Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 11
Форум » Жизнь на суше » Общение » История » Казацкие морские походы
Казацкие морские походы
LotusДата: Четверг, 25.04.2013, 14:20 | Сообщение # 1
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 581
Награды: 33
Репутация: 76
Статус: В открытом море
Запорожские казаки

Запорожское казачество во время морских походов осуществляло превентивные удары противнику, чем в значительной мере сокращало агрессивные действия Османской империи не только против Украины, но и других европейских стран. Следствием морских походов казачества было и освобождение большого количества невольников разных национальностей из турецко-татарской неволи. Сегодня нет возможности привести точные сведения об этом из-за отсутствия систематизированных данных. Но в отдельных случаях такие данные в исторических источниках находим.

Самые первые сообщения о действиях казацкого флота, на которые ссылаются Д. Яворницкий, М. Грушевський и Ю. Тушин, датируются 1492 годом. Именно тогда крымский хан жаловался, что киевляне и черкасцы разбили татарский корабль под Тягинею (Бендеры). В следующем году уже турецкий султан жалуется Польше, что казаки под проводом князя Богдана Глинского (черкасского старосты) разрушили турецкую крепость Очаков[1].

Известно также, что один из первых организаторов казачества, староста каневский и черкасский Остап Дашкевич и староста из Хмельника Предслав Лянцкоронский осуществляли морские походы против турков. Упомянутые вожаки были представителями украинской шляхты. Но еще во времена формирования Запорожской Сечи в атаманы выдвигались и личности из рядового казачества. Такими, например, были Карп Масло из Черкасс, Яцко Билоус из Переяслава, Андрушко из Брацлава, Лесун (происхождение неизвестно) и другие.

Все они выступали где-то около 15101535 гг. и были предшественниками известного организатора Хортицкой Сечи Дмитрия Вишневецкого (Байды). Мамедкесир Алекбер-заде Алекберли, ссылаясь на турецкие архивы, сообщал, что во времена правления султана Селима II на турецком флоте невольников хватало на 40 галер. С развертыванием борьбы казачества против турецко-татарской агрессии их количество заметно уменьшилось, потому что казаки чаще избирали почетную смерть в бое, чем позорную работу под канчуками надзирателей на галерах.

Уже во времена Д. Вишневецького невольников из европейских стран едва хватало для 20 турецких галер. В 1572 году общее количество пленных из числа казачества составляли около 6 000, в 1590 г. – 4 000, а в 1637 - лишь 700 человек.

Запорожзское казачество несло также спасение порабощенным народам Европы - сербам, хорватам, грузинам, румынам, болгарам, молдованам и, конечно же, россиянам. С развитием наступательной борьбы с Османской империей и ее вассалами уменьшились количество славян на невольнических рынках. Особенно это заметно в периоды, когда казачество удерживало инициативу на Черном море. Причем, успешные действия казаков ослабили турецко-татарскую агрессию на всем евроазиатском континенте. Блокируя турецкие крепости, казаки-мореплаватели разрушали их систематически, но не имели возможности удерживать свои гарнизоны в завоеванных причерноморских форпостах через оторванность от своей основной базы - Сечи. И все же освободительная функция морских походов казаков была одной из конструктивных ориентаций борьбы казацкого флота. Значение же моральной миссии тяжело преувеличить, ведь именно это оказывало им поддержку во многих славянских регионах. Об этом рассказывают "летучие листки" и брошюры, которые распространялись в европейских странах. Такие своеобразные "агитки" документально удостоверяли разные эпизоды казацких войн с турками, сообщение о сухопутных баталиях и важных морских битвах, о взятии кораблей и освобождение невольников.

Дипломатия Запорожзской Сечи была приглашена к переговорам с европейскими и азиатскими странами относительно общих действий против Турции. Особенно интенсивно эти переговоры велись в первой половине XVII в. Ряд стран, в частности Австрия, Венеция, Италия, Персия, Франция и Швеция, пытались привлечь казацкий флот для общих действий на Черном море.

В труде итальянского дипломата Пъетро делла Валле "Путешествия", которая была опубликована в середине XVII в. В Риме, речь шла о казацком посольстве к персидскому шаху Аббасу Большому. Итальянский дипломат отмечает: "Я пришел, наконец, к выводу, что наилучшее средство достижения этой цели (борьба против Турции) - это союз шаха Персии с одним христианским народом, который называется казаками и живет у Черного моря, и еще если бы немного посоревновались, - будут его абсолютными господами" (имеется в виду Черное море – прим. автора).

Дальше тот же автор описывает свое увлечение знакомством с послом запорожцев казаком Степаном, которому он брался помочь получить аудиенцию у Аббаса Большого.

"Казак Степан, - пишет он, - был в составе многочисленной делегации запорожцев, которая пыталась установить дипломатические контакты с Грузинскими княжествами и Персией с целью заключить союз для общей борьбы с Турцией".

Однако политическая обстановка до 1619 года несколько изменилась, потому что война Персии с Турцией шла к завершению. Шах переориентировался и отказался от реализации этого военного проекта. Тогда итальянский дипломат предлагает другой план и обращает внимание шаха на необходимость контактировать с казаками: "Я сказал шаху, что так как он не может связать турков на Черном море, то мог бы их легко прицупити на Черном море. От того мог бы целый Константинополь умереть от голода. Из того моря достает этот город хлеб, оброк, масло, дерево на отопление и на построение домов и кораблей и много кое-чего другого, что нужно для жизни. Шах с заинтересованностью спросил: "Как это сделать?" Я ему ответил, что очень легко, только заслужить себе казацкую приязнь на Черном море. Они (казаки – прим. автора) уже нанесли туркам столько вреда, сколько лишь их величество может себе представить... Черное море малое, и кто здесь усилится так, как казаки начали, станет без сомнения его единственным господином. Все это можно видеть из их упражнений за последние годы".

Дальше шах Аббас поручает генеральному викарию Армении Паоло Читтарини "предостеречь польского короля, который собирается на свои средства построить крепость для казаков на грузинском побережье вблизи Трапезунда с тем, чтобы они вкоренились здесь для успеха в войне против турков".

Вместе с тем, персидский шах побаивался, что возможен союз казаков с Грузинским княжеством позволит последнему отколоться от Персии. По-видимому, именно эти мотивы и вынудили воздержаться от этого военного замысла. Историк Д.В. Наливайко, ссылаясь на Я.Р. Дашкевича, признает, что переписка Читтарини с Варшавой велась при участии Олифера Голубя - казацкого полковника из окружения гетмана Сагайдачного, проводника этой политики.

Запорожзская дипломатия была достаточно развитой в те времена. Некоторые российские историки отрицают наличие государственности Украины во времена Запорожзской Сечи, а нынешние севастопольские шовинисты не признают этого вообще. Спорить с ними - дело бессмысленное, ведь понятно и без доказательств, что наличие дипломатии является одним из признаков государственности.

Казацкий флот имел большое значение также для торговых отношений с соседними странами и народами. Казаки были опытными мореплавателями, хорошо знали систему вод не только Причерноморья, но и Средиземноморского бассейна, были прекрасными лоцманами, проводили свои и чужие корабли вверх и вниз по Днепру и в устьях рек.

Особенно активно запорожцы торговали с дончаками, поставляя им хлеб, соль, водку, табак, порох, селитру. Вместо этого они получали одежду, конскую сбрую, ценное оружие, восточные ткани, вина. Волынский кастелян Беневский в послании королю еще в 1658 году указывал на жизненную необходимость для запорожцев заниматься промыслами, которые были основой торговых отношений. "Запорожцы без рек, выходов на моря и поля татарские обойтись не могут, запретить им это невозможно" - писал он.

Распространения казацких зимовщиков (фермерских хозяйств) и промышленного производства (артелей) от Войска Запорожзского и вплоть до областей, которые были заняты татарскими кочевниками, приводило к все более частым конфликтам, но казаки продолжали ездить за солью вплоть до Хаджибеевого лимана, рыбачили на Черном море. Хозяйственная деятельность казаков время от времени перерывалась военным противостояниям против внешних врагов.

Возвращаясь к упадку Золотой орды, отметим, что (начало XV в.) на северо-западное Причерноморье распространилась власть Большого Литовско-русского княжества, которое завладело выходом к Черному морю и имело там не только торговые, но и военные корабли. Но и в то время на Черном море активно действовал казацкий флот. Об этом есть исторические свидетельства. Например, с помощью казаков польский король Владислав в 1413 году смог отправить из Коцубеева (город Одесса) несколько судов с хлебом к окруженному турецкими войсками Константинополю.

Следовательно, 500 лет тому назад украинские казаки уверенно чувствовали себя на Черном море, активно блокировали турецкий военный флот, освобождая своих побратимов из турецко-татарской неволи.

Флотилии казацких чаек, которые насчитывали от нескольких десятков до нескольких тысяч судов, надежно защищали европейские страны от нашествия врагов на протяжении веков. О подобных морских походах в те времена не могли и мечтать ни Польша, ни Россия. Наводим хронологию морских действий и морских баталий запорожцев. Замечаем, что она далеко неполная и, возможно, следующие поколения украинских историков смогут ее существенно расширить. Мы же говорим только о том, что удалось нам найти в исторических источниках.

Добавлено (25.04.2013, 14:18)
---------------------------------------------
Донские казаки

Для того чтобы выйти в Азовское море, донцам нужно было с боем прорваться мимо береговых укреплений Азова, и не напороться на турецкую эскадру. А чтобы попасть в Черное, пройти еще и мимо укреплений Керчи. Как видите, донские казаки по сравнению с днепровскими (запорожскими) должны были преодолеть двойную, если не тройную преграду. Поэтому их морские походы были не столь многочисленными и частыми, но не менее славными. Нередко донцы соединялись с запорожцами, чтобы «добывать турка» на море.

Документов о морских походах и судостроении донских казаков сохранилось мало, так как архив древних актов Донского Войска сгорел в начале XVIII века. Однако некоторые исследователи предполагают, что казаки освоили судоходство по Дону и Азовскому морю еще во времена Киевской Руси. Одним из первых документов является упоминание о том, что в апреле 1389 года митрополит Пимен рекою Доном плыл на казачьих судах в Царьград. А первое известие, дошедшее до нас, о крупной победе донцов на море относится к 1574 году. Тогда казаки с боем миновали Азов, вышли в Черное море и сожгли татарский город Белгород-Днестровский. Подобные морские походы на турок и татар повторялись в 1578, 1583, 1586 и 1590 годах. В январе 1591 года флотилия донских стругов снова прорвалась мимо береговых укреплений Азова, и, выйдя в море, дошла до Крыма и напала на Кафу. Видимо, было взято очень много добычи, поскольку казаки затем дважды проделывали подобный рискованный поход в 1595 и в 1599 годах, тревожа крымское побережье.

Однако с началом XVII века донцы надолго забыли о морских набегах на татар и турков, так как на Руси наступило Смутное время. Также как запорожцы были отвлечены освободительной войной Богдана Хмельницкого, так и донцы переключились на сухопутные операции, приняв самое деятельное участие в борьбе за власть в Московском княжестве, где любому лихому молодцу находилось и дело, и добыча. Только после утверждения в Москве новой династии Романовых, казаки вернулись домой на Дон, и снова превратились из кавалеристов в моряков. Их первый крупный поход прошел в 1614 году по старинному испытанному сценарию. Казацкие суда ночью прошли незамеченными мимо пушек Азова, вышли в Азовское море и напали на побережье Крыма, взяв много добычи. Однако по возвращении их струги неожиданно наткнулись в Азовском море на турецкий флот адмирала Шакшака Ибрагим-паши. Пушечным огнем было уничтожено множество стругов, в плен взято более сорока человек, и спастись удалось лишь немногим.

В следующем году донцы на 70 стругах 12 дней безуспешно пытались прорваться мимо Азова, а затем ушли по второму пути — через реку Миус. Выйдя в море, они потопили несколько турецких судов, разорили крымский берег, и выжгли предместья Кафы, не сумев взять сам город. Весной 1621 года объединенный отряд из 1300 донских и 400 запорожских казаков с атаманами Сулимой, Шилом и Яцком отправились в Черное море к берегам Турции, разграбили город Ризу и дворец местного паши, однако понесли большие потери при штурме. Выйдя в море, их флотилия попала в сильный шторм, который потопил немало стругов, поэтому уставшие от стихии казаки не смогли достойно принять бой, когда их на 27 галерах нагнал турецкий флот. Только 300 донцов и три десятка запорожцев вернулись домой на 8 стругах и чайках. Несмотря на столь значительное поражение, желание отомстить у казаков осталось.

Уже в июне следующего года 50 новых стругов с 1500 донцами снова появились у берегов Крыма. Под Кафой они захватили два турецких корабля, затем их видели под Балыклеей (Балаклавой), потом у берегов Анатолии, где казаки штурмом овладели Трапезундом, после чего взяли курс на Стамбул. Французский посланник при турецком дворе писал: «Казаки появились в 15 лье отсюда на 30 лодках, и захватили город Кодриа, расположенный в 6 лье от Черного моря в Натолии, оставили по себе следы разрушения и увели более тысячи пленных из Карамассала». Турецкая эскадра в 16 галер предложила казакам выкупить пленных. Сошли на берег стали торговаться три дня, да так и не сошлись в цене. Сгубила казаков жадность: турки напали на них, отбили пленных силой, сожгли лагерь и потопили 15 стругов. По одним данным казаки потеряли более 400 человек, по другим 18 челнов и 500 человек. Лишь небольшая группа 8 августа 1622 года добралась до Дона, без добычи и без славы. Не получалось у донцов с дальними походами. Но не все ратовали за оные. Так, этим же летом донцы во главе с атаманом Исаем Мартемьяновым вблизи Азова захватили конвой транспортных турецких судов, и 26 июля вернулись со славой и добычей (включая три пушки) домой.

К началу 20-х годов XVII века российское государство во главе с новой династией Романовых окрепло после Великой смуты, и решило вернуть себе земли, захваченные Польшей в те неспокойные времена. Для этого царь Михаил Романов усердно искал союза с Турцией и Крымом и в угоду своей политике стал требовать от Донского казачьего войска отказаться от набегов на басурман. Из Москвы на Дон был послан князь Белосельский, который 27 апреля 1623 года на Войсковом круге зачитал об этом царскую грамоту. Донцы ответили, что крымчаки и турки всегда были им врагами, и что если казаки перестанут их воевать, то будут действовать себе в убыток, и жить будет не на что. Однако князь заявил, что царь и это предусмотрел, и шлет им возмещение будущих убытков из собственной казны. Это было первое «жалование», которое Дон получил от Кремля. Однако разовая взятка вовсе не означает, что после нее, а тем более до нее, земля Великого войска донского вместе со всеми на ней казаками была в подчинении Москвы. Войсковой круг откровенно посмеялся над жалкой суммой, присланной царем, и отписал в Москву, что теперь они и крымчаков и турков «зацелуют до смерти». И тем же летом тысяча донцов на 30 стругах напали на Кафу и Темрюк, а затем в компании с запорожцами высадились на малоазиатском берегу у Трабзона, разграбили предместья, захватили купцов и их товар, корабли, пушки, и тем «поздравили» нового султана Мурада с восшествием на престол. Об этом свидетельствует запись Афонского Иверского монастыря на греческом языке: 9 тысяч казаков на 100 стругах напали на Стамбул 9 июня 1623 года, разграбили окрестности столицы, сожгли два квартала столицы. Этот налет был слишком рискованным, и риск не оправдался: турки быстро собрали ответные силы и домой вернулось только 70 казаков. На следующий год 55 стругов под командованием атамана Демьяна Черкашенина вышли в Азовское море и напали на Крым, разорив татарские улусы возле Керчи. Однако на обратном пути буря потопила около дюжины стругов.

В 1626 году казаки предприняли два налета на Азов, в которых участвовало более 2 тысяч человек. Они разграбили и пожгли предместья, и взорвали две каланчи. В 1630 году тысяча донцов на 28 стругах напала на Керчь, но потеряв более сотни человек была вынуждена отступить, и в отместку разграбила греческие поселения на берегу Черного моря Айсерес, Арпат и Инебол. Однако турецкая эскадра настигла налетчиков и захватила много пленных. В этом же году маленькая группа донцов, примкнув к запорожцам, напала на Трабзон, и захватила много пленных. Настолько много, что на каждого донца досталось аж по 80 пленников, в том числе дочь трабзонского кадия (городского судьи). В 1630 году в Кремле подумали, что раз он платит Войску донскому жалование, то оно у него в услужении. И повелел царь донским казакам пойти на помощь туркам, и вместе с ними воевать против поляков под Очаковым. Однако донцы, собравшись под Раздорами, ответили, что в отличие от Москвы никогда веры своей православной не предавали и заключать союзы с басурманами не собираются, поэтому воевать на их стороне не будут, как того Кремлю бы не хотелось. Тогда Москва попыталась грозить войсками, на что казаки ответили, что стоят за правду, за веру и поэтому ничего не боятся, а в случае агрессии, к ним на помощь придут тысячи их братов-запорожцев. На этом давление Кремля на Дон и окончилось, в связи с тем, что воевать и против Польши и против казаков было нецелесообразно. Однако Москва затаила обиду, которую потом выместила на свободолюбивых казаках.

В подтверждении своих слов, что Земли великого войска донского существуют обособленно от России, и не подчиняются царским законам, более 700 казаков в 1631 году объединились с запорожцами и разграбили татарские предместья под Керчью. А в августе захватили Гезлев и Инкерман, но под Мангупом мурзы Матетш и Канту во главе 800 татар напали на казаков, которые не только отбились, но и, захватив две татарские пушки, преследовали нападавших почти до Бахчисарая. В 1634 году донцы совместно с запорожцами едва не овладели Азовом. Весной следующего года опять воевали у подножий его стен, но пришедшее от паши Кафы подкрепление вынудило казаков отступить. Тогда весной 1637 года Войсковой круг донцов принял решение: взять Азов во что бы то ни стало. Наказным атаманом был выбран Михайло Татаринов, который собрал 4400 казаков и 21 апреля 1637 года осадил Азов.

Того самого старинного города Азова, который заложили еще генуэзцы, и которые брали донские казаки, сейчас нет и в помине. Автор этих строк был там, и наблюдал лишь остатки вала, который приказал построить царь Петр I, но уже в другом месте и для других целей. Музейные экскурсоводы рассказывают и показывают лишь пустое место, склон у реки, где когда-то стоял огромный холм, который при советской власти был срыт до основания на песок и щебень. С трудом верится, что это историческое место, где располагалась старинная крепость, насчитывающая 11 башен, и к которой примыкали еще два города Тапракалов и Ташкалов, разделенные каменными стенами, можно было срыть, и вывезти на баржах для нужд народного хозяйства. Воистину Иваны не помнящие родства, и живущие только одним днем! Хотя, если вспомнить о расстреле мирной демонстрации рабочих в Новочеркасске в 1962 году, то это уже не кажется кощунством, впрочем, как и снос исторических памятников в Кремле, для постройки Дворца съездов, который сейчас именуется ГКД, или о том, что сейчас русская нация стремительно вымирает, а опросы населения говорят о том, что люди все больше гордятся, что живут в России. Впрочем, Дон в XVII веке не был Россией.

Итак, время осады Азова, которая длилась два месяца, было выбрано очень удачно, поскольку татары не пришли на помощь турецкому гарнизону, так как в это время грызлись между собой. Поэтому 11 июля 1637 года турки сдали город, который открыл казакам путь к морю, о чем с радостью сообщили в послании царю, прося у него помощи. Однако Кремль был зол на свободолюбивых казаков, отказавшихся воевать в союзе с турками против Польши. Впрочем, он всегда проводил только ту линию, которая выгодна лишь ему. И многие пали доверчивой жертвой этой политики. Впрочем, турки сразу после потери Азова ввели в Азовское море эскадру из 40 галер Пиала-аги, так что когда с Дона вышла очередная флотилия на 30 стругах с 1700 казаками на борту, чтобы напасть на Тамань, то у мыса Чук в дельте Кубани произошло морское сражение, которое окончилось полным разгромом донцов. Последние сразу потеряли 5 судов и 500 казаков, поэтому флотилия решила подниматься вверх по реке Кубани. Но там казаки нарвались на целую череду засад кубанских татар. Семь дней отряд прорывался на Дон, побросав все струги и потеряв еще 700 человек. Домой пришла лишь третья часть. Однако второй отряд, который вышел вслед за первым, 9 мая на 75 стругах успешно напал на Кафу, и вернулся с богатыми трофеями. Так казаки двойным ударом, прикрывали друг друга, работая на общее дело – борьбу.

Донские казаки занимали Азов 4 года (1637-1642), используя его как базу для своих морских походов. В 1640 году атаман Черкашенин, выведший 23 струга в Азовское море, столкнулся в Керческом проливе с сорока галерами турецкого флота. Казакам удалось потопить две из них, и вернуться под защиту пушек Азова.

В 1641 году турки подогнали под город огромный флот: 100 галер из Мраморного моря, 80 больших кораблей, 90 малых и 20 большегрузных транспортов. Почти 300 судов и 250 тысяч сухопутного войска под командованием Гусейн-паши. Гарнизон же казацкого Азова составлял всего 5 тысячи бойцов. Напрасно казаки просили помощи у Москвы, царь отказал им, предпочтя остаться в союзе с турками. 7 июня началась осада, вошедшая в историю донского казачества под названием «Великое сидение», а 27 сентября турки с позором ушли из под стен города, так и не сломив сопротивление его защитников, которых на тот день оставалось не более 2 тысяч. Старинный русский город Азов, который лежал в руинах, казакам пришлось покинуть, взорвав все то, что можно взорвать, и увезя 80 крепостных пушек, и даже сняв кованные ворота с православного храма. Так что в следующем 1642 году Азов снова стал турецким.

Однако идея единой столицы земель Войска донского настолько понравилась казакам. После неудачного штурма Азова в октябре 1644 года, они заложили город-крепость Черкасск, ныне станица Старочеркасская. Автор этих строк был в этом красивом местечке на берегу Дона, где до сих пор сохранились некоторые каменные исторические постройки XVII века, но не осталось никакой крепости с земляными валами, каменными стенами и пушками из Азова.

В апреле 1645 года атаман Алексей Старов вывел 64 струга с двумя тысячами человек под Керчь. Летом снова пытались взять штурмом Азов В 1646 году наказной атаман Осип Петров вывел в море 1500 казаков на 150 стругах, которые в 10 милях от Азова встретили пять турецких комяг, шедших из Кафы, и захватили их.

В 1651 году 900 донцов на 12 больших стругах вышли в Черное море и напали на турецкий город Каменный Базар под Синопом. Взяли 600 пленников и много рабов. На обратном пути захватили три больших торговых корабля, везших пшеницу в Стамбул, и потопили их. В следующем году тысяча донцов на 15 стругах во главе атамана Ивана Багатого снова прорвались в Черное море, опустошили берега Румелии и побывали под Стамбулом, взяв богатую добычу. На обратном пути, как водится казаков догнала турецкая эскадра из 10 галер, но казаки одолели ее.

В январе 1653 года гетман украинских казаков Богдан Хмельницкий на Переяславской раде объявил о присоединении Малороссии к Московии. Однако некоторые современные ученые рассматривают этот акт, как временный военно-политический союз гетмана и царя против Речи Посполитой. В том же году донцы под командованием атамана Семена Свигуна перехватила в Азовском море несколько турецких кораблей с грузом для Азова. В мае 1656 года атаманы Иван Богатый и Будан Волошанин на 19 стругах с 1300 казаками разграбили побережье Крыма от Судака до Балыклеи (Балаклава), затем, пересекли Черное море и попытались взять штурмом Трабзон в Турции. Атака была отбита, и тогда атаманы разграбили город поменьше – Триполь. 18 августа, казаки после 3-месячного похода, с богатой добычей вернулись на Дон, откуда через три дня на этих же стругах вышла новая партия желающих досадить татарам и туркам. Одна их часть напала на Азов, а другая сразу направилась к побережью Крыма, где были разорены Темрюк, Тамань, Кафа и Балаклея.

Весной 1600 года, получив из Москвы припасы, вооружение и деньги, донцы стали готовить свой самый большой морской поход — 8 тысяч казаков на 500 стругах. Но после того, как разведка донесла об огромном турецком флоте, стоявшим в Азовском море, поход был отложен. Затем на Руси наступили три неурожайных года, когда даже летом были заморозки, а снег выпадал в сентябре и не таял до весны. После этого грянуло Смутное время, в котором казаки приняли самое активное участие. Так что, к морским походам вернулись не скоро.

В августе 1661 года казаки по протоке Казачий ерик, под огнем турок вышли в море на 20 стругах, разбили турецкий флот из пяти кораблей, и разорили более 10 крымских селений от Судака до Кафы. В 1662 году казаки на трех стругах захватили в Азовском море три турецких торговых судна и взяли 60 пленных. В 1666 году атаман Родион Осипов с 500 донцами совершили удачный поход на крымское побережье. В 1673 году атаман Михайло Самаренин на 11 стругах прорвался в Азовское море.

А в 1674 году царь Алексей Михайлович прислал на Дон своих служилых людей для совместного похода с казаками против турок и татар. В мае флотилия из 25 судов под командованием полковника Косогова вышла в Азовское море и дала бой турецкому флоту у Таганрогской косы. Как раз в Таганроге, где автор этих строк в свое время любовался памятником Петру Первому с надписью «Основателю русского флота на юге России», первый русский флот за 22 года до появления своего «основателя» под Азовом, уже сражался там с турками. Парадокс.

В следующем году 500 казаков захватили 20 турецких кораблей в устье Дона и привели их в свою столицу Черкасск. На следующий год 99 стругов орудовали в Азовском море, совершенно прервав коммуникации с Азовом, а на следующий 6 стругов с семью сотнями на борту напали на Темрюк. Это был расцвет флота Донского войска, и удачные походы следовали один за другим. Турки выдохлись, и у них хватало лишь силы удерживать Азов, уже за стенами которого донцы чувствовали себя как дома.

В мае 1685 года тысяча казаков на 56 стругах вышли в море и захватили у Азова два турецких корабля с провиантом для гарнизона, а затем и еще пять кораблей. В сентябре следующего года 500 казаков на 30 стругах вышли в Черное море, а одновременно 800 их товарищей действовали в Азовском море. Туго приходилось янычарскому гарнизону Азова завязывать пояса от голода.

В мае 1687 года 800 казаков во главе с атаманом Петром Калмыком вышли в море, захватили Темрюк, но на обратном пути в Казачьем ерике нарвались на турецко-татарскую засаду. Половина казаков погибли в неравной схватке, остальные вместе с раненым атаманом попали в плен. Лишь единицам удалось добраться до дома. Через некоторое время атамана Калмыка турки казнили в Азове.

Но это не остановило казаков. В мае 1689 года атаман Зот Камышников с тысячей казаков на 45 стругах, разорив окрестности Азова, прорвался в море, и разорил побережье Крыма. В августе атаман Тимофей Долгий также пробился в Азовское море вместе с 690 казаками, где захватил два турецких судна. В декабре между Донским войском и турецким гарнизоном Азова было заключено короткое перемирие. Однако потом война снова продолжилась. В 1691 году в морской поход ушло 800 донцов, а в следующем – 1200, разделившись на две группы: первая на 15 стругах напала на Азов, а вторая на 77 стругах на Темрюк.

В 1694 году тысяча казаков на 65 стругах под командованием атамана Бориса Данилова разграбили побережье Крыма, но на обратном пути около Азова их поджидала турецкая эскадра в 30 кораблей. Казаки потопили два из них, и ушли от погони, но были вынуждены возвращаться домой посуху, бросив струги и часть добычи на берегу.

На следующий год молодой Петр решил отправиться в свой первый поход на Азов. Для чего донские казаки снарядили 1259 стругов. Но овладеть тогда этой крепостью царь не смог. Но уже весной следующего года начался второй поход. В начале мая к Черкасску было стянуто 64 тысячи пехотинцев из России, пришло 15 тысяч запорожских казаков во главе с атаманом Лизогубом, да и донской атаман Фрол Минаев выставил все, что у него было, включая 40 стругов и 5 тысяч человек на них. Турки подогнали на помощь Азову 13 боевых кораблей и 13 грузовых судов с припасами для гарнизона крепости. 18 мая прошел военный совет, на котором было признано, что нужно атаковать неприятельскую эскадру, но 9 галер царя с пехотинцами полка Гордона на борту не годятся, так как не могут пройти протокой в море.

И пришлось будущему основателю флота на юге России царю Петру с берега наблюдать за славной победой казаков на море. Только, вот незадача: не считал царь казаков русскими, и поэтому первой победой русского флота объявил выигранный им бой в устье Невы, который прошел через 8 лет: 7 мая (по старому стилю) 1703 года. Тогда 30 галер царя одолели два небольших шведских судна, посланных их адмиралом в разведку. Да и на Балтике Петр не был основателем военного флота, так как еще Иван IV Грозный имел там свою эскадру, уничтожение которой было особым пунктом прописано в Столбовском мирном договоре со шведами. Что же касается славных морских походов донских казаков против татар и турков, то они прекратились после захвата царем Азова. Теперь уже не турецкие янычары, а сила пострашней, петровский гарнизон не пускал донцов на промысел в Азовское море.

Добавлено (25.04.2013, 14:20)
---------------------------------------------
Хронология походов

1492 г. - запорожцы возле Тягани (Бендеры) взяли на абордаж турецкую галеру, которая везла ясырь. Казаки освободили всех невольников.

1493 г. - под проводом черкасского старосты Богдана Глинского казаки штурмом взяли и разрушили крепость Очаков.

1502 г. - запорожцы осадили турецкую крепость Тавань.

1504 г. – осада Тавани казацким флотом повторилась.

1516 г. - казаки блокировали из моря крепость Белгород.

1523 г. - флотилия запорожцев действовала под Очаковом.

1527 г. - запорожцы штурмовали Очаков.

1528 г. - флотилия казацких чаек высадила десант и штурмовала стены Очакова.

1538 г. - опять громили запорожцы отстроенный турками Очаков.

1541 г. - под Очаковом действовала флотилия запорожзских чаек.

1548 г. - еще один штурм Очакова.

1551 г. - запорожзский флот опустошил Очаков.

1556 г. - еще один штурм Очакова. Казацкая флотилия штурмует Керчь.

1558 г. - запорожзские моряки овладел Джарилгачем и Перекопом.

1560 г. - казацкая флотилия разрушила Кафу (Феодосия). Тогда же в союзе с дончаками штурмовали Азов, а казаки Д. Вишневецкого завладели Очаковом.

1574 г. - запорожцы штурмовали Белгород, разрушили крепость Тягинь. Другая флотилия чаек под предводительством Покотила разбила турков на море.

1575 г. - казаки штурмом завладели крепостью Трапезунд, разгромили морские пирсы и предместья Стамбула, завладели крепостями Килиею, Силистриею, Синопом.

1576 г. - успешный поход на Варну.

1588-1589 гг. - ежегодные успешные походы на крепости Турции и Крымского ханства.

1602 г. - 30 казацких чаек дважды разгромили турецкий флот на подступах к крепости Белгород, завладели несколькими турецкими галерами и штурмовали Килию.

1603 г. - штурм побережья Крыма, взятие крепостей Измаила и Обличицы.

1606 г. - запорожзские чайки штурмовали крепость Килию, Белгород, захватили в море 10 турецких галер, взяли крепость Варну и уничтожили весь флот в гавани. В этом же году во главе с Петром Сагайдачным запорожцы завладели турецкой крепостью в Крыму - Кафой.

1607 г. - флотилия запорожцев во главе с Петром Сагайдачным разбила турецкую флотилию под Очаковом.

1609 г. - запорожзская флотилия штурмовала Килию, Белгород и Кафу.

1610 г. - казаки успешно действовали на море на подступах к крепостям Измаила, Килии, Белгорода, Облучи, Новосидло.

1612 г. - запорожцы на 60 чайках осуществили штурм Гезлева, Ба-бадага, Варны и Месемврии. Осенью совместно с дончаками запорожцы разорили Гезлев.

1613 г. - казаки осуществили два похода на турецкое побережье, а в устье Днепра разбили турецкую флотилию и овладели шестью турецкими галерами и несколькими вспомогательными судами.

1614 г. - в августе запорожцы совместно с дончаками овладели Синопом, уничтожили верфи и значительное количество кораблей у пристани.

1632 г. - запорожцы и дончаки взяли Синоп.

1634 г. - в августе запорожцы с дончаками четыре дня штурмовали Азов, потом громили Белгород, Килию, Измаил.

1635 г. - запорожцы с дончаками действовали у берегов Крыма и Турции; в море захватили 4 корабля противника. На обратном пути запорожцы завладели только что отстроенной крепостью Кодак, полностью уничтожили ее гарнизон. Руководил этой операцией выдающийся казацкий полководец Иван Сулима.

1637 г. - запорожцы с дончаками взяли Азов.

1638 г. – 1 700 запорожзских и донских казаков потерпели поражение от турецкого флота в дельте Кубани, потеряв при этом все суда и 700 человек убитыми.

1640 г. - запорожцы с дончаками на 23 судах в Керченском проливе вступили в бой с турецкой эскадрой из 40 галер и потопили две, остальные убежали в Азов.

1641 г. - 600 запорожцев на 12 чайках Днепром вышли в Черное море. Весь турецкий флот находился в Азовском море и принимал участие в осаде Азова. 240-тысячная турецкая армия, не добившись успеха в 24 штурмах, вынуждена была снять осаду. В следующем году российский царь послал грамоту об отказе российского правительства принять в свои владения Азов. Разрушив крепость, казаки покинули город.

1644 г. - запорожцы на З0 чайках, возвращаясь из похода Азовским морем, объединились с дончаками и опять штурмовали Азов.

1645 г. – 5 000 запорожцев совместно с дончаками на 84 судах действовали на Черном и Азовском морях, штурмовали Керчь и Азов.

1646 г. – 2 400 запорожцев принимали участие в штурме Дюнкерка (Франция) во главе Иваном Сирком и Солтенком.

1648 г. - 600 запорожцев и 300 дончаков на 20 судах успешно действовали вблизи Тонких Вод (Крымское побережье), отбив у татар захваченных на Украине пленных. Осенью казаки на 16 судах ходили на Темрюк.

1655 г. - запорожцы совместно с дончаками на 34 судах вышли в море, захватили Тамань и сорвали поход татар на Украину.

1656 г. - запорожцы и дончаки числом свыше 2 000 штурмовали Азов и Очаков. Возле Гезлева они отбили 200 пленных украинцев и россиян и захватили в плен 600 турков и татар.

1559 г. - летом казаки на 30 судах громили предместье Темрюка, Тамани, Кафы, Балаклеи, Синопа, Кондри и другие города, а осенью действовали у берегов Крыма.

1660 г. - весной 5 000 запорожцев во главе с Иваном Сирком напали на Очаков и сожгли его, позже захватили крепость Арслан на Днепре.

1663 г. - запорожцы трое суток вели морскую битву с турецким флотом на Черном море.

1664 г. - казаки уничтожили несколько турецких кораблей, высланных из Тавани к Сече.

1670 г. - под командованием Ивана Сирка запорожцы штурмовали Очаков, "чтобы Днепр очистить для выхода на морской путь".

1686 г. - в союзе с дончаками казаки штурмовали крепости Лютик и Кизикермен, успеха не добились, но обеспечили выход дончакам в море, которые потом успешно действовали под Темрюком.

1690 г. - запорожцы штурмовали турецкие крепости в устье Днепра и татарские поселения в Крыму. В устье Днепра запорожцы захватили ханскую казну и два корабля.

1692 г. - запорожцы держали в осаде Очаков.

1694 г. - совместно с дончаками запорожцы завладели Ченгарским городком, потом дончаки вернулись в Черкаск, а запорожцы пошли в море.

1695 г. - запорожцы, возглавляемые Максимом Самийленком, завладели турецкой крепостью Кизи


За добро - добром, за зло - по справедливости


Сообщение отредактировал Lotus - Четверг, 25.04.2013, 14:23
GeorgДата: Четверг, 25.04.2013, 17:04 | Сообщение # 2
Матрос
Группа: Корсар
Сообщений: 39
Награды: 5
Репутация: 7
Статус: В открытом море
Википедия:
Казаки́ (каза́ки, др.-русск., ед. ч. козáкъ[2]; укр. козаки́, в летописях также: черка́сы) — этносоциальные[3] группы различного этногенеза, первоначально проживавшие в южных степях Восточной Европы, в частности на территории современной Украины и России, расселившиеся впоследствии на территории Среднего и Нижнего Поволжья, Предуралья, современного Казахстана, Сибири и Дальнего Востока.
В ходе XVIII века Российская империя требовала от казаков преданности и службы, но это часто шло против их вольного образа жизни и привело к множеству восстаний, самые крупные из которых — Разина, Булавина и Пугачёва. Это вызывало крупные карательные меры со стороны российских властей. Например, после восстания Булавина Донское войско было официально лишено независимости. Возникали конфликты и между запорожскими казаками и центральным правительством, осваивающим земли Таврии. Казаки неоднократно громили колонии сербских поселенцев в Таврии из-за земельных споров[8]. Кроме того, Екатерина II опасалась поддержки восстания Пугачёва со стороны запорожцев. В этих условиях Екатерина II приказала расформировать Запорожское войско и уничтожить Запорожскую Сечь, что и было исполнено. После подавления восстания Пугачёва, в том же 1775 году, в целях полного забвения случившейся смуты Яицкое казачье войско было переименовано в Уральское и лишено остатков автономии.
SVAROGДата: Понедельник, 19.01.2015, 07:41 | Сообщение # 3
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Историки часто, и даже в первую очередь подчеркивали пиратский характер морских походов запорожцев, отрицали политический подтекст и цели "степных рыцарей-флибустьеров" в их противостоянии с турками и татарами. И преувеличивали "спайку" турок и крымчаков. Но не раз и не два запорожцы вооруженной силой помогали претендентам на ханский престол из династии Гераев (Гиреев), высаживая морские десанты в портах Крыма. Пираты? Флибустьеры? Но в значительной степени и морские, и сухопутные походы запорожцев были превентивными акциями самозащиты. Нападение – лучший способ обороны! Казацкими атаками рушилась имперская инфраструктура на Черном море, при этом освобождались невольники, многие из которых в свою очередь становились запорожцами. Сам сэр Арнольд Тойнби в своем интереснейшем "Постижении истории" называл казацкие республики речными цивилизациями. Днепр и Волга, Урал, Кубань и Терек веками давали пристанище вольным людям. Но не только убежище находили там искатели свободы от неволи жестко централизованных государств и от диких кочевников, не только защиту. Нет, они сами непрерывно атаковали! Тойнби писал, что "казаки представляли собой полумонашеское войсковое братство наподобие братства викингов, эллинского спартанского братства или рыцарского ордена крестоносцев". Между тем, как считает харьковчанин Евгений Зарудный, "ототожнення козацтва з рицарством не є виправданим із соціально-економічного погляду". "В усталених уявленнях про козака перша його іпостась, тобто виробничо-трудова, геть затінюється другою, воїнською… Насправді ж вільний труд на вільній землі невіддільний від самої суті козацтва і становить одну з його фундаментальних рис" (Дмитро Наливайко, "Козацька християнська республіка"). "Дійсно, козак орав з шаблею на боці; покинути рало не давав голод, кинути шаблю не дозволяв татарин. Тільки самі одчайдухи, поставивши все на військову вдачу, кидали господарство і ставали лицарями; тільки на самісінькій межі з Диким Полем, де надія захистити господарство від хижих степняків стає абсолютно примарною, існував лицарський орден — Запорізьке військо. Війську цьому, справді, немає європейських аналогів; маленька Європа не має просторого пограниччя з чужим, диким, нижнім світом "за порогом", – пишет Евгений Зарудный. И самым острым оружием запорожцев был флот, который задолго до адмирала Ушакова владел на Черном море если уж и не стратегическим, то оперативным господством. Запорожские, а вскоре и донские казаки выводили в море сотни чаек и стругов. Запорожец, ни разу не побывавший в морском набеге, не считался настоящим казаком! "Про мету походу рядові козаки знали лише у загальних рисах… Кожен учасник морського походу мав шаблю, дві рушниці, шість фунтів пороху, відповідну кількість куль і шроту. На чайці розміщувався екіпаж від 50 до 70 козаків, кілька фальконетів (невеликих гармат), один нюренберзький квадрант… Брати з собою і вживати спиртні напої заборонялось категорично. Коли ж таке траплялося, то винуватців викидали за борт" (Арнольд Сокульський, "Морські походи запорожців"). Вот вам и "вольница", вот вам и "флибустьеры"! Первой победой флота запорожцев считается виктория под Тягином в 1492 году; возле Тавани в 1502 и 1504 годах запорожцы вновь одерживали победы. Почти полвека боевые действия между казаками и турками с крымскими татарами проходили в основном на суше. Но вот в 1561 году запорожцы сжигают Аккерманскую крепость и в союзе с дончаками уже штурмуют с моря Азов. Вскоре состоялся и первый поход в Крым. О нем упоминает в письме кошевой атаман Иван Сирко: "...року 1575 Богданко з козаками Крим воевал и плюндровал...". В 1575–1576, 1578, 1582, 1586–1590, 1593–1595, 1599 гг. казацкие чайки хозяйничали близ Гезлева (Евпатории), Кафы (совр. Феодосия), Керчи, Очакова, Килии, Варны, Трапезунда, Синопа и Стамбула. А в XVІІ веке походы в Черное море осуществлялись практически каждый год. "Запорожцы (вопреки запрету короля, опасавшегося разозлить турок) принялись за свои морские рейды. Их флотилии числом от 30 до 100 чаек ежегодно выходили из устья Днепра и направлялись грабить приморские селения на турецких и крымских побережьях. Ханский порт Гезлев, прежде уже не раз страдавший от казацких нападений, в 1612 году вновь подвергся разгрому с моря, а на следующий год казаки вторглись в Крым дважды" (Олекса Гайворонский, "Повелители двух материков", т. II). В 1614 году казаки славного гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного взяли приступом, разгромили и сожгли хорошо укрепленный порт Синоп на южном берегу Черного моря. Погрузив на чайки громадную добычу, "полон" и часть освобожденных рабов, запорожцы спокойно вышли из синопской гавани. По турецкой версии имперский флот перехватил их под Очаковом, "и там с божьей помощью одни были порублены саблями, другие в море потоплены, а некоторые... бежали". Но вот хорошо информированный великий коронный гетман Станислав Жолкевский сообщал, что при возвращении из Синопа запорожская флотилия потеряла убитыми и ранеными около 200 человек. И это из двух тысяч, вышедших в поход!.. Да и двадцати пленников, привезенных в "столицу мира", маловато для триумфа, так что о сокрушительном поражении казаков говорить как-то не приходится. Султан Ахмед I был взбешен разгромом Синопа, бил великого везиря Назир-пашу буздыганом и приказал повесить его. И наконец, весной 1615 г. запорожцы напали на столицу империи! На 80 чайках подошли они к Стамбулу и подожгли порты Мизевну и Архиоку. Султан при виде дыма прервал загородную охоту и бросился в город. Турецкий флот получил приказ выйти в море, догнал запорожцев близ устья Дуная, но в морском сражении часть турецких галер была взята на абордаж, часть пущена ко дну, остальные рассеялись по морю. Раненый командующий турецкой эскадрой попал в плен к казакам, предлагал им 30 тысяч злотых выкупа, но не дождался освобождения и умер в неволе. Весной 1616 года две тысячи казаков Петра Сагайдачного разбили в Днепровском лимане преградившую им путь эскадру Али-паши, захватили полтора десятка галер и около сотни мелких судов, после чего двинулись к берегам Крыма. Там с помощью пушек трофейных галер они штурмом взяли Кафу. Другая флотилия осенью того же года разорила Трабзон (Трапезунд) и повторила разгром несчастного Синопа, а в порту Минер сожгла 26 турецких судов. Адмирал Циколи-паша попытался разбить казаков, но потерял три галеры и вынужден был отступить. Уже в 1618 г. итальянский путешественник Пьетро делла Балле писал о казаках, что "больше нет мест, подчиненных туркам в окрестностях Черного моря, которые бы они не захватывали, которые не грабили и не разоряли полностью... они сегодня очень сильны на Черном море, и очевидно, что как бы мало их ни было, никто никогда не осмелится оспаривать их владычество". Французский посол в Стамбуле граф де Сези в 1625 г. называл казаков "хозяевами Черного моря", а тайный советник шведского короля и его посол в Польше Жак Руссель в 1631 г. обращался к ним как к "властелинам Днепра и Черного моря". Запорожцы, писал француз Мишель Бодье о противостоянии Стамбулу в 1620-х гг., явились "бичом для... Турецкой великой державы" и "показали туркам, что в каком бы положении они ни были на этом море, они (казаки) тут всегда хозяева и что оно не столько море, сколько арена их побед…". Историки XVIII–XIX вв. не сомневались, что казаки временами захватывали господство на море. Французская "Всеобщая история о мореходстве" указывает, что в 1614 и 1625 гг. они "учинялись обладателями" и "совершенными обладателями" Черного моря и прекращали там свободу плавания для турецких судов. "Уже турки, можно сказать, не владели Черным морем, — говорит о первой четверти XVII века Пантелеймон Кулиш, — и навигация между Лиманом и Босфором перешла в руки новых варягов". Сходные оценки дают историки XX века. Дмитрий Наливайко считает, что "в период с 1614 по 1634 г. казаки фактически господствовали на Черном море", что в 1610–1620-х гг. они "почти полностью завладели... морем, и турки были бессильны защитить от них свои владения". Стратегическое господство означает, что противник на морском театре не может сорвать операции господствующего флота. Оперативное же господство означает превосходство в силах и средствах на направлении главного удара и достигается путем широкого и смелого маневра силами и умелым использованием географических особенностей. Исходя из этих положений, вполне можно говорить о стратегическом господстве казаков в 1637–1641 гг. на Азовском море, которое было под полным контролем Войска Донского и его флота. На Черном море запорожцы и донцы достигали оперативного господства во многих кампаниях 1610–1630-х и 1650-х гг. Это был выдающийся успех казачьих флотилий! Казаки успешно сражались с эскадрами тяжелых турецких галер – хорошо вооруженных артиллерией, имевших сотни солдат на борту и преимущество в ходе при ветре. Но главной целью запорожцев были все же турецкие и татарские города по всему побережью Черного моря. Если турки не могли предупредить прорыв казаков в море, то спешили оповестить об этом и готовились перехватить тех на обратном пути. Успех похода означал, что сделана лишь половина дела. Куда труднее было вернуться на Сечь! Турки посылали эскадры на поиск смельчаков, приходилось прорываться через татарские засады, а порой даже возвращаться на Сечь через Азовское море. "Редко когда бывает, чтобы вернулась половина команды, – пишет Гийом де Боплан, – зато привозят богатую добычу, как то: испанские реалы, арабские цехины, ковры, парчу, шерстяные и шелковые ткани, другие ценные товары". Упомянутый де Сези записал 9 августа 1620 г.: "Казаки появляются поблизости отсюда на Черном море и захватывают невероятную добычу. Они пользуются такой славой, что только ударами палкой можно заставить турецких солдат выступить против них". 25 августа: "Казаки со 150 лодками опустошают все побережье Черного моря, ограбили и полностью сожгли Варну…". Эти события находили живой отклик в украинских народных думах, песнях и балладах. А в неділеньку, рано-пораненьку, Пливуть славні козаченьки, Пливуть човенцями, Поблискують весельцями. Вдарили разом сімсот самопалів Семи п’ядів од запалів. Була Варна, була Варна, Здавна славна, здавна славна, А козаки славні стали, Що в тій Варні міста взяли, А в них турків порубали. 17 июня 1621 г. граф снова сообщал о появлении запорожцев под стенами Стамбула: "Страх, охвативший жителей этого города, был так велик, что невозможно описать. 16 лодок с казаками в эти дни достигли колонн Помпея у входа в пролив в Черное море...". Казаки застали столицу врасплох. Босфор охраняли лишь три галеры и в городе началась паника. Хватали первых попавшихся прохожих, вооружали и отсылали на суда, реквизировали оружие на иностранных судах, стоявших в бухте Золотой Рог. За два дня, пока запорожцы опустошали окрестности Стамбула, удалось снарядить эскадру из 40 торговых и вспомогательных судов, которая отплыла на поиски казаков, но, завидев их, уклонилась от боя, а ночью вернулась в пролив. Осенью того же года польско-казацкое войско нанесло поражение туркам и их вассалам под Хотином. Решающую роль сыграли именно казаки – это была последняя битва Петра Сагайдачного, при гетманстве которого состоялись наиболее успешные морские походы запорожцев. В рукописях Афонского монастыря найдена греческая запись о нападении запорожцев на Стамбул 9 июля 1623 года, когда около шести тысяч казаков на 100 чайках разорили окрестности турецкой столицы. Через год они повторили набег. Английский посол в Стамбуле Т.Роу 20 июля 1624 г. записал в дневнике: "9 числа сего месяца казаки на 70 или 80 ладьях, …на рассвете вошли в Босфор... Халиль-паша в эту смуту сам провозгласил себя вождем; поскольку у него не было ни одной снаряженной и вооруженной галеры, он собрал все имеющиеся суда, лодки и баржи... Мы думали, что эти бедные пираты немедленно удалятся, но они, заметив приближающиеся к ним турецкие лодки, сомкнулись на середине пролива возле крепостей и, выстроившись полукругом, стояли в ожидании битвы; ветер был противный, и сами они напасть не могли. …Паша, видя их ловкость и отвагу, боялся напасть на них... Так весь день до захода солнца они смело стояли и грозили великой, но растревоженной столице мира и всему ее могуществу; наконец, удалились со всей своей добычей при развевающихся знаменах". И на следующий год казаки жгли пригороды турецкой столицы! Они стали известны в Европе, с ними считались и в Варшаве, и в Москве, и в Венеции. И тем более в Бахчисарае. Турецкие летописцы жаловались, что не было ни одного города на побережье моря, который не взяли бы запорожцы. Однако во время войн Богдана Хмельницкого и последовавшей затем Руины активность запорожцев угасает и пальма первенства в организации морских походов переходит к донским казакам. Запорожцы снова выходят в море уже при кошевом Иване Сирко. В конце концов, они настолько измотали турок-осман, что в начале лета 1673 года повелитель огромной империи, всего лишь год тому назад торжественно вступивший в завоеванное Подолье, прислал казакам письмо: "Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, …царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем непобедимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю вам, запорожские казаки, сдаться мне добровольно и без всякого сопротивления и меня вашими нападениями не заставлять беспокоиться. Султан турецкий Мухаммед IV". Следует отметить тон письма. Сравните его с посланием того же султана императору Священной Римской империи Леопольду I: "Я объявляю тебе, что стану твоим господином. Я решил, не теряя времени, сделать с Германской империей то, что мне угодно, и оставить в этой империи память о моем ужасном мече. Мне будет угодно установить мою религию и преследовать твоего распятого бога. В соответствии со своей волей и удовольствием я запашу твоих священников и обнажу груди твоих женщин для пастей собак и других зверей. Довольно сказано тебе, чтобы ты понял, что я сделаю с тобой, если у тебя хватит разума понять все это. Султан Мухаммед IV". А ведь за спиной Леопольда I стояла мощная европейская империя, тогда как за казаками – лишь собственный ум, беспредельная отвага и воинская доблесть. Вызывающий ответ, который написал кошевой атаман Иван Сирко "зо всiм кошем Запорожськiм", и есть знаменитое письмо запорожцев турецкому султану! Фактически султан предлагает казакам сесть за стол переговоров. Существует хорошо проработанный (во многом напоминающий договоры киевских князей с Византией) проект такого соглашения между Турцией и запорожцами. И уже в первых его параграфах султан позволяет казацким судам заходить во все турецкие порты на берегах Черного и Эгейского морей, свободно проходить через проливы Босфор и Дарданеллы. То есть уже в XVII веке запорожцы добились всего того, ради чего Россия с огромными трудами завоевывала Новороссию, Крым, строила Черноморский флот – и чего после ста лет непрерывных войн добилась лишь при Екатерине Великой! Запорожская пехота не уступала янычарам – и даже лучшей по тем временам испанской пехоте. Кавалерию запорожцев и лисовчиков имперцы ставили не ниже знаменитых польских "крылатых гусар", чья легендарная атака привела к разгрому турок под Веной в 1683 году. Но именно на море казаки одержали свои самые блистательные победы. Увы, чем дальше, тем большую роль в украинских делах начинает играть Кремль. О море пришлось забыть. Последние морские схватки запорожцев с турками состоялись в 1690 году. Но и через сто лет, во времена регулярных флотов, построенных по европейскому образцу, запорожцы на своих чайках показали, что их рано списывать со счетов! Казаки блестяще проявили себя при Екатерине II, во время дунайской экспедиции 1771–1774 гг., когда у России еще не было приличного флота на Черном море. Они прорывались мимо укреплений Очакова и Кинбурна, ходили в Хаджибей, воевали на Дунае, получили высокую оценку Румянцева-Задунайского, медали и денежные поощрения... А под конец и главный "подарок" Екатерины – ликвидацию Запорожской Сечи в 1775 году. Многие участники дунайских походов так и не вернулись из них, создав Задунайскую Сечь – на турецкой территории... Судя по всему, запорожцы и донским казакам привили вкус к морским походам. Во всяком случае, именно под руководством украинского казака Михаила Черкашенина донцы впервые взяли в 1578 году мощную крепость – Азов. Они и впоследствии часто объединялись с запорожцами и ходили в совместные походы, а в 1637 г. вновь отбили у турок Азов и пять лет удерживали в своих руках! Да, первая треть XVII века стала апофеозом казацкой морской славы. Вольная степная республика, едва зародившись, дала начало первому флоту на Черном море – смелому, умелому и успешному в противостоянии с могущественной Портой.


С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
SVAROGДата: Воскресенье, 23.08.2015, 18:07 | Сообщение # 4
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Гетман Пётр Сагайдачный 1616 год запорожцы на «чайках» под руководством гетмана Петра Сагайдачного уничтожают турецкий флот и захватывают Кафу Местонахождение Запорожской Сечи в разные периоды её истории
Прикрепления: 3058597.png(106Kb) · 3067793.png(49Kb) · 3206645.gif(37Kb)



С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
AgniДата: Пятница, 28.08.2015, 21:20 | Сообщение # 5
Контр-адмирал
Группа: Капитан
Сообщений: 6211
Награды: 319
Репутация: 1713
Статус: В открытом море
А теперь немного про гетмана Сагайдачного...

Вчера была очередная годовщина одной из побед русского оружия.
27 августа 1618 года окончилась оборона небольшого Рязанского города Михайлова от запорожских орд гетмана Сагайдачного. Идя на Москву с юга в поддержку и на соединение с польской армией королевича Владислава, соискателя русского престола, взяв и вырезав по пути Путивль, Рыльск, Ливны и Елец, Сагайдачный споткнулся на Михайлове. Отразив три штурма, и произведя удачную вылазку, нанеся неприятелю неприемлемые потери, михайловцы заставили Сагайдачного снять осаду с города и уйти.

Сагайдачный сегодня — национальный герой Украины. Его всячески славят и восхваляют. На националистических посиделках второй пост по традиции произносят за него. Ему приписывают героические свершения и покровительство украинскому православию, вплоть до восстановления в 1620 году Киевской православной митрополии. При этом замалчиваются его многие неблаговидные дела, а уж про военное фиаско под Михайловым вообще умалчивается.

Далеко ходить не надо. В статье Википедии, посвященной Сагайдачному, про осаду Михайлова нет ни слова. Про нее сегодня вообще знают только любители истории. Сомневаюсь даже, что все жители Михайлова в курсе. Несколько лет назад, проезжая через Михайлов, я зашел в местный краеведческий музей. Каково же было мое удивление, когда никаких следов Михайловского сидения я не обнаружил, кроме картины непонятного происхождения, на которой на русского витязя в кольчуге, стоящего на стене лезли два полуголых запорожца в синих шароварах. И все. На мой недоуменный вопрос смотрители музея сообщили, что все экспонаты по теме были изъяты и вывезены в областной центр, то есть в Рязань, более того, по этой же теме изъяли что могли у местных жителей, и что мне рыпаться бесполезно, в рязанские архивы меня не пустят. Воистину длинные руки у украинской агентуры. А может быть это наша чисто российская дурь, просто кто то решил, что таким образом, путем забвения исторической памяти, поспособствует сближению двух «братских» народов.

Памятник Сагайдачному независимая Украина поставила в Севастополе. Теперь его там нет. Зато мэр Харькова Геннадий Кернес по кличке Гепа, собирается установить снятого истукана в Харькове. С какой стати он стоял в Севастополе непонятно, в Харькове тем более. К обеим городам он никакого отношения не имел. Разве что Россию позлить.

Мне же сдается, что самое время позлить Украину. Персонально пана Вятровича с его Институтом национальной памяти. Вся эта национальная память сводится с перечислению исторических обид, нанесенных Украине Россией. Но, позвольте уважаемый, давайте ка начнем сначала. Россия вошла в Украину в 1654 году после Переяславской Рады по соглашению с Богданом Хмельницким. А до этого? До этого войсками не входила. А вот встречные движение наблюдались. Я бы сказал целый поток. Когда мы говорим про польско-литовскую интервенцию 1605 — 1613 годов, мы несколько искажаем ее национальный состав. Офицеры в отрядах Сапеги и Лисовского и им подобных были польско-литовские, а вот рядовой состав этих банд состоял сплошь из запорогов. Далеко за свидетельствами ходить не надо. Об этом, например, писали белорусский шляхтич Самуил Маскевич, оставивший ценные записки, или наемник Конрад Буссов. Даже в королевском войске Сигизмунда III, осаждавшего Смоленск в 1609-1611 годах из 24 тысяч войска половину составляли запорожские казаки. Это были наиболее злые и оголтелые войска, всячески стремившимися выслужиться перед поляками, чтобы попасть в реестр, то есть на гос. службу. Своего рода евроинтегрироваться. Не взяли, несмотря ни на какие подвиги. Наверное брезговали. Когда штурмы Смоленска были отбиты и король был вынужден перейти к осаде города, казачки совершили в перерыве между штурмами набег на Верховские города, разграбив их, а Мещовск и Козельск, по свидетельствам очевидцев, просто вырезали, вплоть до сущих младенцев. Татары, помнится, ставили к колесам телеге мальцов, и тех, кто был ростом ниже колеса, оставляли в живых. Эти же резали всех, без разбору и жалости. После московского похода Сагайдачного все они поголовно во главе с гетманом вступили в Киевское православное братство. Однако! И в московском походе Сагайдачного они вели себя точно так же, вырезав по пути к Михайлову Путивль, Рыльск, Ливны и Елец, а после снятия осады с Михайлова еще и Каширу.

Будем говорить прямо. Армия Сагайдачного была сборищем бандитов и убийц, а сам он гетманом-изувером, главарем преступников, самое место которым было на виселице.

И вот 16 августа 1618 года, двадцатитысячная запорожская банда под предводительством Сагайдачного, после взятия Ельца, подошла к Михайлову. Перед этим авангард запорогов под командованием Дорошенко, будущего гетмана, мамаем прошёлся по рязанским землям. Взяв города Лебедянь, Данков, Епифань, Скопин и Ряжск, он умертвил в них множество мужчин, женщин и детей, вплоть до сущих младенцев, предал огню много посадов, поубивал священников и пытался наскоком взять Переславль-Рязанский (нынешнюю Рязань), однако был отбит. Так же с налета он неудачно пытался взять и Михайлов. Дату первого штурма история не сохранила.

Подошедший с главными силами Сагайдачный потребовал сдать город. Но гарнизон и жители отвергли предложения запорожских парламентеров. Они отвечали со стен крепости: в Москве избран законный царь Михаил Романов, и мы ему крест целовали, но ни польских королевичей и каких-либо других правителей нам не надо. 17 августа запорожское войско приступило к штурму крепости. Артиллерия («наряд») обрушила на город всю свою мощь — каленые ядра роем летели внутрь укреплений Михайлова, чтобы поджечь деревянные строения. Запорожцы соорудили «примет» — завалили землей и хворостом ров, подтащили бревна, соорудив своеобразный помост до уровня крепостных стен. Два дня длился приступ, который закончился безрезультатно. Ратники и жители отбили его. Ратные люди открыли Северные ворота и произвели столь решительную контратаку, что заставили запорожцев отойти от стен крепости.

Но Сагайдачный решил повторить попытку. Он объявил жителям Михайлова, что на следующий день, утром, он возьмет его, как птицу, и предаст огню, а всем жителям от мала до велика прикажет отсечь руку и ногу и бросить псам.

«23 августа запорожцы, верные Сагайдачному, снова стали готовиться к штурму. А защитники на виду запорожского войска совершили крестный ход с иконами и хоругвями по стенам крепости. Запорожцы поняли, что жители не собираются открывать ворота. Моральное состояние духа осаждающих было подорвано. Но Сагайдачный уговорил многих своих приверженцев пойти на приступ. Но как только запорожцы начали атаку, михайловцы открыли тайный вылаз и с мечами и саблями устремились в тыл штурмующих и нанесли им чувствительный урон. Со стен крепости запорожцев поражали не только мужчины, но и женщины и даже отроки. Мощный отпор произвел на запорожских казаков неизгладимое впечатление. Они отхлынули от стен города. .» (по материалам Независимого Военного Обозрения от 24.12.2004 года) 27 августа после второго неудачного штурма, потеряв больше тысячи человек, гетман снял осаду и двинулся на соединение с королевичем Владиславом. Как написал летописец, «всепагубный враг Сагайдачный с остальными Запороги отиде от града со страхом и скорбию».

Так позорно для «запорог» закончилось «Михайловское сидение». Воистину «молодец среди овец….». Зато женщин и ссущих младенцев убивать мастера.

Сагайдачный продолжил поход на Москву, где соединился с войском Владислава. При штурме Москвы казаки ничем себя не проявили. Защитники Москвы были куда круче защитников Михайлова, и казачки толкались во 2 линии за спинами польских наемников. Штурм Москвы провалился, и можно сказать, что в этом была некоторая доля заслуги защитников Михайлова, обломавших боевой дух запорогов. Потерпев неудачу, поляки и Владислав были вынуждены заключить с правительством Михаила Федоровича Романова Деулинское перемирие.

Кто то очень хочет предать забвению подвиг михайловцев, и заретушировать в истории обратную черную сторону Московского похода Сагайдачного. Конечно, это далекая история. Но сегодня, когда с Украины на Россию льются потоки грязи, в том числе грязи исторической, забывать про зверства запорогов нельзя. Нам есть что предъявить в ответ. И это отнюдь не выдумки.

Михайловскую победу надо праздновать на государственном уровне. Михайлову присвоить звание города воинской славы, а в самом городе на высоком берегу реки Прони воздвигнуть монумент победе русского оружия.

Пармен Посохов
http://warfiles.ru/show-94....go.html


SVAROGДата: Вторник, 01.09.2015, 14:30 | Сообщение # 6
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2106
Награды: 40
Репутация: 522
Статус: В открытом море
Agni эту статью надо всем прочитать,от корки до корки.


С КЕМ ХОЧЕШЬ,НО ЗА РОССИЮ!
Форум » Жизнь на суше » Общение » История » Казацкие морские походы
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!