народа. Испуганный Алексей IV пошел за своим спасителем, Мурзуфл привел его потаенным ходом в дворцовую темницу; сообщники Мурзуфла заковали Алексея в цепи, и через несколько дней Мурзуфл велел убить его. Исаак Ангел был в это время очень тяжело болен, и Мурзуфлу не было надобности убивать его; он умер от болезни. Народ провозгласил Мурзуфла императором.


Взятие Константинополя крестоносцами

Подробнее - см. в отдельной статье Взятие Константинополя крестоносцами

Война получила ожесточенный характер; византийцы защищали свою независимость и религию, участники четвёртого крестового похода хотели отмстить за убийство Алексея и жаждали добычи. Греки с мужеством отчаяния оборонялись два месяца и едва не сожгли неприятельский флот; он спасся только благодаря тому, что венецианцы были очень искусные моряки. Наконец крестоносцы и венецианцы одолели. После приступа, длившего три дня, крестоносцы ворвались в город. О том, как злодействовали они в нем, рассказывают нам два очевидца: один из них крестоносец Виллардуэн, маршал шампанский; другой – Никита, византийский сенатор, дворец которого был сожжен и который с женой и дочерью бежал из Константинополя, подвергаясь опасностям и страшным бедствиям. Маркграф монферратский, граф фландрский и французские вельможи старались удержать своих воинов от злодейств; но буйные, свирепые воины четвёртого крестового похода не хотели слушать своих вождей, резали жителей, грабили дворцы, дома, церкви, ругались над святынями, насиловали девушек и молодых женщин, разрушали произведения древнего искусства, цены которых не понимали. Сам папа Иннокентий III засвидетельствовал эти злодейства: он написал вождям крестоносцев послание, в котором говорит о неистовствах, совершенных в четвёртом крестовом походе людьми, которые называли себя воинами Христовыми, и оскверняли церкви, насиловали монахинь.

Взятие Константинополя крестоносцами. Картина Э. Делакруа, 1840



Византийские вельможи бежали из своих роскошных дворцов и прятались в соседних фракийских селениях; они стали нищими; а разбойники, разграбившие столицу их, пировали, алчно пожирая запасы лакомой пищи, найденные в их дворцах. Патриарх в бедной изорванной одежде ехал на осле через опустошенные окрестности столицы, скрываясь от преследования; а на его престол села одна из продажных женщин, сопутствовавших крестоносцам, и кощунствовала, разыгрывая роль патриарха, совершающего греческую литургию. Великолепный город, которому прежде дивились латиняне, после четвёртого крестового похода был залит кровью и опустошен. Три пожара довершили его разрушение. На пожарище между грудами тел лежали обломки статуй и других разбитых произведений искусства. Много библиотек сгорело, мощи и образа были массами отправляемы на запад. Золото, серебро и другие дорогие вещи были собраны для раздела между участниками четвёртого крестового похода. Разумеется, большая часть их была похищена собиравшими; но все-таки добыча, уцелевшая для раздела, была так велика, что превзошла ожидания крестоносцев. Сумма, разделенная между рыцарями и воинами, составляла 400.000 марок серебра. Много сокровищ искусства было по окончании крестового похода отправлено в Венецию; из них особенно знамениты четыре бронзовых коня и великолепные врата Софийского храма.



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
SVAROGДата: Воскресенье, 23.08.2015, 16:41 | Сообщение # 3
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Четвёртый крестовый поход Латинская империя и окружающие территории
Прикрепления: 8620039.jpg(167Kb) · 5617569.png(95Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Жизнь на суше » Общение » История » Четвёртый крестовый поход.
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!