Семь Футов под Килем
Форма входа
 
Приветствуем тебя, корсар Юнга!

Гость, мы рады вас видеть. Пожалуйста зарегистрируйтесь или авторизуйтесь!
Логин:
Пароль:


Купить игры
 




Чат
 
500


Статистика
 
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]

Страница 1 из 201231920»
Модератор форума: DiK 
Форум » Жизнь на суше » Творчество пользователей » Приключенческо-мистический роман "КРОВНОЕ РОДСТВО"
Приключенческо-мистический роман "КРОВНОЕ РОДСТВО"
DiKДата: Вторник, 04.06.2013, 20:00 | Сообщение # 1
Контр-адмирал
Группа: Команда Аддона
Сообщений: 2257
Награды: 146
Репутация: 446
Статус: В открытом море
Тема создана по просьбе пользователя Джетроу_ФлИнТ, где он будет выкладывать свои творения.

Джетроу_ФлИнТДата: Вторник, 04.06.2013, 20:26 | Сообщение # 2
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Творение у меня только одно и, к сожалению, в самом начале... В голове вертится множество разнообразных идей для последующих событий, но без вашей помощи, мне не сложить из них красивую картину дальнейшего сюжета. НУ А ПОКА... ПОЧИТАЙТЕ....
(Сюжет базируется на информации получаемой вами при прохождении квеста Пиратская сага (Корсары Каждому Свое). Я решил добавить нового героя и описать его историю)

ПОРТ ВЕРА КРУЗ
Ничто и никогда не сможет сравнится с ранним солнцем, поднимающимся над далеком морском горизонте. Именно в это время от моря невозможно отвести взгляд, а особенно, если в далеке не спеша идет красивый парусник. Как раз в такое время, 3 мая 1660 года, в порт Вера Круз, рассекая волны Мексиканского залива, прямиком из порта Кадиз, вошел фрегат "Сан Габриэль".
В те времена порт Вера Круз был столицей испанских колоний в Новом Свете. Там, соответственно, находилась резиденция кастильского вице-короля, управляющего всеми колониями в Карибском море, находящимися под властью его католического величества короля Испании. А "Сан Габриэль" вез из испании новых колонистов, среди которых был представитель древнего кастильского рода, англичанин по происхождению - дон Десмонд Рэй Белтроп.
История семьи Белтропов крайне интересна. Около двухсот лет тому назад два брата близнеца покинули Британию. Один поступил на службу к испанскому королю, стал настоящим идальго, и не разу не пожалел об этом. Второй стал пиратом, и дальнейшая его судьба, как и судьба его потомков, неизвестна. Однако отец Десмонда исхитрился отыскать своего родственника костила, не имеющего ни жены ни детей, и тайно передать ему своего сына. Так Десмонд оказался в семье своего дяди Хорхе Белтропа - отставного командора испанского флота. Хорхе вырастил Десмонда как собственного сына. Он обучил Десмонда всему, что знал сам. Всю жизнь отцовская кровь, какой-то необъяснимой силой, тянула Десмонда в море. К двадцати годам Десмонд в совершенстве овладел морским делом и навигацией, а искусству фехтования его обучали лучшие шпаги Мадрида. Стоит упомянуть, что среди них были представители древнего клана так называемых Ассасинов, чья история берет начало еще до нашей эры, в давно канувшей в летопись Персидской империи.
Однажды Хорхе рассказал Десмонду, что он является незаконно рожденным сыном знаменитого пиратского капитана, известного по прозвищу капитан Бучер, происходящему из "пиратской" ветки родословной семейства Белтропов, а о его матери известно только то, что она была дочерью самого богатого плантатора, живущего тогда на Барбадосе. Десмондом завладело желание узнать все о его родителях, и он не долго думая, собрал вещи, простился с доном Хорхе, и приобретя себе место на первом корабле, идущем на Карибы, отправился в путь.

Так дон Десмонд Рэй Белтроп, оказался на борту «Сан Габриэля», имея при себе сундучок с двадцатью пятью тысячами золотых дукатов, четырехствольного ганблэйда со складным механизмом и тяжелого длинного абордажного когда. Ганблэйд Десмонда представлял собой длинный четырехствольный рядный бретерский пистолет, между стволами которого, был размещен острый складной нож, напоминающий наваху и раскрывающийся прямо вверх. Несомненно это оружие было восхитительно, а в умелых руках Десмонда – смертоносно. Среди четырех курков ганблэйда был еще один, при нажатии которого, выкидывалось острое до ужаса лезвие. На рукоятке, отделанной золотом, были выгравированы в столбик имена: Десмонд, Томас и Лоренс. С этим оружием Десмонд никогда не расстовался и всегда носил его ссобой. Этот ганблэйд, по словам дона Хорхе, принадлежал отцу Десмонда.
Внешний вид Десмонда был немного пиратским и вселял легкий страх. Он был высоким и крепким человеком с атлетическим телосложением. Его длинные темные волосы были загнаны в хвост. На левой стороне лица прямо ото лба до скулы, проходя через глаз, белел шрам, заработанный им на одной из дуэлей в Мадриде. Что странно, глаз при ударе был не задет. Он прекрасно видел. На левом ухе Десмонда сияла круглая золотая серьга. На правом запястье Десмонда было клеймо в виде цветка майорана – символа клана асасинов, оставленная резной, до красна раскаленной, железной фигуркой. Чуть выше клейма была татуировка, в виде рисунка, на котором был изображен, парящий над морем ястреб. Эта татуировка означала, что Десмонд был одним из лучших учеников школы асасинов. Такое клеймо и подобные татуировки на руке носили все асасины. Носил Десмонд высокие тяжелые ботфорты, а к его левому сапогу была пришита кобура, в которой Десмонд всегда держал свой ганблэйд. Так же он носил черные штаны и белую широкую рубаху. Поверх рубахи Белтроп одевал черный матовый камзол с красными воротником и манжетами. На пояс Десмонд наматывал длинный красный кушак, а поверх кушака, вешал сзади небольшую коричневую сумку, держащуюся на ремне, застегнутом у него на поясе. Через правое плечо, идя на левую сторону, на широком ремне висели ножны, в которых Десмонд держал свой корд. Необходимо отметить, что в таком облике, Десмонд Рэй Белтроп был точной копией своего в его молодые годы.
Во время долгова двухмесячного плавания из Старого Света, Белтроп ни с кем не общался. В основном из-за того, что команда и все другие пассажиры «Сан Габриэля» старались избегать его, считая его облик слишком пиратским и недостойным каталонского дона, коим Десмонд являлся. Почти все плаванье Десмонд сидел в своей маленькой каюте и предавался крепкому рому. При этом он пил буквально литрами и почти не пьянел. Так проходило время пребывания дона Десмонда на борту «Сан Габриэля».
И вот, спустя два месяца плавания, фрегат наконец настиг берегов Южной Америки, и вошел в порт Вера Круз.
Судно уже причалило, матросы убрали паруса и отдали якорь на рейде, когда боцман вошел в каюту Белтропа, чтоб предупредить его о скором отходе шлюпки к берегу.
- Сеньор Десмонд! – сказал боцман, толкая задремавшего на койке Белтропа.
- Что такое? – спросил Десмонд, протирая глаза и поднимаясь с постели.
- Сеньор Белтроп, шлюпка скоро отправляется к берегу! Вам стоит поторопится, если не хотите добираться до города вплавь!
- Проклятая жара! И всегда у вас тут так?! – спросил Десмонд, вытирая с лица холодный пот.
- Довольно часто… Если планируете остаться в Карибском море надолго, то привыкайте к жаре и ветру… И поторопитесь! Шлюпка вот-вот отправится к берегу!
- Хорошо! Я уже иду!
Десмонд взял свой корд, одел сапоги и вышел на верхнюю палубу. Он вышел на ростры, где по штормтрапу спустился в шлюпку. Спустя пол часа шлюпка уже достигла берега и была пришвартована к пирсу.
Первым делом Десмонд навестил местный банк и оставил там на хранение свой сундук с золотом, взяв предварительно оттуда пять сотен дукатов на первое время. Выйдя из здания банка, Белтроп решил отправится в ближайшую таверну, зная что как и от моряков, так и от самого всезнающего трактирщика можно получить практически любую информацию. А на данный момент дона Десмонда интересовала только информация о его отце – капитане Бучере.
К сожалению расспросы Десмонда о капитане Бучере у местного трактирщика ни дали желаемого результата. Белтроп получил только информацию о кровавой репутации мясника, которой обладал его отец и смог у себя в голове составить психологический портрет своего отца. Поняв, что больше ничего от трактирщика не узнает, дон Десмонд заказал себе бутылку рома и пошел за самый дальний и темный столик, стоящий под лестницей, ведущей на второй этаж. Присев за столик, Десмонд достал дорогую кубинскую сигару и, ненадолго опустив ее в стакан с ромом, прикурил от горящей свечи. Сделав две глубокие затяжки, осушив стакан с ромом, Десмонд замети, что к его столу движется человек. Это был лысый человек, ростом выше двух метров, очень крепкий и широкоплечий. Он был одет в просторную красную рубаху, расстегнутую наполовину. Десмонд заметил на его груди татуировку в виде изображения разъяренного быка. Он остановился возле стола Десмонда и спросил:
- Разрешите я к вам подсяду?
- С какой целью?! – резко и грубо спросил Десмонд, глядя на этого везилу.
- У меня есть к вам разговор, который возможно вас может заинтерисовать…
Слегка усмехнувшись, Десмонд махнул рукой, показывая своему собеседнику, что он может сесть за стол. Сев за стол, этот верзила положил на него свои огромные массивные руки и произнес:
- Я невольно имел наглость подслушать ваш разговор с трактирщиком, и мне стало интересно, почему вы интересовались слухами о капитане Бучере?
- Пока что я своего интереса в нашем разговоре не чувствую!
- Хорошо! Я спрошу прямо! Вы его сын?
- С чего ты это взял?! – рявкнул Десмонд, пытаясь скрыть свою уже немалую заинтересованность.
- Мне довелось увидеть капитана Бучера лично. Это было двадцать пять лет назад в Шарптауне. Я отлично запомнил его! А вы… Вы точная копия Бучера в то время… То же лицо, та же походка, те же манеры, тот же восхитительный испанский и даже тот же голос! А главное, ищите информацию о нем…
- Кто ты такой?
- Мое имя Эль Торо Хуэрто! Я был боцманом на судне Якоба Джекмана – бывшего квартирмейстера капитана Бучера! – гордо ответил незнакомец и протянул руку Белтропу.
Десмонд пожал руку Эль Торо, но едва смог скрыть боль от его рукопожатия. Немудрено, ведь за Эль Торо в Вера Крузе тянулась слава силача, способного голыми руками сломать грот – мачту огромного тяжелого фрегата!
- Я хотел срывать свое происхождение, ради собственной безопасности, как можно дольше, но не как не ожидал, что буду рассекречен первым встречным! Я Десмонд… дон Десмонд Рэй Белтроп… - ответил Десмонд с удивлением.
- Не волнуйся дон Десмонд… Таких людей как я крайне мало! Из тех, кто как я, лично встречался с Бучером, из до сих пор живущих, по пальцам сосчитать можно! Ну а я тебя не выдам… - ответил Эль Торо.
- И что ты за это хочешь? – недоверчиво спросил Десмонд
- Скажи… Корабль приобрести, капитаном стать не думаешь?
- Думаю рано или поздно придется… Но я к этому готов!
- Отлично! Я хотел бы служить у тебя боцманом кэп! Но нужно проделать не малую работу, перед тем как покинуть гавань!
- А у тебя есть мысли по этому поводу?
- Ну во первых нужен корабль!
- И ты знаешь где его можно достать, при учете моих не особо больших средствах? – спросил Десмонд, наливая ром в стаканы.
- Знаю… И если я смогу надеяться на место боцмана этого корабля, то изложу свою мысль…
- Ну тогда выпьем за лучшего боцмана во всем Мексиканском заливе! – с торжественным юмором сказал Белтроп, поднимая стакан.
Эль Торо тоже поднял свой стакан, и они залпом выпили ром, и Эль Торо предложил выйти на улицу, чтоб прогуляться по докам. Они встали из-за стола и направились к выходу из трактира, забрав бутылку с собой.

Добавлено (04.06.2013, 20:19)
---------------------------------------------
Глава 2

«ПОКУПКА» КОРАБЛЯ

На улице уже начало темнеть, когда Десмонд и Эль Торо вышли из таверны. Они шли, тихим шагом направляясь к докам, где стояли корабли, оставленные на долгую стоянку. Во время этой легкой прогулки, они разговаривали на интересную корабельную тему, обсуждая разнообразные суда, их характеристики и оснастки. Пройдя несколько доков, Эль Торо остановил Белтропа, и указывая на прекрасный трехпалубный военный корабль и сказал:
- Вот капитан! Это «Тартарус»! Великолепный корабль!
- Да! Но как мы им завладеем? – спросил Белтроп, внимательно осматривая обводы золотого корпуса корабля.
- Его владелец уже больше года торчит в Вера Крузе, и похоже не собирается снова поднимать паруса!
- Что же с ним стряслось, если он заставляет такого красавца гнить в это гавани?
- Его капитан и владелец по совместительству влез в крупные долги и с пьяни не нашел другова выхода, как заложить этот шедевр местному ростовщику за ничтожные двадцать тысяч золотых дукатов!
- Но как кораблем завладеем мы? Ведь даже если он не сможет вернуть деньги, судно станет имуществом банкира!
- Но ведь в этом то весь смысл! Ростовщик мой давний друг и обязан мне жизнью! Если он получит корабль, то отдаст его нам за те же гроши! Поверь! Я договорюсь… А тебе кэп, надо сделать так, чтоб наш голландец не смог вернуть этот долг.
- И кажется я знаю как это можно сделать! – произнес Десмонд с огромной радостью в глазах, а затем, немного выпив рома, продолжил: - Я спровоцирую дуэль, я не знаю как!
Десмонд отдал бутылку с ромом Эль Торо. Эль Торо взял бутылку, сделал из нее несколько глотков, и сразу ответил Белтропу, не успев даже проглотить последнюю порцию:
- Нет ничего проще! Он заядлый картежник, а в добавок еще и шулер!
- Это хорошо… Тогда сыграю с ним немного, естественно проиграю, и обвинив его в мухлеже, вызову на дуэль! Никто даже и против не будет! – сказал Белтроп, забирая у Эль Торо бутылку.
- Только учти капитан, что на устранение Стейтса у тебя всего трое суток, а потом он должен будет вернуть долг…
- Я понял! – ответил Десмонд, и посмотрев на небо, сказал: - Темнеет…
- Если негде остановится, то я готов предложить свой дом. Не особняк в Мадриде конечно, но жить можно…
- Почту за честь! – ответил Десмонд, и они направились в дом Эль Торо, что находился неподалеку.
Ранним утром Десмон отправился в игорный дом, где Ян Стейтс – капитан и владелец «Тартаруса», сидел сутками. Этот игорный дом обладал вполне подходящим названием – «Долговая яма». Выйдя из дома Эль Торо, Белтроп прошел два переулка и оказался прямо у игорного дома. Десмонд немного постоял у входа в «Долговую яму», а потом вошел, сразу оказавшись в огромном зале. Зайдя в зал Десмонд сразу заметил Яна. Это был высокий короткостриженый темноволосый молодой человек в голубом жилете, сидящий один, за самым дальнем карточным столом. Он сидел и тасовал колоду карт, выпивая вино из бутылки, стоящей у него под рукой.

Подойдя к Яну, дон Десмонд представился и предложил ему сыграть. Ян с радостью согласился, они сели за стол, и сделав ставки, начали играть. Игра шла не долго, пару раз Белтроп выиграл, а затем начал проигрывать. Проиграв около трех сотен дукатов серебром, Десмонд медленно привстал, и резко выхватив из манжета его белой рубашки красного джокера, швырнул его в лицо Яну и крикнул:
- Черт бы тебя побрал!!! Ты шулер!
- Сеньор Десмонд! Успокойтесь! – воскликнул Ян, с долей испуга в голосе, а затем продолжил:
- Если вы хотите, то я все верну…
- Меня никогда в жизни так не оскорбляли! – выкрикнул Белтроп, пытаясь привлечь к себе внимание.
На крик Десмонда сбежался весь зал, чтоб поглазеть на то, чем может закончиться эта ссора. Пользуясь этим Белтроп продолжил:
- Как же это меня угораздила не распознать в этом, вселяющем доверие, лице ничтожного мошенника!
- Да как вы смеете! Может я и смухлевал, но это не дает вам право так дерзко оскорблять меня! Прекратите немедленно! – угрожающе произнес Ян, поднимаясь со своего стула.
- Или что?! – вскричал Десмонд и смачно плюнул прямо в лицо Яну.
- Ну хватит! – уже более спокойно произнес Ян, вытирая перчаткой слюну Десмонда с лица, а затем продолжил: - Мне это уже осточертело! Надеюсь, вы умеете держать в руках тот кусок железа, что таскаете у бедра!
Стейтс кинул Десмонду перчатку, которой только что вытирал свое обветренное лицо.
- Чудесно! Я жду тебя одного в полдень за городскими воротами! – сказал Десмонд и развернулся в сторону выхода.
Толпа зевак, наблюдающая за этой спровоцированной ссорой, расступилась, чтоб дать Десмонду дорогу к выходу. Белтроп, ускоренным шагом, вышел из игорного дома. Ян сел на свое место, откупорил бутылку с вином, и сделал несколько глотков прямо из горла. Толпа быстренько разошлась, и никто из них более не подошел к Стейтсу.
Приблизительно в полдень, Ян Стейтс вышел из игорного дома и направился к воротам города, ведущим в джунгли. Когда Стейтс вышел за ворота города, перед ним открылся прекрасный пейзаж. Сразу за воротами города простиралось огромное поле, усеянное высокой травой, а так же множеством огромных камней и пальм, находящихся на небольшом расстоянии друг от друга. Дон Десмонд сидел на одном из этих валунов и ожидал второго дуэлянта. Чувствуя небольшую дрожи в ногах, Ян подошел к Белтропу и спросил его:
- Вы готовы, минхер?
- Более чем! – ответил Десмонд, даже не посмотрев в сторону Яна Стейтса.
- В таком случае может, начнем?!
- Умри падаль! – выпалил Десмонд, и резко выхватив свой корд, быстро вынимая его из ножен, повернулся к Яну, одновременно нанося секущий удар по своему противнику.
Это произошло так быстро, что Ян едва успел отпрыгнуть, и удар Десмонда оставил сильный порез на его груди, разрезав рубаху. Не дожидаясь пока Ян выхватит свою шпагу, Десмонд нанес сильный рубящий удар с плеча. Стейтс снова был вынужден отпрыгнуть, а кончик лезвия корда Десмонда, оставил порез на плече Яна. Достав шпагу из ножен, Ян попытался нанести Десмонду колющий удар. Белтроп умело парировал удар Яна в лево, и резко повернувшись на девяносто градусов, перекинув левую ногу вправо, ударил Стейтса правым локтем в лицо. Не выдержав силы удара Ян упал на спину, а из его носа, буквально ручьем, хлынула кровь. Десмонд поставил свою левую ногу на правое запястье Яна, и направив свой корд, лезвием прямо в лицо Яну, со злостью произнес:
- Назови хоть одну причину, по которой я должен оставить тебе жизнь?!
- Она стоит на приколе в порту… - ответил Ян Стейтс, захлебываясь в собственной крови, а затем продолжил: - Я знаю, что вам нужен мой «Тартарус», и я подарю его вам! Мне он уже без надобности! Скоро Я уезжаю в Старый Свет!
- Как ты узнал?! – не скрывая ярости, рявкнул Десмонд.
- Подслушал вашу беседу с тем лысым амбалом в доках… Если вы позволите мне встать, то я изложу вам свою мысль… - произнес Ян выпустив шпагу из руки.
Десмонд убрал корд, и освободил руку Стейтса из под своей ноги. Стейтс поднялся с земли, и оперевшись о ближайшую пальму, продолжил:
- Сейчас мы с вами зайдем ко мне, я умоюсь и возьму деньги. Затем мы отправимся к ростовщику, где я верну свой долг и мы оформим документацию «Тартаруса» на вас… Я живой, а у вас лучшее судно в Карибском море… Как видите мы оба в выйгрыше…
- Ну хорошо! Только учти… Я пущу в твой череп пулю быстрее, чем ты подумаешь обижать от меня! – недоверчиво предупредил Белтроп.
- На это счет не волнуйтесь…
Стейтс вытер лицо рукавом, и они отправились в город. Ян шел впереди, а Десмонд за ним, отставая от Стейтса на один шаг, пристально наблюдая за ним следил. Они подошли к дому Стейтса, где Ян взял сундучок с золотом, и они пошли в офис ростовщика. Уладив все вопросы с ростовщиком и забрав расписку Яна, Белтроп и Стейтс прошли в здание портового управления, где в течении нескольких часов, были улажены все вопросы передачи корабля. Десмонд получил великолепный боевой корабль с полным вооружением, грузом рома и провианта, и довольный собой отправился в дом Эль Торо. Ян Стейтс, убитый горем, но довольный, что остался жив, ушел в ближайший трактир, чтоб залить свое горе элем.
Десмонд, вернувшись в дом Эль Торо, во всех красках расписал своему боцману интересные события этого дня. Эль Торо внимательно слушал, с каждым словом Десмонда делая все более восхищенное выражение лица, а когда Белтроп закончил свой рассказ, боцман сказал ему:
- Капитан… Я просто в восхищен твоей хваткой! Так изящно, но грубо отобрать у Яна Стейтса корабль! А ты хоть представляешь как нам повезло с этим судном?!
- Как? – с непонимающей нотой в голосе спросил дон Десмонд.
- Это самый лучший корабль в Новом Свете! Корабел создавший его – самый великий гений своего дела! Корабль несет на своих деках сто два тяжелых орудия сорок второго калибра, а его трюм и крюйт-камера более чем вместительны! При этом корабль может развить скорость более двадцати узлов в хороший ветер, идя в фордевинд, в галфвинд и бейдевинд может достичь пятнадцати узлов, а его прекрасные обводы и княвдигед, исполненный в виде золотого буйвола, способны впечатлить даже самого короля! Просто представь! Один из самых мощных кораблей, обладающий, наверно самыми лучшими ходовыми качествами! – с восторгом и глазами на выкате сказал Эль Торо.
- Да! Корабль действительно великий! Но нам нужна команда и хорошие офицеры…
- Я займусь подбором матросов, а офицеры на тебе кэп! У меня на примете есть один квартирмейстер… Его зовут Хьюго Авендейл. Он спившийся охотник за головами, готовый отдать все, что у него есть, чтоб почувствовать под ногами палубу.
- Но он же спился!
- Ну и что кэп! Как только окажемся в море, он выбросит бутылку куда по дальше, а если нет, то на грот-рее его вздернем, по морским законам!
- Хорошо… Но кроме квартирмейстера нам нужен еще минимум хирург и штурман!
- Ну на место хирурга можно позвать одного местного лекаря… Думаю Диего по прозвищу «Лесопилка» согласится. Только если решишь его навестить, то будь предельно осторожен! Ходят слухи, что Диего алхимик и чернокнижник… Но врач он от бога! Ну а штурманов у меня на примете нет…
- Ладно! Завтра разберемся…

Добавлено (04.06.2013, 20:20)
---------------------------------------------
Глава 3

АЛХИМИК И ГОЛОВОРЕЗ

Следующим утром Десмонд отправился к Диего «Лесопилке», по указанному Эль Торо адресу. Дом Диего находился на пляже рядом с маяком. Это был небольшой двухэтажный домик. Десмонд подошел к двери и постучал, но ему никто не ответил, и он постучал еще. Так и не дождавшись ответа, Белтроп открыл дверь и вошел в дом. Войдя во внутрь, Десмонд ощутил резкий запах разнообразных трав, смешанного с запахами спирта, пороха, разных микстур и мазей. Напротив входа находилась лестница, ведущая на второй этаж. Поднявшись наверх, Десмонд увидел множество шкафов с книгами о медицине и стеклянными банками, наполненными какими-то отварами и разноцветными мазями. Оглянув комнату, Десмонд увидел лестницу и решил спуститься по ней. Эта лестница вела вниз, прямо в подвал, а в конце лестницы была слегка приоткрытая дверь.
Войдя в подвальную комнату, Десмонд почувствовал легкую дрожь по коже. В темной просторной комнате светило несколько свечек, тускло освещающих множество человеческих скелетов, собранных и стоящих в полный рост. На большой длинной полке, прибитой к стене, прямо над головами, стоящих в линию скелетов, находились большие банки с темно-зеленой жидкостью, в которой хранились глазные яблоки. Увиденное зрелище слегка напугало Десмонда, но он все равно пошел дальше, но уже не так смело. Открыв дверь, находящуюся в противоположной от лестницы стороне, Десмонд попал в самую настоящую операционную. С помощью нескольких ламп операционная была прекрасно совещена. Посреди комнаты стоял большой прямоугольный стол с подушкой и множеством приделанными ремнями, вероятно необходимыми для надежного фиксирования пациента. На втором небольшом столе были разбросаны всевозможные хирургические инструменты, а возле стола, на табурете, сидел сам Диего «Лесопилка» и точил лезвие инструмента, очень сильно напоминающего большую опасную бритву. Это был худощавый светловолосый человек среднего роста, гладко выбритый, в просторной белой рубашке. Рукава его рубашки были по локоть закатаны, а на руках белело множество мелких шрамов, явно полученных в разное время.
Десмонд немного удивленно спросил:
- Доброе утро сеньор… Ни вы ли являетесь хирургом Диего, по прозвищу «Лесопилка»?
- А еще я алхимик… - с издевкой дополнил Диего.
- Право… Я удивлен… - начал было Десмонд, но его фраза была прервана словами Диего:
- Думали, что я буду на много старше? – и после короткой паузы продолжил: - Простите, что разочаровал вас, но в свои двадцать лет, Я уже являюсь лучшим костоправом Мексики! Не подумайте, что я хвастаюсь… Просто так думает каждый, кто хоть краем уха слышал о моей практике! Я уже вытащил с того света не одного человека… Но вам моя помощь не к чему! Так зачем вы пришли?
- Мое имя дон Десмонд Рэй Белтроп… - начал Десмонд, но Диего снова перебил его:
- Не тот ли дон Десмонд Рэй Белтроп, который так изящно отобрал у Яна Стейтса его корыто?!
- Да это я! – с гордостью ответил Десмонд.
- Снимаю шляпу! Провернуть такое дело… Но зачем вы пришли сюда? – непонимающе спросил Диего.
- Я бы хотел предложить вам место хирурга на моем судне…
- И вы не боитесь?! В море я ничего не понимаю, да и слухи обо мне не радужные… Вы наверно в этом для себя уже убедились, когда прошлись по моему дому… - ответил «Лесопилка».
- Репутация ваша меня не пугает! Знание морского дела – это наживное… Главное, что вы отличный врач!
- Знаете… Я давно хотел по путешествовать , мир поглядеть… Я согласен! Но у меня будет условие…
- Хорошо… Какое?
- У меня есть помощник – индеец по имени Тичингиту. Его когда то выгнали из племени, а я подобрал его на улице голодного и несчастного. Если я буду у вас служить, то он тогда тоже! Кстати, он неплохой боец!
- Отлично! Думаю мы сработаемся…
Они пожали руки и Диего спросил:
- Когда отплываем, капитан?
- Пока неизвестно… Я пришлю за вами… Ну а сейчас позвольте откланяться, меня ждут другие дела. – ответил Белтроп, и поклонившись, вышел из дома «Лесопилки».
Следующей целью Белтропа был Хьюго Авендейл, который в таверне «Летучая мышь», и на удивление, еще не успел напиться. Хьюго представлял из себя высокого худого блондина лет тридцати пяти. Не бритый, с лицом обветренным южными ветрами, он был одет в белую рубаху, темно-синие штаны и тяжелые черные ботфорты. Поверх рубахи он носил длинный синий жилет.
Десмонд подсел к нему и спросил:
- Приятель… Не ты ли бывший охотник за головами Хьюго Авендейл?
- Да это я… А что вы хотели сеньор? – недоверчиво спросил Хьюго
- Мое имя дон Десмонд Рэй Белтроп! Я новый капитан и владелец «Тартаруса»! И я хочу предложить тебе место квартирмейстера в моей команде…
- А почему именно я? – снова недоверчиво спросил Хьюго.
- Ты в прошлом был неплохим капитаном, а мне нужны толковые помощники.
- А вам случаем не нужен опытный штурман?
- Вообще то нужен…
- У меня есть один на примете! Его зовут Найджел Блайт. Он служил штурманом на корабле самого капитана Горацио! Их бриг был уничтожен ужасным ураганом пару месяцев назад. Выжить удалось только четырем матросам и Найджелу.
- К чему ты мне это рассказываешь?
- Дело в том, что Найджел мой давний друг… Но он недавно попал в долговую яму… Задолжал одному местному торгашу три сотни дукатов и тот упек Найджела за решетку, пока кто нибудь его не откупит . Вот я и подумал, что вы могли бы дать мне деньги, я его откупил бы, и уже завтра утром ваша команда пополнилась бы отличным штурманом и квартирмейстером, готовыми служить вам верой и правдой…
- Хорошо… Я дам тебе три сотни дукатов, но если ты надумал меня обмануть… - грозно сказал Белтроп, но Хьюго перебил его:
- Да что вы сеньор! С первого взгляда видно, что с вами шутки плохи! Я не самоубийца! Тем более что вы мой билет в обратную жизнь!
Десмонд криво улыбнулся и отдал Хьюго туго набитый золотыми монетами кожаный кошелек. Хьюго, положив деньги в карман жилета, налил в огромные кружки ром, поднял свою кружку и сказал:
- Вот и славно кэп! Завтра мы уже расположимся в своих каютах!
Они с размаху чокнулись кружками, синхронно осушили их до дна, и громким и четким ударом поставили свои «бокалы» на стол.

Пока Белтроп занимался вербовкой офицеров, Эль Торо исхитрился набрать аж две сотни отчаянных авантюристов и просоленных океаном моряков. Таким образом уже к вечеру следующего дня экипаж «Тартаруса», переименованного Белтропом в «Золотой Майоран», составил двести отличных матросов, опытного штурмана, боцмана, прекрасно знающего свое дело, квартирмейстера и лучшего хирурга на всех испанских колониях.
Стоит немного рассказать об этих званиях. Штурман был помощником капитана по работе с картами, квартирмейстер – главный помощник капитана по работе с личным составом, а помимо этого заведовал корабельным трюмом и делил добычу. Помимо тех, кто уже был у Десмонда в команде, для полного набора ему не хватало первого помощника, который как и без объяснений понятно, помогал капитану во всем, и старшего канонира – командира корабельной артиллерии. Должность первого помощника совмещал со штурманской Найджел Блайт, а канониром стал Эль Торо. Эта мера была временной, пока не появятся люди, способные занять эти должности.
Время отплытия было не определено, пока дон Десмонд не получил приглашение на прием к губернатору Вера Круза. Это случилось утром. В дом Эль Торо пришел офицер из губернаторской охраны и передал Белтропу, что губернатор будет счастлив видеть его через два часа у себя в резиденции.
Десмонд явился в губернаторский дворец к указанному времени. Дворецкий проводил Белтропа к кабинету губернатора. Прямо с порога кабинета Десмонд услышал радостное приветствие его светлости дона Фернандо – губернатора Вера Круза:
- О-о-о! Дон Десмонд! Рад видеть вас лично! Вы всего четыре дня в Вера Крузе, а уже стали сенсацией придворных сплетен!
- Неожиданно слышать подобное из уст самого губернатора главной испанской колонии Нового Света! Это честь для меня!
- Скажите дон Десмонд… У вас есть отличный корабль и умелый экипаж… Что вы собираетесь делать? Чем заниматься на Карибах? – спросил дон Фернандо, предлагая Десмонду сесть на роскошный диван.
Когда они сели, Десмонд ответил:
- У меня дела семейного характера… К сожалению более ничего я вам об этом рассказать не могу… Но вот-вот начнется война с Англией, и я хотел бы попросить у вас корсарскую грамоту… Думаю служба Эскотриалу никак не помешает моей миссии.
- Отлично! Это то, что я хотел услышать! Я завтра же отправлю прошение на ваше имя в Мадрид, а сейчас у меня к вам есть дело…
- Что за дело?
- Вот этот пакет необходимо доставить лично из рук в руки губернатору французской колонии Сен-Пьер. Но будьте предельно осторожны…
- В таком случае не смею вас больше задерживать… - сказал Белтроп, забирая письмо у губернатора, а потом добавил: - Отправляюсь в путь! Всего наилучшего…
Они поклонились друг-другу, и Десмонд отправился подготавливать «Майоран» к своему первому выходу в море.

Добавлено (04.06.2013, 20:20)
---------------------------------------------




Сообщение отредактировал Джетроу_ФлИнТ - Вторник, 04.06.2013, 20:29
Джетроу_ФлИнТДата: Пятница, 07.06.2013, 00:54 | Сообщение # 3
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Глава 4

КАЗЕМАТЫ СЕН-ПЬЕРА

Когда Десмонд вступил на палубу «Золотого Майорана» (он решил назвать корабль так потому, что майоран всегда казался Десмонду каким то чудесным и колдовским растением, а слово золотой было добавлено из-за золотого цвета корпуса корабля), Вся команда уже была построена. Матросы стояли в три шеренги на рострах, а все офицеры в одну шеренгу на шканцах, по стойке смирно. Белтроп осмотрел каждого, а после смотра был заключен договор.
Договор – это своего рода, контракт, в котором прописывались обязанности каждого члена команды, его долю при дележе добычи и т. д. Согласно заключенному договору, матрос получал одну долю, юнга-пол доли, боцман-две доли, помощники боцмана (шкипер, подшкипер и младший боцман, назначенные из числа матросов лично Эль Торо) – полторы доли, офицеры-три доли, капитан-пять долей лично себе, и восемь долей в корабельную казну. Деньги из корабельной казны шли на закупку провианта, боеприпасов, рома и пороха, а так же на компенсации за увечья и потери конечностей для членов команды. Так же были прописаны наказания за неподчинение приказам и присвоение добычи, которые Десмон заменил на расстрел на месте. Под этим договором подписались все члены экипажа, а после Белтроп приказал выходить в море.
«Майоран» был воистину великолепным судном. Из изыскано отделанного корпуса золотого цвета высоко в небо росли три мачты с четримя ярусами парусов каждая. Между мачтами стояли по три стакселя, а от фок-мачты к бушприту шли три великолепных кливера. Сзади каждой мачты были гафельные паруса. Спардек на шкафуте отходил на метр от орудий, а дальше открывал верхний дек. Княвдигед корабля был исполнен в виде огромного буйвола с длинными округлыми рогами. Верх каждой мачты украшался прекрасным красно-оранжевым кастильским знаменем. Человек, создавший этот великий шедевр корабельного искусства, был самым настоящим гением! Всего за пол час «Майоран», идя курсом фордевинд, развил скорость в семнадцать узлов. Десмонду даже показалось, что ветер несет корабль по волнам как пушинку. Тем не менее корабль идеально слушался штурвала, радиус его циркуляции был меньше мили, что говорило о его высокой маневренности.
Найджел Блайт занял свое место у штурвала. Стоит отметить, что он действительно оказался превосходным судоводителем. Найджел был человеком среднего роста, крепкого телосложения, с длинными черными волосами. Он одевался в просторную белую рубаху, поверх которой одевал длинный темно-бардовый жилет, а рукава рубахи по локоть закатывал. На поясе, поверх жилета он одевал черный кожаный ремень, а чуть ниже ремня наматывал красный кушак. Так же он носил коричневые штаны и широкие черные сапоги, а на руки одевал перчатки под цвет своего жилета.
Когда все работы с парусами и оснасткой были закончены, Десмонд спустился в штурманскую рубку, чтоб проложить курс до Мартиники. Мартиника – это остров, находящийся в архипелаге Малых Антильских островов на востоке Карибского моря. На Мартинике находилась французская колония Сен-Пьер, а на другом берегу острова флибустьеры возвели маленькое пиратское поселение Ле Франсуа.
Путь до Мартиники занял три недели. За время плавания Десмонд показал себя крайне жестким и жестоким, но справедливым начальником. Если кто то из матросов ему перечил, либо Десмонд оказывался свидетелем пререканий матроса со старшим по званию, то без лишних разговоров, пускал неподчиняющемуся пулю в лоб. После третьего матросского трупа вся команда поняла как важна корабельная дисциплина. Несомненно вся команда боялась своего капитана, но готова была ринутся за ним и в огонь и в воду. В основном из-за того, что Десмонд выдавал людям двойные порции рома и лично следил за приготовлением еды для матросов. Благодаря Белтропу матросы «Майорана» питались намного лучше, чем даже офицеры военных судов. Обязательно нужно сказать, что Десмонд выбрал два соседних кубрика, сломал переборку между ними, сделав таким образом из двух кубриков один. В этом кубрике он оборудовал настоящую пыточную камеру. Там была маленькая печь, для накаливания железа, множество разнообразных клещей и зажимов, и даже «колесо смерти». «Колесо смерти» представляло собой сложный механизм в виде колеса. Человека намертво пристегивали к колесу сверху и начинали вращать. Первые два круга спину человека медленно разрезали множество маленьких лезвий, находящихся в механизме, а на третьем круге к лезвиям добавлялись дубины, которые дробили человеку кости рук и ног. Как правило, до третьего круга мало кто доживал. Дак вот, однажды Десмонд завел кока в свою камеру пыток и долго там над ним издевался за то, что нашел в котле с матросским обедом крысу. Кок, кстати остался жив и почти здоров, ведь асасины научили Белтропа не только драться, но и пытать пленных так, чтоб им было намного хуже, чем еретикам в подвалах Святой Инквизиции, но они не умирали от этих пыток. Диего «Лесопилка» поднял кока на ноги всего за пару дней, но это было прекрасной демонстрацией того, что капитан отчаяно заботился о свей команде, пусть и такими жестокими методами.
Вот «Золотой Майоран» наконец достиг берегов Мартиники. Десмонд решил оставить корабль в Ле Франсуа, а в Сен-Пьер пройти пешком. Отправив всех, кроме внеочередной вахты, в увольнение на берег, Десмонд велел дожидаться его и в одиночку отправился к Сен-Пьеру.
Путь до города занял у Белтропа несколько часов, но вот он вышел к воротам Сен-Пьера, и войдя в город, сразу отправился к резиденции губернатора. Охрана дворца, узнав, что Десмонд курьер дон Фернандо, без лишних слов пропустила его в резиденцию. Аудиенции губернатора, правда, пришлось подождать, но вот Десмонду позволили войти. Войдя в кабинет, Десмонд поклонился губернатору и представился:
- Сеньор губернатор, разрешите представиться… Я капитан дон Десмонд Рэй Белтроп! Сеньор дон Фернандо-губернатор Вера Круза велел передать вам это лично в руки… - сказав это, Десмонд достал пакет и передал его губернатору.
Сломав печать на письме и прочитав его, губернатор окинул взглядом Белтропа, и грозно спросил его:
- И вы утверждаете, что это письмо дал вам лично в руки дон Фернандо Орегон-и-Гаскон?!
- Да! Я нахожусь здесь по его поручению! – ответил Десмонд.
- Я не верю, что дон Фернандо доверил бы свои дела такому человеку как вы! – огрызнулся губернатор.
- Вы можете не верить - это ваше дело! Но здесь я нахожусь по его поручению! – с плохо скрываемым презрением ответил Десмонд.
- А мне кажется, что вы пират, который просто на просто захватил судно курьера Испании, а сюда прибыли шпионить. – спокойно сказал губернатор, а через пару секунд заорал: - Охрана!!! За решетку его!
На этот престарелый вопль прибежали офицер с пятью охранниками. Офицер подошел к Десмонду и сказал:
- Прошу вас сдать оружие и следовать за мной!
- Прежде чем моя сабля окажется в чужих руках, она должна упасть на пол! – вскрикнул Белтроп и резко обнажил свой корд, но вдруг кто то ударил его по затылку, и Десмонд потерял сознание.
Очнулся Десмонд в тюремной камере, посреди ночи, с жуткой головной болью. Факел, висящий напротив входа, тускло освещал камеру. Рядом с Десмондом сидел коренастый человек с густыми темными бакенбардами, в широкой расстегнутой белой рубахе, с татуировкой в виде розы румбов на груди. Как в последствии оказалось, его звали Чарли «Книппель». Чарли, увидев, что Десмонд приходит в себя, сказал ему:
- Очнулся приятель?!
- Где я?! – спросил, потирая голову Белтроп.
- На нарах ты родной! А утром будешь на том свете!
- Черт! Надо выбиратся отсюда!
- Звать тебя хоть как?
- Капитан дон Десмонд Рэй Белтроп! А с чего ты взял, что утром я умру?!
- Дак солдаты, когда тебя притащили, сказали, что тебя утром повесят! Я кстати Чарли… Канонир по прозвищу «Книппель». А как ты за такой короткй срок отсюда выбраться собрался?
- Сейчас увидишь!
В далеке коридора послышались шаги и собеседники замолчали. Через пару минут мимо камеры прошел солдат. Десмонд окликнул солдата и на плохом французском попросил его подойти. Когда солдат подошел к решетке, Десмонд, резким ударом, Вырвал ему кадык, и подхватив его тело, аккуратно положил вдоль стены. Быстро обыскав тело, Десмонд нашел связку ключей, и на его удачу, первый попавшийся оказался от их камеры. Десмонд и «Книппель» вышли в коридор и Белтроп, взяв с трупа шпагу и кинжал, отдал кинжал «Книппелю» и спросил его:
- Ну что Чарли? Куда теперь?
- Туда! – сказал «Книппель», указывая прямо.
- Тогда чего мы ждем?!
Они прошли вперед, где за поворотом стоял солдат. Десмонд резко подбежал к полу спящему охраннику и одним ударом отправил его на тот свет, перерезав ему горло.
Повернувшись, Десмонд увидел, что до выхода всего двадцать метров, но на него движутся трое вооруженных солдат. В течении нескольких секунд Белтроп бесшумно уложил охрану и пошел к выходу. Слева от выхода стоял стол дежурного офицера, за которым сидел начальник караула, который держал в руках корд и ганблэйд Белтропа. Этого офицера Десмонд убрал так же стремительно, как и остальную охрану, и забрал свое именное оружие. Сзади подбежал «Книппель» и восторженно сказал:
- Да амиго! Я в восхищении! Ты без шума и пыли пришил весь тюремный караул! Где же ты был весь год пока я отмычки ногтем точил?!
- В Кастилии я был! Пора уходить отсюда!
Они вышли из здания тюрьмы, которое находилось недалеко от городских ворот, и быстро покинули Сен-Пьер. Уже идя в Ле Франсуа по джунглям Десмонд спросил у «Книппеля»:
- Как тебя угораздило угодить за решетку?
- Я служил канониром на корабле одного французского флибустьера… Но мы с ним как то очень сильно повздорили, и я выкинул его за борт, прямо в гавани Сен-Пьера. Он нажаловался на меня губернатору, а тот упек за решетку, и я год сидел и думал как мне сбежать…
- Слушай! Мне как раз нужен старший канонир! Может согласишься послужить под моим началом?
- Спрашиваешь! Конечно согласен! Мои меткие глаза отныне служат верой и правдой капитану Белтропу…
К утру они вышли на побережье бухты Ле Франсуа, и сев в шлюпку, вскоре оказались на борту «Золотого Майорана».

Добавлено (04.06.2013, 20:36)
---------------------------------------------
Глава 5

ПЛАНТАТОР РОУЗ

Следующим утром «Золотой Майоран» вышел в море и взял курс на Барбадос-остров, находящийся на юго-востоке от Мартиники, и являющийся британской территорией. До Барбадоса было всего три дня пути.
Во время пути, Десмонд предложил Эль Торо выпить рома у него в каюте. Они вошли, сели за стол, откупорили бутылку крепкого черного ямайского рома, разлили по стаканам, немного выпили и Эль Торо спросил:
- Скажи капитан… Чего мы забыли на Барбадосе?
- Видишь ли… Все, что мне известно о матери это то, что она была дочерью самого богатого плантатора Бриджтауна. Может она до сих пор жива… В любом случае искать нужно на Барбадосе! – с грустным выражением лица, ответил Десмонд.
- Знаешь кэп! Я, кажется, знаю, что и где искать! – с огоньком в глазах сказал боцман
- Что?! И где?!
- Мой прошлый капитан часто вспоминал о пиратке Джессике Роуз! Она была главной соратницей Бучера. Думаю нужно искать плантаторов с фамилией Роуз…
- Возможно, это и есть моя мать! – с тенью надежды в голосе, произнес Десмонд.
Этим вечером Белтроп и Эль Торо напились до полусмерти, и всю ночь орали старую добрую песню «Все семьдесят семь не вернулись домой, Они потонули в пучине морской», а через сутки на горизонте показался остров Барбадос. Десмонд решил войти в гавань под британским флагом. Его обман полностью удался, причем средь бела дня! «Майоран» спокойно вошел в гавань Бриджтауна.
Когда все работы с парусами были окончены, а якорь сброшен, Десмонд сел в шлюпку и отправился на берег. Едва вступив на причал, Белтроп решил отправиться в ближайшую таверну, где он навел справки о семействе плантаторов Роуз. Оказалось, что Вильям Роуз самый влиятельный и богаты плантатор в Бриджтауне. У него есть дочь-Мари. Она замужем за капитаном британского торгового пинаса Джорджем Брэдтфордом, и у них есть сын, не на много младше Десмонда. По воле Вильяма Роуза, его внук Джетроу при рождении получил фамилию матери-Роуз. Их особняк находился на краю их сахарной плантации, и Десмонд решил навестить семью Роуз.
Пройдя за город, Белтроп сразу попал на плантацию Роуз. Он подошел к дверям их огромного особняка и постучал. Спустя какое то время двери отворились, и перед Белтропом предстал огромный негр. Посмотрев на негра, Десмонд сказал ему:
- Я к твоему хозяину!
- Как вас представить сэр? – спросил негр.
- Скажи, что я сам лично ему представлюсь. Ступай предупреди!
Негр проводил Десмонда в комнату, где попросил его подождать, а сам вошел в кабинет плантатора. Спустя минуту негр вышел и попросил Белтропа пройти в кабинет.
Войдя в кабинет, Десмонд сразу прошел к письменному столу, за которым сидел знатный и изысканно одетый мужчина преклонного возраста, а рядом с ним стоял худощавый молодой человек одетый так, будто только что вернулся с королевского приема. Белтроп небрежно поклонился и сказал плантатору:
- Сеньор Роуз, Я прибыл к вам по одному, возможно не приятному для вас, делу давным - давно минувших дней.
- Для начала представьтесь! – внимательно осматривая Десмонда, сказал Вильям.
- Я капитан дон Десмонд Рэй Белтроп!
- Белтроп… Белтроп… Где то я уже слышал эту фамилию… - задумчиво произнес мистер Роуз.
- Я прибыл к вам узнать о вашей дочери – Джессике Роуз. – не замечая мыслей вслух Вильяма, сказал Десмонд.
- А с чего вы взяли, что я вам буду, что либо говорить о ней! – с нарастающей злостью, рявкну мистер Роуз.
- Потому, что она, возможно, моя мать! Так что не смейте повышать на меня свой голос! – спокойно, но не скрывая ярости, ответил Белтроп.
- Как моя покойная дочь может быть вашей матерью?! – удивленно спросил мистер Роуз.
- Я представитель древнего кастильского рода, незаконно рожденный сын пиратского капитана по прозвищу Бучер и дочери плантатора с Барбадоса… Я знаю, что ваша дочь Джессика Роуз была главной соратницей Бучера, а значит, возможно, моей матерью!
- Бучер! Точно, Бучер! Вот почему ваша фамилия показалась мне знакомой! Это же настоящая фамилия капитана Бучера! Белтроп! Лоренс Альватро Белтроп! Так его звали! А ты! Ты тот самый младенец, которого он отнял у моей дочери и отправил к родственникам в Испанию?! – дергаясь от радости, прокричал мистер Роуз.
-Да! Это я! Значит Джессика Роуз и правда моя мать! – радостно произнес Десмонд.
- Смотри Джетроу! Это твой потерянный брат, которого мы искали целых двадцать пять лет! И вот он сам к нам пришел! – задыхаясь от радости, сказал Вильям Роуз, обращаясь к молодому человеку, стоящему радом с ним.
Джетроу подошёл к Десмонду и протянул ему руку. Десмон пожал слащавую ручку Джета, сжав ее так, что Роуз заскулил. После этого Джетроу сказал Белтропу:
- Ну и крепкое же у тебя рукопожатие братец!
- Да нет! Это у тебя рука слишком слабая! – ухмыляясь, ответил Десмонд.
- Тем не менее, Я рад знакомству с тобой! Надеюсь ты останешься у нас хотя бы на пару дней?
- Почту за честь! Вы же моя семья! – радостно ответил Десмонд.
Мистер Роуз поднялся со своего кресла, и подойдя к своим внукам, встал между ними. Он обнял их за плечи и сказал:
- Господа! Мы просто обязаны устроить в честь нашего нового члена семь праздничный ужин! Прямо сегодня!
- Друзья! Мне не хотелось бы, зная кто мой отец, придавать огласке свое появление! – сказа Десмонд.
- Хорошо! Мы просто поужинаем в тихом семейном кругу… - ответил Вильям Роуз.
Весь остальной день Десмонд провел в особняке Роуз. По просьбе Джетроу, Десмонд учил его основам фехтования, показав несколько простых приемов. Белтроп убедился, что в свои двадцать три, его двоюродный брат не в состоянии понять простейших вещей, и из-за этого с ним было ужасно неприятно общаться. Что касается умения фехтования, то он был самый ужасный боец из всех, которых только приходилось видеть Десмонду.
- Каждый дворянин обязан уметь защитить этим клинком свою жизнь! И не только жизнь, но и честь! – издевательски твердил Джету Десмонд.
- А я считаю, что каждый должен заниматься своим делом! Одни рождены махать шпагой, а другие- подписывать документы!
- Вот из-за этого у тебя такие милые женские ручки!
Последняя фраза Десмонда привела Джета в ярость, и он накинулся на Белтропа. Проведя ряд неудачных атак, Джетроу начал задыхаться от усталости, и Десмонд сказал ему:
- Я уже несколько раз мог убить тебя! На настоящей дуэли тебя никто жалеть не будет! А любое оскорбление должно быть смыто кровью! И если это не кровь того кто оскорбил тебя, то значит твоя!
- Я понял! Буду работать над этим… А сейчас нужно привести себя в порядок! Через час состоится ужин…
Они прошли в дом, и через час, спустились в огромный обеденный зал, где собралась вся семья. На огромном столе стояли разнообразные закуски, жареная дичь и дорогое французское вино. Глава семейства Вильям Роуз, сел во главе стола. Через какое то время, после начала трапезы, Вильям спросил Десмонда:
- Чем ты собираешься заниматься, дорогой внук?
- Я отправил в Мадрид прошение на выдачу каперской грамоты. В связи с недавними событиями, произошедшими в Европе, скоро начнется новая Англо-Испанская война. – ответил Десмонд.
- И ты будешь убивать своих соотечественников? – спросила Мари.
- Я каталонский дон! Всю жизнь жил в Мадриде! Пусть по происхождению я британец, я все время заслуженно считал себя испанцем! И если уж выбирать между Букингемским дворцом и Эскотриалом, то тут думаю, выбор очевиден!
- И твоя совесть позволит тебе грабить и убивать британских граждан?! – пафосно спросил Джетроу.
- Не тебе указывать на мою совесть! А кастильские законы чести не дают мне права поступать по другому! – огрызнулся Десмонд.
- Да какие у проклятых кастильцев могут быть законы чести?! – выпалил Джетроу.
Десмонд медленно поднялся, повернулся к Джетроу, сидящему справа от нег, и ударил его по лицу тыльной стороной ладони. От этого удара Джетроу упал со своего стула, а Белтроп заорал на всю комнату:
- Ты! Сопливый щенок! Как ты смеешь говорить подобные вещи! Еще раз ты откроешь свой рот, я не посмотрю, что ты мой брат! Язык тебе вырву! Ты меня понял?!
Джордж Брэдфорд, сидящий напротив Десмонда, поднялся. Белтроп резко выхватил из сапога ганблэйд, и даже не посмотрев в сторону Джорджа, направил его дулом прямо в лицо Брэдтфорду, возведя курок, и сказал:
- Дорогой дядя! Если рискнешь дернуться, пристрелю!
Вильям Роуз медленно поднялся со своего кресла, и громко обратился ко всем в зале:
- Прекратите немедленно! Что вы творите!
- Мой пинас ты тоже захватишь при случае?! – спросил Джордж, не обращая внимания на крик Вильяма.
- Если потребуется, то да! – резко ответил Десмонд.
- Это низко даже для испанца!
- Низко?! Да у на больше понятия о чести, чем у вас! Слуг чертова маразматика Якова! Я презираю вас! – взревел Белтроп.
Вильям Роуз тихо произнес Десмонду:
- Убери оружие и убирайся! Ты такой же, как и твой отец! Я не желаю видеть больше тебя никогда!
- Как вам будет угодно! – ответил Десмонд, убирая ганблэйд.
Десмонд быстрым шагом покинул особняк Роуз, и вернучся на «Майоран».
На следующее утро «Золотой Майоран» вышел в открытое море и направился в Вера Круз. Более судьба не сводило Десмонда с родственниками его покойной матери, чему Белтроп был очень и очень рад...

Добавлено (04.06.2013, 20:38)
---------------------------------------------
Глава 6

РЫЖЕВОЛОСАЯ КАПИТАНША

Шла вторая неделя пути в Вера Круз. «Майоран» подходил к необитаемому острову Кайман, расположенному южнее западной Кубы. Десмонд отдыхал в своей каюте после недавно выпитого в одиночку бочонка рома. Вдруг раздался громкий стук в дверь, а затем вошел Хьюго и обратился к Белтропу:
- Кэп! У острова идет бой!
- Что за бой?- спросил Десмонд, лениво поднимаясь с кровати.
- Голландский бриг атакован английским тяжелым фрегатом!
- Возвращайся на мостик, я сейчас подойду!
Десмонд оделся, взял оружие и вышел на шканцы вслед за Хьюго. Они быстро прошли на ют.
- Что там? – спросил Десмонд у собравшихся на мостике офицеров, и, не дожидаясь ответа, выхватил подзорную трубу из рук смотрящего в нее Найджела, направив ее на место сражения, увидел картину боя.
Большой фрегат «Герцог» зажал в небольшой подковообразной бухте маленький бриг «Свобода». Опустив трубу, Десмонд громко скомандовал:
- Право на борт! Абордажной роте занять свои места! Положить руля к ветру!
Затем, повернувшись к Найджелу, приказал ему:
- К штурвалу!
- Мы вступим в бой?!- спросил Блайт.
- Делай, что тебе говорят, и не задавай лишних вопросов!- рявкнул Десмонд и Найджел пулей убежал к штурвалу.
В следующие пять минут «Майоран» повернулся на четыре румба вправо, на палубе был рассыпан песок, готовые к стрельбе пушки были выдвинуты из открытых портов, а бойцы абордажной роты заняли свои места. «Майоран» полным ходом шел к «Герцогу». Пока испанцы шли на выручку голландскому бригу, «Герцог» загнал «Свободу» на мель и, развернувшись левым бортом, дал оглушающий залп из всех орудий. Видимо одна из бомб попала в крюйт-камеру брига и «Свободу» разорвало в щепки. Сквозь дым Десмонд заметил, глядя в подзорную трубу, как несколько последних выживших из экипажа «Свободы» бежали по берегу, прячась за огромные валуны.
Опустив трубу вниз, Десмонд обратился к подбежавшему на шканцы «Книппелю»:
- Леши их хода Чарли!
Кивнув «Книппель» быстро убежал на пушечную палубу, и через пару минут раздался залп из всех четырех носовых пушек «Майорана». Этим залпом у фрегата была сбита фок-мачта, а одна пушка, заряженная бомбой, попала прямо на шканцы фрегата, разнеся в щепки штурвал, и отправив к праотцам всех, кто был поблизости. Через десять минут «Герцог» и «Майоран» сошлись борт о борт, и бравые бомбардиры Чарли «Книппеля» дали общий бортовой залп картечью, смахнувший с палубы «Герцога» все живое. Не успел дым от залпа рассеяться, как Десмонд скомандовал:
- Кошки к борту! Пошли на абордаж!
По этой команде матросы «Майорана» зацепили борт «Герцога» крючьями и ринулись на абордаж. В течении следующих двадцати минут все, что только могло шевелиться было уничтожено. В капитанской каюте Десмонд нашет сундук с пятьюдесятью тысячами золотом, и приказал доставить его на «Майоран».
На момент захвата «Герцога» испанцами, в его трюме было полно воды. Вероятно, его корпус был пробит одним из шальных ядер «Свободы», ниже ватерлинии. Белтроп решил оставить фрегат на волю волн. Когда все ценное было перегружено на «Майоран», Десмон приказал вести судно в бухту.
После того как «Майоран» встал на якорь, Десмонд и десять матросов спустили шлюпку и сошли на берег, чтоб найти выживших из команды «Свободы». Через некоторое время шлюпка пристала к берегу. Отряд прошел около ста метров вперед и остановился.
Перед испанскими моряками открылся великолепный пейзаж побережья. Просторный пляж был наполнен множеством огромных камней, нескольких пальм, прорастающей травы и простирался больше чем на километр, а вокруг был окружен высокими скалами. Навстречу испанцам, из-за камней вылезли семь бывших матросов «Свободы» и сбились в маленькую толпу.
Окинув это сборище взглядом, Десмонд громко и властно обратился к ним на плохом голландском:
- Среди вас есть капитан «Свободы»!?
- Да есть! – ответил кто –то из голландцев после минуты молчания.
- Ну и кто же из вас капитан?! – все так же властно спросил Белтроп.
Спустя некоторое время из толпы голландцев кто-то крикнул слегка охрипшим, но звонким и приятным женским голосом, на безупречном испанском языке:
- Ну я капитан «Свободы»!
Толпа голландских моряков разошлась в разные стороны, и навстречу испанцам вышла высокая очаровательная рыжеволосая зеленоглазая девушка. На вид ей было, где то двадцать два года. Она была одета в расстегнутую белую рубашку, с закатанными до локтя рукавами, и завязанную в крепкий узел на уровне ее груди, оставляя ее живот и бока полностью открытыми, и коричневые брюки с широким кожаным ремнем. На ее руках были одеты длинные черные перчатки, а на ногах высокие черные сапоги на высоких каблуках и с множеством застежек. На лбу нее был намотана темно-фиолетовый платок, а поверх ремня, в виде кушака, был намотан длинный оранжевый кусок материи, завязанный в узел у ее левого бедра, с, почти до колена, свисающими кончиками. От ее шеи до левой груди шел неглубокий свежий шрам. На ее шее, на крепкой веревке, свисало золотое кольцо. Ее роскошные рыжие волосы были собраны в хвост, перекинутый на правое плечо. К ее широкому ремню были пристегнуты ножны с шикарной шпагой и длинной дорогой дагой, свисающие у ее левого бедра. А за ее кушак был убран длинный двуствольный бретерский пистолет. Все впечатление об этой девушке портили грязные пятна на ее одежде и слегка загорелой коже. Взглянув на нее, Десмонд почувствовал, как его сердце на секунду остановилось, а потом яростно заколотилось, бросая Белтропа в холодный пот. Сумев овладеть собой, Десмонд тихонько произнес свою мысль вслух: «Интересно!» Все испанцы, стоящие позади своего капитана, тоже были немного ошарашены. Девушка, идущая легкой изящной походкой, остановилась в шаге от Десмонда, и глядя ему прямо в глаза, громко сказала, на все том же идеальном испанском:
- Если вы покинули свой корабль, чтоб разделаться с нами, то знайте, мы очень дорого продадим свои жизни!
Слегка поменявшись в лице, но продолжая смотреть девушке прямо в глаза, Белтроп ответил ей:
- Если у вас, как и у многих других, образ кастильца ассоциируется с кровожадным убийцей, то вы очень глубоко ошибаетесь! Если бы мы желали вашей смерти, то прошли бы мимо, позволив британцу высадить десант и перебить вас, в джунглях этого прекрасного островка!
Подумав несколько секунд, затем скрестив руки на груди, отведя голову немного вправо, но продолжая смотреть в глаза Десмонду, девушка недоверчиво спросила:
- Значит… Вы хотите оказать нам помощь?
- Именно по этой причине я сдесь! Сеньорита… - Белтроп оборвал фразу, намекая на то, что девушке пора уже представится.
- Анжелика Шарп! – гордо ответила девушка.
На миг Десмонду показалось знакомой фамилия девушки, но не успел он погрузится в свои раздумья, как она его спросила:
- А как ваше имя? – сказав это, она мило улыбнулась Десмонду.
- Я капитан дон Десмонд Рэй Белтроп! – с гордостью ответил Десмонд, и заметил, как милая улыбка Анжелики медленно сползла с ее губ, как только она услышала его имя.
Очевидно, что фамилия Белтропа была знакома Анжелике! И более того - напугала ее. Но Белтроп, не дожидаясь ответа, протяну Анжелике руку и сказал:
- Добро пожаловать на борт «Золотого Майорана»…
Анжелика несмело положила свою руку в широкую ладонь Белтропа, и он проводил ее к шлюпке. Вскоре остатки команды «Свободы» были уже на борту «Майорана».
Десмонд распорядился разделить добычу с голландцами так, что матросы получили по доле, а Анжелика получила пять капитанских долей. Окончи дележ добычи, «Золотой Майоран» вышел в открытое море, и взял курс на Вера Круз.
Следующим вечером в каюту Анжелики вошел Эль Торо и сказал ей, что Десмонд приглашает ее на ужин к себе в каюту. Согласившись, Анжелика прошла вслед за боцманом. Эль Торо проводил девушку до входа в каюту Белтропа. Войдя во внутрь, Анжелика увидела огромное помещение, изыскано отделанное красным деревом. На полу был расстелен роскошный круглый персидский ковер. В левом переднем углу находился круглый стол и два шикарных кресла. На столе стояло несколько мясных блюд испанской кухни, два серебряных бокала, бутылка с отличным дорогим французским вином, две пустые тарелки и два набора столового серебра. В центре стола стоял большей подсвечник с пятью свечками, ярко освещающими всю каюту. Белтроп, сидящий на кресле поднялся, подошел к Анжелике, взял ее правую руку, и поцеловав ее, предложил ей сесть. Расположившись в просторном и мягком кресле, Анжелика закинула одну ногу на другую и спросила:
- Чем обязана этому приглашению?
Открыв бутылку и наливая вино, Десмонд ответил:
- Ну что вы! Я просто не имею права не предложить вам этот ужин! Ведь мне крайне приятно ваш общество…
- У меня есть к вам просьба капитан… - сказала Анжелика взяв в руки бокал.
- Для вас все, что угодно…
- Я подумала… Раз мы с вами ужинаем… В двоем… При свечах… То может быть перейдем на ты? – с милой улыбкой на лице спросила Анжелика.
- С радостью! – радостно ответил Десмонд, затем он взял свой бокал, ударил его о бокал Анжелики и залпом выпил все его содержимое.
Поддержав Десмонда, Анжелика отпила немного вина из своего бокала, а затем поставила его на стол. С минуту подумав, она наконец решилась спросить:
- Скажи пожалуйста Десмонд… Ответь… Кто твои родители? – спросила Анжелика, с явной опаской.
Немного подумав, Десмонд ответил:
- Когда ты назвала мне свое имя, оно показалось мне очень знакомым... Интересно, я мог его слышать раньше?
- Вполне мог... Я дочь бывшего главы береговог братства, капитана Блэйза Шарпа! - гордо ответила Анжелика.
- А почему мне знакома твоя фамилия? - все так же задумчиво произнес Десмонд.
- Наши фамилии тесно сплетены...
- В смысле? - резко спросил Десмонд.
- Сначала ответь на мой вопрос!
- Сначала ты пообещаешь мне, что это останеся между нами...
- Я обещаю тебе, что никто об этом не узнает - с интересом произнесла Анжелика.
- Хорошо! Я внебрачный сын Лоренса Альватро Белтропа, известного как капитан Бучер, и Джессики Роуз - дочери Бриджтаунского плантатора! Прибыл на Карибы, чтоб узнать все о своих родителях... - немного нервно ответил Белтроп.
- Интересно... И ты больше ничего не знаешь?
- Нет! Отец отнял меня у матери сразу, после моего рождения, и сразу отправил в испанию, к родственникам. От отца у меня осталось только это.- сказал Десмонд, показывая Анжелике ганблэйд, а затем продолжил: - Вот смотри! Тут выгровировано его и мое имя! Но есть еще и третье! Томас!
Анжелика посмотрела на рукоятку ганблэйда и ответила:
- Это не твое имя!
- А чье?
- Это долгая история! Она началась давно... Мой и твой прадеды были друзьями, но поссорились, и это стало началом кровной войны наших фамилий! Твоего прадеда звали так же как и тебя, твоего деда звали Томас, а твой отец-Лоренс...
- Откуда ты все это знаешь? - недоверчиво спросил Десмонд.
- Когда отец еще был жив, он рассказывал мне историю о фамильном ганблэйде семьи Белтропов. Он говорил, что на его рукоятке выгравированы имена его бывших хозяев, которые получали его от своих отцов по наследству... - волнующимся голосом ответила Анжелика.
- А что еще ты знаешь о моей семье?!
- Очень мало... Твой отец был женат на моей тетке - Беартис Шарп, она была сестрой моего отца... Ее убили в том бою, в котором взяли в плен твоего отца. Позже его повесили в Порт Рояле... Это все... - грустным тоном ответила Анжелика.
Десмонд встал, подошел к большому письменному столу, и достав из стола бутылку с ромом, открыл ее. Немного подумав, Десмонд залпом выпил всю бутылку и тихо произнес:
- Нет! Не верю!
Анжелика, пристально наблюдающая за поведением своего собеседника, удивленно спросила:
- Не вериш во что?
- Для таких людей как мой отец, слишком мало один раз умереть! - с раздроженим ответил Десмонд.
- Ты думаешь Бучер жив? - все так же удивленно переспросила Анжелика, а затем добавила: - Но почему ты так думаешь?
- Не знаю... Но я более, чем уверен, что он жив... - с уверенностью ответил Десмонд.
Анжелика до верху наполнила бокалы, и взяв свой, сказала:
- Что то ты как то помрачнел капитан! Не стоит слезы лить напрасно! Пошло все к черту! Жизнь прекрасна!
- Да! Жизнь прекрасна! - ответил Десмонд, и взяв сво бокал добавил: - И плевать, что это не правда!
Они выпили и поставили свои бокалы на стол. Наступило молчание.
После непродолжительной паузы Анжелика спросила:
- Куда ты отправляешься Десмонд?
- В Вера Круз...
- А что будет со мной и моими людьми?
- Я готов отвезти вас куда угодно…
- Надеюсь, ты не против, если мы сойдем в Вера Крузе?
- Нет, но мне бы хотелось подольше лицезреть тебя на своем судне…
- Уже поздно… Я иду спать! Спокойной ночи капитан! – улыбнувшись сказала Анжелика, и удалилась из каюты Десмонда.
Белтроп всю ночь просидел в кресле, размышляя о том, что ему рассказала Анжелики, и не заметил, как пролетела ночь. В голове Белтропа собрались самые разнообразные мысли. Но более всего Десмонда волновала рыжеволосая капитанша. Впервые, за всю жизнь, он ощутил какое-то необъяснимое чувство, справится с которым, было намного сложнее, чем отправить на тот свет роту вооруженных британских морпехов в одиночку.

Добавлено (04.06.2013, 20:39)
---------------------------------------------
НАДЕЮСЬ, ВАМ ПОНРАВИЛОСЬ

Добавлено (06.06.2013, 00:59)
---------------------------------------------
Пока не началась критика хочу сказать, что я выбрал асасинов, про которых придумал море бреда потому, что это название, просто, звучит лучше любого другова.

Прикрепления: 4322775.jpg(227Kb)




Сообщение отредактировал Джетроу_ФлИнТ - Пятница, 07.06.2013, 00:55
ШРАМДата: Пятница, 07.06.2013, 19:06 | Сообщение # 4
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
Класс, братан! Чистый Heavy Metal! И откуда все это в твоей голове?! Когда будет следующая глава?

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Пятница, 07.06.2013, 19:11 | Сообщение # 5
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Спасибо, братка! Да вот она... новая глава!

Глава 7

ПИРАТ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА.

Путь до Вера Круза занял еще десять суток. Все зто время Десмонд старался проводить вместе с Анжеликой. Они мило общались, а вечерами ужинали наедине в каюте Белтропа. Вскоре и слепец увидел бы, что между капитанами проскочила искра, которая разожгла беспощадный пожар. Десмонд и Анжелика всячески пытались скрыть друг от друга свои чувства. Но если девушка догадывалась, что ее чувство взаимно, то Десмонд не видел абсолютно ничего. Такое творилось с ним впервые. При всем его хладнокровии и ненависти почти ко всему живому, чувство любви было ему ново и чуждо.
Солнечным жарким утром "Золотой Майоран" вошел в просторную гавань Вера Круза. На рейде стоял один только маленький шлюп. Вскоре паруса были убраны, якорь отдан, и на воду была спущена шлюпка. Голландские моряки и двое матросов Десмонда расположились в шлюпке. Десмонд уже стоял на рострах, и готовился присоединится к морякам, отправляющимся на берег, когда на палубе появилась Анжелика. Когда Десмонд увидел ее, он почувствовал, словно его сердце пронзило лезвие длинного тонкого стилета. Девушка, двигаясь своей легкой и изящной походкой, подоша к Белтропу, и спросила:
- Доброе утро, Десмонд. Мы уже в Вера Крузе?
- Да... Шлюпка готова, все только нас и ждут... - ответил Белтроп.
- А мои люди?
- Уже там. - ответил Десмонд, указывая Анжелике на шлюпку, качающуюся на волнах, и протянув девушке руку, произнес: - Нам пора.
Девушка положила свою руку в широкую ладонь Белтропа. Десмонд схватил руку Анжелики, рывком толкнул девушку на себя, и крепко обняв ее за талию, прижал к себе. Затем, схватив второй рукой веревку, идущюю от грот-реи прямо в шлюпку, быстро спустился по ней. Когда они оказались на корме шлюпки, Десмонд отпустил Анжелику, которая едва поняла, что сейчас произошло. "Черт, Белтроп! Зачем ты это сделал?!" - подумал Десмонд, увидев в глубоких зеленых глазах девушки недоумение.
- Это было... весело! - произнесла наконец Анжелика.
- Прости... - виноватым тоном ответил Десмонд.
- Не извиняйся. Мне даже немного понравилось...
Шлюпка оттолкнулась от борта "Золотого Майорана", и тихо поплыла в сторону причалов. Спустя пол часа она пристала к мощьному каменному причалу. Пока матросы пришвартовывали ялик, Десмонд вышел на причал и протянул Анжелике руку, чтоб помоч ей подняться.
Оказавшись на пирсе, девушка тихо произнесла:
- Ну что, мой драгоценный капитан... Пришла пора нам с тобой прощаться...
- К сожалению, да... - ответил Десмонд, с неудачной попыткой скрыть в своем голосе грусть.
- Прощай, дон Десмонд.
- Нет! Нет, не прощай... а до свидания. Я надеюсь, что мы еще встретимся...
- Я тоже...
Девушка, щеукнув пальцами, повернулась, и пошла вдоль причала, двигаясь в город. Ее щелчок был командой для голландских моряков следовать за ней. Пока голландцы не скрылись за городскими воротами, Десмонд смотрел в след Анжелике, чувствую жестокую грусть и боль расстования.
Как только силуэт девушки скрылся из виду, Десмонд, со всей своей медвежей силой, резко ударил сам себя по лицу. "Господи, что она со мной делает!" - подумал Белтроп. Взяв, наконец, себя в руки, Белтроп отправился в резиденцию губернатора.
Охрана резиденции пропустила его без лишних слов, и он вошел в кабинет губернатора. Дон Фернандо был крайне рад видеть Десмонда и радушно принял своего гостя.
- Дон Десмонд! Рад видеть вас в добром здравии! - воскликнул губернатор, увидев Белтропа.
- Сеньор губернатор, вы не поверите, как я рад находиться в добром зравии! - сатирично ответил Десмонд.
- Дон Десмонд! У меня для вас есть новости…
- Какие? – спросил Белтроп.
- Буквально сразу после вашего отъезда, к господину вице-королю прибыл курьер из Мадрида, и привез приказ о начале военных действий против Британии. Вместе с приказом, курьер привез множество пустых бланков корсарских патентов со всеми печатями и подписями. Я выпросил один для вас… - сказал губернатор, передавая Белтропу грамоту.
- Благодарю дон Фернандо! – ответил Десмонд, забирая бумагу у губернатора, и открыв ее прочитал:

«Податель сего патента, называемый себя капитаном доном Десмондом Рэем Белтропом вместе с кораблем и командой под его началом, поступил на службу Испанского католического королевства, и ему даровано право задерживать, захватывать и конфисковывать корабли и грузы, принадлежащее врагам Кастилии, а именно – подданным Британской короны, на время войны, а так же причастным к ним, согласно указу Его Католического Величества. Также ему даровано право самостоятельного нападения на поселения выше указанного противника. Ему также велено вести записи судового журнала, а также учетные книги с перечислением грузов и кораблей, кои были им задержаны, либо конфискованы, поименно, а также с указанием места даты и времени захвата. Также эта грамота обязует представителей властей Испанских колоний, предоставить ее подателю свои укрытие и защиту, в случае преследования его Британским военным флотом.
Данная грамота перестает быть деиствительной при окончании срока своего действия, либо при ведении выше упомянутым капитаном пиратской деятельности, а именно - ведение военных действий против кораблей и поселений любой нации, за исключением Британии.

Выдан: 1 июня 1660 года
Действителен до: 1 июня 1665 года

Написано мной собственноручно и заверено Большой Печатью Эскориала и Большой Печатью Испанского Адмиралтейства.
Вице-король города Вера-Круз и присоединенных колоний:
Дон Мигель Феррер де Меркадал»

- Стало быть, я теперь пират Его Величества... - произнес Белтроп, убирая грамоту.
- Именно! Но не простой пират, а корсар! - ответил дон Фернандо.
- Ясно!
- И учтите, дон Десмонд! Если ваш патент будет анулирован из-за ведения вами пиратской деятельности, то это автоматически лишает вас дворянства и объявляет вне закона...
- Я учту это! Всего наилучшего!
Покинув дворец дона Фернандо, Десмонд отправился в таверну "Летучая мышь", где сел за свободный столик, и, заказав себе рома, принялся жадно пить его бутылка за бутылкой. Но чем больше он предавался акоголю, тем больше росло его желание снова увидеть красавицу Анжелику, прикоснуться к ее сводящему с ума телу. Так продлилось несколько часов.
Примерно в шесть часов вечера, когда Белтроп уже напился до состояния буйного самоуважения, в таверну, словно раненый в одно место, влетел Эль Торо. Он подбежал к столу, за которым сидел Десмонд, и тихо, но очень взолнованно, обратился к своему капитану:
- Кэп! Вот ты где! Я тебя везде ищу! Ты и представить себе не можешь, что сейчас произошло!
- Тихо, старый морской волк, тихо... Спокойно и по порядку объясни причину такой паники. - роавнодушно ответил Десмонд.
- Два часа назад на "Майоран" прибежал раненый матрос погибшей "Свободы". Он рассказал, что испанские солдаты взяли рыжую капитаншу и бросили ее в тюрьму. Остальные голландские моряки погибли, потому что она оказала сопротивление властям.
Когда Десмонд это услышал, из его головы вылетел весь хмель, а глаза загорелись ненавистью и страхом. Только страх этот Белтроп почувствовал не за себя.
- Возвращайся на "Майоран". Подними там всех по тревоге, только тихо, чтоб гарнизон бастионов ничего не заподозрил! Ясно? - пониженным голосом приказал Белтроп своему боцману.
- Ясно. А ты что собираешься делать?
- А я иду к дону Фернандо. Пусть он мне все объяснит! Возможно, с его помощью я смогу вытащить девчонку из местных казематов...
Не вдаваясь в распросы зачем все это Белтропу, Эль Торо кивнул и быстрым шагом покинул трактир. Десмонд, взяв со стола полупустую бутылку рома, бросил на стол несколько золотых монет, и двинулся в торону губернаторского дворца.
При подходе к резиденции Десмонда остановил солдат, охраняющий дворец.
- Стойте! Приемные часы губернатороа на сегодня окончены! - крикнул солдат.
- Только не для меня! - огрызнулся Белтроп, и схватив солдата за шею, откинул его в сторону, словно пуховую подушку.
- Эй! А ну стой! - прокричал второй солдат, и хотел было броситься на Десмонда, но правй локоть Белтропа, врезавшийся в лицо солдата, быстро уговорил его передумать, заставив потерять сознание.
Сильным ударом ноги Десмонд настеж отворил входные двери резиденции, и вошел в приемный кабинет дона Фернандо.
- Дон Фернандо Орегон-и-Гаскон! - прокричал Десмонд двигаясь к столу, за которым сидел губернатор, и разбирался с какими-то документами.
Губернатор был ошарашен появлением Белтропа в такое время, да еще и в такой наглой форме.
- Дон Десмонд? Что привело вас ко мне в столь поздний час? - спросил губернатор, решив, что раз Белтроп настолько нагло явился сюда, значит он настроен решительно.
В этот момент в кабинет забежал солдат. Десмонд выхватил ганблэйд, и направив его на солдата, произнес, обращаясь к дону Фернандо:
- Господин губернатор! Я прошу вас убрать отсюда этого наглеца, или я просто пристрелю его.
Поняв окончательно, что Десмонд чем-то очень зол, губернатор махнул солдату рукой. Увидев это, солдат поклонился и вышел, закрыв за собой двери.
- Что вас интересует, капитан? - снова спросил губернатор.
- Интересует меня причина ареста некой Анжелики Шарп. - ответил Белтроп.
- Зачем это вам? - удивленно спросил дон Фернандо.
- Это не важно! Важно то, что сеньорита Шарп является гражданином дружественной Кастилии Голландии, не совершившей ничего противозаконного! Я спрашиваю еще раз... По какому праву вы ее арестовали?
- Это был приказ Его Светлости дона Мигеля Феррер де Меркадала...
- А что же бедная девушка сделала испанскому витце-королю?
- Я не могу вам этого сказать. По крайне мере здесь...
- В таком случае я буду ждать вас у себя на "Майоране", где нет лишних ушей. Приходите завтра утром. Вы лучше меня знаете дона Мигеля, и думаю, сможете подсказать мне способ освобождения Анжелики Шарп.
- Я приду, дон Десмонд.
- Очень на это надеюсь. До утра!
Развернувшись, Десмонд направился к выходу. Разбив уже пустую бутылку рома об косяк двери, Белтроп покинул резиденцию губернатора, и вернулся в свою каюту на "Золотом Майоране".

Утром к борту "Майорана" пристала шлюпка, в которой находились губернатор Вера Круза и восемь солдат из его личной охраны. На рострах "Майорана" губернатора встретил Найджел, и проводил его в каюту Десмонда.
Когда лон Фернандо вошел в просторную каюту Белтропа, Десмонд сидел на мягком кресле, заворотив ноги на огромный письменный стол, и пил черный барбадосский ром из горла полулитровой стеклянной бутылки. Увидев, как штурман Найджел привел в его каюту губернатора, Десмонд воскликнул:
- А-а-а! Дон Фернандо! Ну наконец-то вы пришли! Проходите, распологайтесь.
Затем, обратившись к Найджелу, Десмонд приказал:
- Найджел! Постой пока за дверью!
Кивнув головой, Блайт вышел из помещения, закрыв за собой дверь.
Губернатор сел на широкий мягкий диван и произнес:
- Дон Десмонд, прошу ответьте, зачем вы хотите спасти эту девушку?
- Слишком долго объяснять... Расскажите мне сначала, как это можно сделать?
- Никак! Она дочь Блэйза Шарпа. Шарп был главным врагом витце-короля, и дон Мигель поклялся, что сотрет с лица земли весь его род. Завта утром девушку ждет виселица. Вам не спасти ее мирным путем, а если попытаетесь вытащить ее из тюрьмы силой, то станете государственным преступником...
Рассмеявшись, Десмонд надменно ответил:
- Еслиб он знал кто я такой, то объявил бы меня преступником раньше, чем "Сан Габриэль" достиг бы гавани Вера Круза!
- О чем вы? Я вас не понимаю... - удивленно спросил дон Фернандо.
- О том, что я сын капитана Бучера!
На лице губернатора проскользнула тень страха. Ведь даже после смерти имя капитана Бучера всиляло ужас в сердца людей, хоть немного слышавших о его похождениях. Едва перебирая звуки в словах, губернатор произнес:
- Этого не может быть...
- Может! Все может быть! Мой дядя Хорхе Белтроп является дальним родственником пирата, известного как капитан Бучер. Я родился здесь, на Тортуге. Отец отнял меня у матери, и отправил со своим дркгом в Мадрид, где я вырос, под крылом своего дяди - командора испанского флота... Расскажите это дону Мигелю при случае. - ответил Десмонд, и скинув ноги со стола, крикнул: - Найджел!
Через секунду в каюту вошел Блайт.
- Итак, Найджел... разоружите испанцев! Губернатора связать и запереть в каюте, а его охрану бросить в карцэр! - приказал своему штурману Белтроп.
- Все исполним в лучшем виде! - ответил Найджел.
Испуганно посмотрев сначала на Найджела, а затем резко повернув голову в сторону Десмонда, губернатор истерично завопил:
- Хотите обменять меня на эту девчонку? Не выйдет! Дон Мигель никогда не пойдет на подобную сделку! Месть для него важнее всего на свете!
- Дон Фернандо! Неужели вы и правда так думаете? Нет! У вас немного друга миссия...
Губернатор вскочил. Найджел ударил дона Фернандо коленом в живот, и резко скрутил ему руки. Стоя согнувшись, дон Фернандо поднял голову, и громко сказал:
- Капитан Десмонд Рэй Белтроп! Вам не сойдет с рук эта дерзость!
- Многие так говорили, только я все еще жив... - ответил Десмонд, и приказал Найджелу: - Уводи!
Найджел увел губернатора, и запер его водной из пустых тесных кают. Корсары силой вытащили испанских солдат из шлюпки, и разоружив их, кинкли в карцэр. После этого все офицеры "Золотого Майорана" собрались на шканцах. Найджел оперся о штурвал, Диего сел на планширь фальшборта левого борта, Хьюго сел на стол, служащий для просмотра навигационных карт, Чарли стоял рядом с Диего, держась левой рукой за ванты и смотря на недалекий берег. Оперевшись спиной о фальшборт правого борта стояли помощник "Книппеля" - негр по имени Билли "Картуз" и шкипер Алонсо. Билли представлял собой высокого крепкого человека. Чарли, во время боя "Майорана" с "Герцагом", заметил, что Билли лучше всех знает канонирское дело, и предложил Десмонду сделать "Картуза" офицером, на что Белтроп согласился. Алонсо был человеком среднего роста, крепкого телосложения, светловолосый, средних лет. Он был старым знакомым Эль Торо, и по этому получил место шкипера еще до первого выхода "Золотого Майорана" в море. Сам верзила Эль Торо сидел справа от Алонсо на большой бочке с порохом, и точил тяжелую абордажную саблю. Последним был Джа Престон - командир абордажной роты и еще один друг Эль Торо, получивший свою должность так-же как и Алонсо. Джа был высоким широкоплечим темноволосым бородатым человеком. На голове он носил черную шляпу с длинными палями, на его ногах были большие тяжелые сапоги. Он был одет в светло-зеленую морскую куртку и темно-синие штаны. У его левого бедра висела абордажная сабля, находящаяся в ножнах, висящих на длинном ремне, перекинутом через его правое плечо. На этом широком ремне, спереди были закреплены тринадцать кинжалов. Стоит отметить, что Джа неплохо владел саблей, но его любимое оружие это набор кинжалов. Он метал ножи так метко, что уже по островам ходили легенды, будто он может сразить три мишени одним ударом! Он сидел слева от Диего, положив ему на плечо свою правую руку.
Наконец на шканцах появился Десмонд. Не успел он подойти, как Джа резко и нагло спросил:
- Ты что, рехнулся, капитан?!
Услышав подобную дерзость, Десмонд подошел к Престону, схватил его за шею, и подтощив ближе к себе, спросил, с присущим ему угрожающим тоном:
- Что ты сейчас вякнул?! А ну, повтори!
Сильно напугавшись, Джа произнес, робким и покорным тоном:
- Капитан, я только хотел спросить, зачем нужно было запирать губернатора и его охрану? Ведь с этого момента мы, считай, уже вне закона...
- Да, Десмонд! Джа прав! Ты совсем обезумел. Из-за этой проклятой девчонки ты готов всех нас отправить в ад! - произнес Эль Торо.
Отпустив Престона, Десмонд окинул своих офицеров взглядом, и ответил:
- Торо! Не смей так говорить о ней!
Затем он обратился уже ко всем офицерам:
- Никто из вас не умрет из-за нее, я это вам обещаю... Когда стемнеет я один отправлюсь за ней в тюрьму. И как только я вернусь, мы выйдем в открытое море!
- И куда мы отправимся? Вход в испанские порты нам будет закрыт! - спросил Диего.
- Есть только один цивилизованный порт в этих водах, где никто и никогда нас не спросит кто мы такие и откуда мы здесь взялись... - в ответ найджелу произнес Эль Торо.
- И что же это за порт? - прозвучал вопрос Джа.
- Этот порт называется Тортуга! - ответил Найджел.
- Стой! Ты предлагаешь нам из корсаров превратиться в пиратов? - спросил "Лесопилка".
- А что в этом ужасного? При учете того, что пиратство сейчас спонсируется и оберегается французскими властями! - ответил Десмонд.
Наступило молчание. Испанцы посмотрели друг на друга. Наконец Алонсо закончил паузу, сказав:
- В принцыпе, все это не меняет сути нашей работы. Просто теперь мы сможем споино грабить еще и кастильцев!
В ответ раздался смех всех находящихся на шканцах офицеров. Когда, наконец, все снова замолчали, Эль Торо произнес, обращаясь к Десмонду:
- Нет, капитан! Я тебя одного на берег не отпущу! В двоем у нас больше шансов вытащить твою красавицу из-за решетки.
- Я тоже иду с вами! Мои кинжалы везде могут понадобиться! - воскликнул Джа.
- Я тоже в деле! - сказал Диего.
- Без меня вы тоже никуда не пойдете! - произнес Найджел, и выдержав небольшую паузу, спросил: - Только я не понимаю... Зачем нужен губернатор если его нельзя обменять на девчонку?
- А это ты узнаешь утром! - ответил Белтроп.

К полуночи на рострах "Золотого Майорана" собралась группа смертников готовая штурмовать тюрьму Вера Круза. Все были вооружены до зубов, но более всего поражал карманный арсенал Десмонда. В дополнение к его фамильному ганблэйду и, до безумия острому, корду он спрятал в каждом сапоге по длинному острому стилету, в манжетах рукавов камзола были запрятаны по шесть стальных пластинок сюрике, в ножнах вместе с кордом находился кинжал, за поясом был убран заряженный четырехствольный пистолет, а в походной сумке лежали две ручные фитильные гранаты.
- Ты прям как на войну собрался, капитан! - воскликнул Эль Торо, увидев Десмонда.
- Так оно и есть... В шлюпку! У нас мало времени. - ответил Белтроп.
Корсары спустились в шлюпку и отплыли на берег. Оказавшись в порту, корсары быстро проскочили в город, где вышли к тюрьме.
Тюрьма находилась у самых городских стен, ведущих в джунгли. Здание темницы находилось на небольшей, вымощенной камнем площади, разделенной пополам открытым ручьем, через который вел всего один каменный мостик. За мостиком шел ряд высоких домов.
Корсары быстро прошли к этому ряду домов и спрятались за углом одного из них. Посмотрев на охрану тюрьмы и выхода из города, Десмонд спрятал голову за углом дома, и произнес:
- Четверо солдат, расстояние до них около полусотни метров.
- К ним не подойти близко незамеченным. Их без шума не уложить! - сказал Эль Торо.
- Не обязательно подходить так близко! - ответил Десмонд, и достав из рукава четыре пластинки, показав их Эль Торо, спросил: - Знаешь, что это за инрушки?
- Нет...
- Это гениальное изобретение японцев! Смотрите!
Сказав это, Белтроп выглянул из-за угла, и швырнул пластины в сторону охранников. Через секунду раздался тихий непонятный звук, из глоток солдат хлынула кровь, и их тела упали на землю.
- Немыслимо! - изумленно произнес боцман.
- Вытащи тела за ворота! Быстро!
Эль Торо быстро побежал к воротам. Вытащив тела за городские ворота, боцман спрятал их в высокой траве, и вернулся к команде. Пока он все это делал, Десмонд изложил корсарам свой план:
- Заходим в тюрьму, без шума и пыли ликвидируем охрану, пытаем дежурного офицера. Он скажет нам номер камеры, в которой держат Анжелику. Забираем у него ключи, и вытаскиваем ее, и быстро уходим.
- Отличный план! Чего мы ждем? Стол дежурного офицера прямо возле входа... - ответил Найджел.
Увидев, что Эль Торо вошел в городские ворота, Десмонд произнес:
- Вперед!
Корсары собрались возле входа в здание тюрьмы. Следующие события произошли всего за несколько мнгновений.
Десмонд и его офицеры ворвались во внутрь. Джа шел первым. Войдя он швырнул один кинжал прямо, убив им солдата стоящего на повороте коридора, напротив входа, а бросив второй кинжал, уложил солдата, стоящего у стены справа от него. Следующим вбежал Диего, и сразу-же насадил на лезвие своей шпаги солдата, стоящего справа от входных дверей. Следом за Диего влетел Найджел, молниеносно перерезавший горло солдату стоящему слева от входной двери. Затем появился Десмонд. Выватив ганблэйд он направил его прямо на полуспящего дежурного офицера, который едва смог понять, что произошло. Далее вошли все остальные.
- Что здесь происходит? - изумленно спросил офицер, услышав как закрылась входная дверь тюрьмы.
- Доброй ночи, офицер! А происходит здесь следующее: отвечаешь на интересующие меня вопросы, или умираешь! - произнес Белтроп, отведя курок.
- Черт! Пираты, прямо в Вера Крузе!
- Угадал! Оружие на стол!
Офицер медленно разоружился, и положил оружие на стол. Десмонд приказал своим людям:
- Джа, Торо! Проверьте коридоры!
Корсары тихо направились к камерам, а Десмонд угрожающе обратился к офицеру:
- Говори, в какой камере находится Анжелика Шарп!
- А зачем вам эта портовая шлюха?
Десмонд хотел было попытаться сдавить в себе гнев, но вдруг появился Джа, и запыхавшись, сказал ему:
- Мы нашли ее, кэп!
- Отлично! - ответил Белтроп, и перехватив свой ганблэйд лезвием вниз, перерезал горло офицеру.
Быстро порывшись в столе, Десмонд нашел связку ключей, и спрасил у Джа:
- Где она?
- В конце коридора.
- Солдаты?
- Было еще трое... Они уже на том свете.
- Идем!
Корсары быстро прошли к камере Анжелики, которая находилась в самом конце длинного коридора. Найджел остался возле входных дверей.
Анжелика лежала на жестких деревянных нарах и смотрела в каменный потолок. Когда Десмонд появился возле дверей ее камеры, девушка вскочила, подбежала к решетке, и воскликнула:
- Дон Десмонд? Что ты тут делаешь?!
- Во первых, считай уже не дон, а во вторых - спасаю твою драгоценную жизнь. - ответил Белтроп, подбирая ключ от двери.
- Что значит "уже не дон"?
Найдя необходимый ключ, Десмонд, со скрипом, открыл камеру, и ответил:
- Некогда объяснять! Поговорим на "Майоране".
Десмонд схватил девушку за руку и быстро повел ее к выходу. Но у самого выхода из тюрьмы корсаров ждал неприятный сюрприз.
Прямо у входных дверей тюрьмы стояли шестеро испанских солдат и офицер из личной охраны витце-короля. Один из солдат приставил к горлу, стоящего на коленях, Найджела кинжал.
- Я так и знал, что нужно будет лучше охранять темницу, но не ожидал увидеть здесь вас! Вы здесь, спасаете эту девку... Добрый вечер, сеньро Десмонд. - произнес офицер увидев Десмонда, держащего за руку Анжелику.
- Для тебя этот вечер совсем не добрый! - огрызнулся Белтроп.
- Сложите оружие! Вы арестованы!
- Не дождетесь! Моя свобода стоит дороже жизни одного никчемного офицера! - ответил Белтроп, дернув правой рукой.
Из рукава Десмонда проскочили шесть пластинок ему прямо в ладонь, и он тут-же швырнул их в сторону испанцев. В этот-же момент офицер бросил кинжал, который он вертел в руках, в сторону Белтропа. Шестеро солдат, сраженные пластинами сюрике, упали на холодный пол. Освободившись от лезвия, находящегося в сантиметре от его горла, Найджел схватил свою шпагу, и насодил на нее испанского офицера. Кинжал, брошеный офицером, воткнулся прямо под левую ключицу Анжелики. Ощутив резкую боль, девушка потеряла сознание. Пока она падала Десмонд схватил ее, и взял девушку на руки.
- Уходим! И побыстрее! - рявкнул Белтроп.
Корсары выбежали на улицу и бросились в периулок, из которого они появились пару часов назад. Быстро пробежав к порту, они выбежали на причал, где сели в шлюпку, и вскоре, вернулись на "Золотой Майоран".
На рострах "Майорана", когда все уже поднялись на борт, Диего сказал Десмонду:
- Капитан! Несите ее в мою операционную! Я немедленно займусь ей.
Десмонд быстро, но аккуратно, принес Анжелику в кубрик, который был переделан под операционную хирурга Диего "Лесопилки", и положил ее на стол. Белтроп положил под голову девушки мягкую подушку, лежащую на кровати.
- Что-же ты творишь со мной... - тихо произнес Десмонд, пробедя по ее щеке тыльной стороной своей правой ладони.
Затем он резко закрыл свое лицо обеими руками, отошел в сторону, прижался спиной к переборке, и медленно сполз вниз. Сев на палубный настил кубрика, Десмонд опустил руки, и произнес сам себе:
- Дьявол! Не ужели и правда любовь приходит неожиданно, и бьет сметрельными ударами со спины! Как сейчас...
Поднявшись, он снова подошел к, лежащей на столе, Анжелике, и сказал:
- Надеюсь, что ты сейчас меня не слышала...
Дверь кубрика открылась и в помещение вошел Диего, притащивший ссобой ведро чистой воды и бутылку рома. Он поставил ведро возле стола, достал из шкафа небольшой саквояж, разложил свой набор хирургических инструментов, которые он доставал из саквояжа, на столе, и протянув бутылку рома Десмонду, произнес:
- Капитан. Иди отдохни... Я поставлю ее на ноги, обещаю!
- Спасибо, Диего. Позови меня когда она придет в себя. - ответил Десмонд.
- Обязательно...
Откупорив бутылку, Десмонд поднялся на верхнюю палубу, где закурил крепкую Кубинскую сигару, запивая затяжки дыма барбадосским ромом.

Утром Десмонд проснулся после крайне плохого сна, и, одевшись, вышел на верхний дек. Выбрав одну из пушек, Белтроп подозвал к себе "Картуза", и приказал ему:
- Заряди эту пушку картечью!
Билли принялся заряжать орудие, откатив его от порта.
- Боцман! - громко прокричал Десмонд, смотря на работу канонира.
Через минуту к ним подошел Эль Торо.
- Приведи сюда губернатора, а затем притащи одного из солдат, сидящих в карцэре! Толь выбери человека... по сообразительнее. - произнес Десмонд, обращаясь к верзиле боцману.
Кивнув, Эль Торо удалился. Когда пушка была уже заряжена к ней привели дона Фернандо. Его вели трое матросов, которые предусмотрительно завязали ему рот длинной тряпой, и завязав его руки за спиной.
- Привяжите его спиной к дулу этой пушки! - приказал Десмонд матросам.
В глазах дона Фернандо появился страх. Матросы посадили его на колени прямо перед пушкой, и привязали его руки и тело к лафету. Губернатор брыкался, но его сопротивление было бесполезно.
В этот момент появился Эль Торо, который привел испанского солдата. Видев их, Десмонд обратился к солдату со словами:
- Доброе утро, сеньор! Я не спрашиваю ваше имя, ибо оно меня совсем не интересует. Посмотрите сюда...
Десмонд указал на пушку, к дулу которой был привязан губернатор, и удивленно спросил:
- Сеньор губернатор?!
- Именно!
- Что вы хотите?
- Вы не поверие! Мира! Мы находимся в самом центре гавани города, чей губернатор наш заложник. Посмотрите внимательно, и запомните каждую деталь этой картины... Ваша задача отправиться на берег, добиться аудиенции сеньора витце-короля, и рассказать ему все, что вы сейчас увидели. Расскажите все дону Мигелю, и передайте, что жизнь господина губернатора в руках солдат, стоящих в форте у пушек. Вскоре мы собираемся покинуть гавань, и если мы сможем спокойно отойти на безопасное расстояние от бастионов, я незамедлительно высажу всех пленных в шлюпку, чтоб они смогли спокойно вернуться в Вера Круз. Но если через три часа я не получу письменный ответ от дона Мигеля, скрепленный его личной печатью, мы начнем пробиваться из гавани с боем. Но тогда первый выстрел "Майорана" будет произведен вот из этой пушки! - произнес Белтроп, пнув лафет орудия, к дулу которого был привязан губернатор.
- Я прекрансо вас понял, капитан. - ответил испанец.
- Отлично! Шлюпка вас ждет. У вас есть три часа, чтоб привезти мне ответ дона Мигеля.
Испанец прошел на ростры, и, спустившись в шлюпку, отплыл на берег. Билли, Эль Торо и Десмонд поднялись на шканцы, оставив матросов сторожить пушку с губернатором.
- Значит, нам остается только надеться на благоразумие витце-короля? - спросил Эль Торо, который вместе с Белтропом наблюдал за уходящей к причалам шлюпкой.
- Именно! Я уверен, что он не станет рисковать... - ответил Десмонд.
Резко повернувшись, Белтроп покину верхнюю палубу. Он отправился в операционную Диего "Лесопилки", который уже закончил операцию Анжелики. Кстати, доволь но удачно, учитывая, что кинжал, войдя в кючицу девушки, чуть не задел артерию, идущую от сердца.
Когда Десмонд вошел в кубрик, Анжелика все еще лежала без сознания, а Диего сидел на деревянном табурете, в другом конце кубрика, и курил сигару. Десмонд подошел к девушке. Она лежала на операционном столе. Ее левое плечо было перебинтовано.
- Ну как она, Диего? - спросил Десмонд голосом полным надежды.
- Жить будет! Критический момент остался позади. Очнется, поваляется в кровати пару недель, пока рана не затянется, и будет как новенькая. - ответил хирург, бросив докуреную сигару в ведро с водой, которая была перемешана с кровью.
- Ты можешь нас оставить на время?
- Не вопрос, капитан. Пойду проветрюсь на шканцах. Оперировал ее всю ночь... - ответил Диего, поднимаяст со своей табуретки.
Хирург покинул операционную. Десмонд долго смотрел на девушку. Наконец он взял ее руку, поцеловал, и, прижав ее к своей щеке, тихо произнес:
- Как я рад, что ты будешь жить... Одна мысль о том, что тебя нестанет медленно уничтожает меня. Наверно, я действительно в тебя влюбился...
Десмонд аккуратно положил руку девушки обратно на стол, и, сняв свой черный камзол, накрыл ее. В этот момент в кубрик вошел Найджел. Он подошел к Белтропу, и тихо сказал:
- Кэп, испанец вернулся с письмом от витце-короля.
- Отлично! Идем, посмотрим, что нам ответил дон Мигель.
Они поднялись на ростры, где, охраняемый "Книппелем" и "Картузом", стоял испанский солдат, посланный к витце-королю.
- Дон Мигель не стал долго думать, и, почти сразу, написал вам ответ, как вы и просили. - произнес солдат, отдавая Белтропу, сложенный втрое, лист бумаги, скрепленный печатью дона Мигеля.
Взяв письмо в руки, Десмонд сломал печать, и развернув лист, вслух прочел его содержимое:

"Капитан дон Десмонд Рэй Белтроп! Вы поступили крайне опроменчиво, перебив ночью тюремную охрану, освободив эту рыжую преступницу, и взяв в плен дона Фернандо. Но я уверен, что на это были свои веские причины, которые, если говорить по чести, меня совсем не интересуют. Губернатор Вера Круза ваш заложник, и если, посланный вами, солдат говорит правду, то вы настроены решительно. К сожалению, я не могу проигнорировать ваши требования, и вынужден согласиться на ваши условия. Но знайте, что уже завтра письмо о вашем деянии будет отправлено в Мадрид. Вы уже можете считать себя лишенным дворчнства и объявленным вне закона! Я вам клянусь, что этот поступок не сойдет вам с рук!
Шлюп, стоящий в гавани, пройдет вслед за вами, чтоб подобрать в море шлюпку с губернатором, и вернуть его в город. Канониры бастиона Вера Круза уже получили приказ не открывать огонь по "Золотому Майорану".
Но клянусь вам честью, что вы еще об этом пожалеете!

Витце-король города Вера-Круз и присоединенных колоний:
Дон Мигель Феррер де Меркадал"

Дочитав, Десмонд свернул письмо, и тихо произнес сам себе:
- Ну это мы еще увидим!
Затем, подняв глаза, он приказал своим офицерам:
- Отплываем!
Десмонд и Найджел прошли на шканцы. Блайт встал за штурвал. Эль Торо, стоящий на баке, повернулся, и направился к шканцам. На ходу он засунул четыре пальца в рот, и громко свиснул. Закончив свистеть, боцман прокричал:
- По местам, морские псы! Сняться с якоря! Свистать всех на верх! Марселя и брамселя ставь!
Матросы, спокойно сидящие кто где, резко сорвались со своих мест, и бросились выполнять команду. Уже через пол часа «Золотой Майоран» шел в открытое море, курсом бакштаг, красиво рассекая волны Мексиканского залива. Маленький шлюп вышел вслед за "Майораном", отставая всего на несколько миль.
Через два часа "Майоран" отошел на безопасное расстояние от форта. Десмонд приказал отвязать дона Фернандо от дула пушки, и вывести на палубу пленных испанских солдат. Когда все было сделано, Десмонд громко приказал:
- Лечь в дрейф, спустить шлюпку!
Пока выполнялись эти команды, он подошел к испанцам, и, обращаясь к дону Фернандо, тихо и спокойно сказал:
- Я прекрасно вас понимаю, дон Фернандо, но все-же попрошу вас попытаться не держать на меня зла. Дон Мигель не оставил мне выбора...
- А я все равно не понимаю, зачем вы так яростно спасали эту девушку, пожертвовав при этом всем? - спросил губернатор.
- Не спорю. Я многое потерял... но надеюсь, что приобрел намного больше, чем и без того ненужный мне дворянский титул...
- И я все равно вас не понимаю!
- Вы же женатый человек! Скажите, вы любите свою супругу?
- Конечно я люблю ее! А к чему этот вопрос?
- А на что вы готовы ради нее?
- На многое!
- Тогда это я не понимаю, как вы могли непонять меня!
В этот момент со шканцев Найджел прокричал Десмонду:
- Все готово, капитан!
Десмонд, обращаясь к дну Фернандо и его людям, властно сказал:
- Вам пора, господа! Немедленно покинте мой корабль! Воспользоваться трапом лучше, нежли быть выброшенным за борт!
Испанцы спешно спустились в шлюпку. Увидев, что шлюпка с кастильцами отошла от борта, Десмонд громко приказал:
- Восстановить курс! Мы идем на Тортугу!


АккомодацияДата: Пятница, 07.06.2013, 19:22 | Сообщение # 6
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2278
Награды: 195
Репутация: 525
Статус: В открытом море
А-а-а-а, я балдею! Вот это по мне, вот это весьма по-пиратски! И я прибью всякого, кто напишет плохо об этой истории!

Что уставился? Фикрайтера никогда не видел?!
- Брысь! - Кто брысь?! Я брысь?! От брыси слышу!
Джетроу_ФлИнТДата: Пятница, 07.06.2013, 19:26 | Сообщение # 7
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Спасибо огромное! -give_rose- Я о-о-о-о-чень старался...

ШРАМДата: Пятница, 07.06.2013, 19:45 | Сообщение # 8
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
Блин, ЯХОНТ, серьезно, откуда в твоей голове берутся такие идеи?! Я в ауте... Перечитаю по внимательнее, еще раз...

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Пятница, 07.06.2013, 19:50 | Сообщение # 9
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
ШРАМ, попей с мое, и не такие идеи появятся! А вообще, главное - желание...



Сообщение отредактировал Джетроу_ФлИнТ - Суббота, 08.06.2013, 00:37
ШРАМДата: Пятница, 07.06.2013, 20:10 | Сообщение # 10
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
Четко сказано, брат!

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Воскресенье, 09.06.2013, 00:21 | Сообщение # 11
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Глава 8

ОСТРОВ ТОРТУГА

Южное побережье Мексиканского залива скрылось далеко за кормой. "Золотой Майоран" безмятежно шел по волнам, направляясь к маленькому французскому острову Тортуга, находящемуся чуть севернее Эспаньолы. Солнце медленно опустилось за горизонт.
Десмонд, с того самого момента как "Майоран" встал на прежний курс, исдел на неудобном деревянном стуле рядом с Анжеликой. К девушке еще не вернулось сознание. Десмонд аккуратно перенес ее в одну из свободных кают, и уложил на кровать. Все это время потомственный пират сидел, и, любовался красотой юной Анжелики, чувствуя при этом что-то похожее на жалость. Он не заметил как наступила полночь. Веки Белтропа становились невыносимо тяжелыми, и, наконец, он не заметил как уснул, положив голову на грудь Анжелики.
Этой ночью Десмонду снился очередной кошмар. Он находился на улицах полуразрушенного горящего Мадрида. Задыхаясь в дыму ужасного пожара, Белтроп бежал по его улицам. Он пробежал в узкий переулок, и застыл в изумлении. Перед Десмондом стоял он-же, но одетый в кастильский капитанский мундир. Для большей понятности буду называть его Рэем, чтоб никто из читателей не запутался. Рэй стоял с окровавленной обнаженной шпагой, и свирепо смотрел на Десмонда.
- Немыслимо! Кто ты?! - воскликнул Десмонд.
- Я - это ты! Неизвестно только, кто ты?! - дерзко ответил Рэй.
- О чем ты?
- Да о том, что ты бесчестный предатель! - рявкнул Рэй.
- И кого-же я предал?!
- Всех! Из-за этой девчонки ты добровольно решил положить свою дурную голову на плаху! Погляди на меня! Вот каким ты долден был быть! А кем ты становишься?!
- Я тот, кто я есть! Не больше, ни меньше!
- Ты идиот! Думаешь, что лишиться всего из-за этой рыжей бестии благоразумно?!
- Я люблю ее!
- А знаешь, к чему тебя приведет любовь к ней?
- И к чему-же?
В ответ на вопрос Десмонда, Рэй резко проткнул его грудь шпагой. Изо рта Белтропа потекла кровь. Как только первая капля упала на вымощенную дорогу, Десмонд открыл глаза, и резко поднял голову. Посмотрев вразные части каюты, Белтроп понял, что все в порядке. Стерев со лба холодный пот, Десмонд тихо сказал сам себе:
- Черт! Как я устал от этих кошмаров! Слава богу, что это всего-лишь сон...
Солнце блекло светило в окно каюты. Анжелика, наконец-то, очнулась. Посмотрев на Десмонда, она устало произнесла:
- Доброе утро. Ты весь пропотел, капитан. Плохой сон?
- Можно сказать и так... Доброе. - ответил Белтроп.
- Не волнуйся. Это просто сон.
- Я знаю, Анжи... Я знаю.
Глубоко вдохнув, девушка спросила:
- Ты не успел рассказать мне, что значит "уже не дон"?
- То, что я решил освободить тебя. Подобные жесты расцениваются как пиратство. Отныне я вне испанского закона...
- Зачем?.. Зачем ты сделал это?
- На следующее утро тебя хотели повесить.
- Значит, ты пожертвовал всем ради меня?
- Наверно... - спокойно ответил Десмонд, и, проведя ладонью по щеке девушки, добавил: - Отдыхай. Тебе нужно набирать силы. Я прикажу принести тебе завтрак.
Убрав руку, Белтроп поднялся со стула. Он уже подошел к двери, и, открыв ее, собирался покинуть каюту, как Анжелика тихо сказала:
- Десмонд...
- Что? - отозвался капитан, обернувшись.
После минуты глухого молчания, девушка с сомнением ответила:
- Ничего...
Криво улыбнувшись, Десмонд вышел из каюты Анжелики, тихо закрыв за собой дверь. Он спустился на камбуз, где кок Санчо готовил завтрак для команды.
На камбузе царили частота и порядок. При подходе к помещению камбуза доносился запах жареного мяса. Войдя в помещение душного камбуза, Десмонд подошел к коку Санчо, и сказал ему:
- Санчо! Девушка пришла в себя, и ей необходимо поесть. Приготовь ей завтрак, да такой, чтоб то, что ты подаешь на стол мне, и рядом не стояло!
- Не извольте беспокоиться! Все будет сделано в лучшем виде, капитан!
- Надеюсь. Не разочаровывай меня! Ты ведь помнишь, что бывает когда я не в настроении...
- Отлично помню, капитан.
Белтроп хлопнул Санчо по плечу, и поднялся на шканцы.

Дорога до Тортуги заняла около двух недель. Уже на десятый день Анжелика смогла встать с кровати, и большую часть времени прогуливалась по верхней палубе "Майорана". Жестокий и кровожадный Десмонд Рэй Белтроп, находясь рядом с этой красавицей, становился заметно мягче. Несомненно все видели это, но из-за страха перед капитаном, практически не шептались. Стоит отметить, что бредовые ночные кошмары Десмонда ушли в никуда, с того момента, как он увидел идущую по палубе Анжелику. Словно его душа обрела спокойствие.
Под конец второй недели, когда Десмонд пригласил Анжелику на очередной ужин, Эль Торо "Книппель" и Найджел стояли на юте, оперевшись локтями о гакаборт. Смачно плюнув в воду, Найджел тихо сказал своим товарищам:
- Что-то мне подсказывает, что наш бравый капитан держит курс прямо под каблук этой прелестной рыжеволосой капитанши! Чувствует мой затылок, что грядут большие перемены на борту "Майорана"...
Усмехнувшись, Чарли почесал свои густые бакенбарды, и сказал:
- Сомневаюсь! Хотя... поживем-увидим...
- Да ничего не изменится! Просто скоро капитан начнет делить с ней свою просторную каюту, и все. Может, подобреет от этого... - с иронией ответил им обоим Эль Торо.
- Наш капитан?! Подобреет?! - с сарказмом переспросил Найджел.
- А чего ты удивляешься? Видел же сам как они друг на друга смотрят. - ответил боцман.
- Ну видел, и что?
- А то, что женское обаяние и войну остановить может!
Услышав слова Эль Торо, все они негромко засмеялись. В этот момент с марсов грот-мачты раздался крик вахтенного впередсмотрящего:
- Земля!
Выглянув из-за вант бизань-мачты, Эль Торо радостно произнес:
- Вот она! Тортуга!
На шканцах появились Десмонд и Анжелика. Белтроп внимательно осмотрел берег в подзорную трубу, и, опустив ее, приказал:
- Право на борт! Курс на остров!
Рулевой крутонул штурвалом, и "Золотой Майоран" изменил курс на тридцать градусов к северу. Анжелика ушла спать в свою каюту. Десмонд тоже надолго не задержался на капитанском мостике. К утру "Золотой Майоран" вошел в гавань Тортуги - города, ставшего со временем прибежищем бандитов и пиратов всех мастей. Несмотря на раннее утро в порту Тортуги находилось довольно много народу. На причалах собралась толпа людей, следящая за тем, как великолепный "Майоран" входит в гавань и занимает место на рейде. На флагштоке каждой мачты корабля реяло знамя капитана Белтропа - профиль головы воющего серого волка на фоне кастильского штандарта, исполненного в черно-серым цветом. "Какой черт принес сюда испанцев?!" - слышался ропот толпы, видевшей знамена "Майорана". Но несмотря на то, что в город прибыли испанцы, являющиеся наиболее вероятными врагами французов, против этого события никто, из местного населения, возражать не стал. Тортуга была единственным городом Нового Света, где радушно принимали абсолютно любого путника. Шумные трактиры и бордели, толпы пьяных моряков, морские песни на каждом углу, и соответственно, множество драк и дуэлей. Вот такими были вечера на Тортуге. Но с рассветом это пиратское гнездо превращается в тихий и милый спокойный городок, надежно охраняемый бастионами форта Ля-Рош, о который любой враг сломал бы зубы.
С "Золотого Майорана" была спущена шлюпка. Десмонд, Эль Торо, Найджел, Джа, Диего и Хьюго, стоя на рострах, готовились сойти на берег.
- Капитан, а где Анжелика? - спросил Эль Торо.
- Решила остаться на "Майоране". - ответил Десмонд.
- А ну и правильно. Мало-ли что может там на берегу случиться, а на корабле она в безопасности. - произнес Найджел.
- Думаешь, исщейки дона Мигеля уже идут по следу? - спросил у Найджела Джа.
- Они идут по следу с того дня как мы покинули Вера Круз! - воскликнул Хьюго в ответ на вопрос Джа.
- Хватит болтать! У нас по горло дел на берегу! В шлюпку! - грозно произнес Десмонд.
Офицеры покорно начали друг за другом спускаться в шлюпку. Десмонд и Найджел спускались последними. Когда Найджел уже закинул ногу на штормтрап, Десмонд сказал ему:
- Найджел, ты идешь на визит к губернатору Тортуги вместе со мной.
- Почту за честь, капитан. - ответил Найджел.
Шлюпка отошла от борта корабля, и вскоре, пристала к пирсу. Пираты вышли на причал, и двинулись в город. Идя по просторным улицам Тортуги, Десмонд невольно произнес:
- Милый городок. Никогда бы не сказал, что это мировая столица пиратов.
Огромный порт Тортуги имел два входа в город. Город был разделен на два больших района. Каждый из них имел свой выход в джунгли и прот, а соответственно, пройти из одного района в другой можно было только через несколько миль джунглей или гавань. Пираты вошли в левые городские ворота. Десмонд и Найджел прошли к резиднации губернатора д'Ожерона, а все остальные отправились в ближайший трактир.
По местным тавернам бродило множество молодых и красивых женщин легкого поведения, предлагающих свои услуги отдыхающим морякам. Как только офицеры Белтропа вошли в таверу и уселись за большей стол, к ним сразу подошли несколько девушек. От их услуг отказались все, кроме верзилы Эль Торо. Бывалый боцман утащил девушку в одну из верхних комнат. Остальные-же решили просто выпить рома и поесть.
Тем временем губернатор Тортуги Бертан д'Ожерон принял Десмонда и Найджела в приемном кабинете своей резиденции. Войдя в кабинет, испанцы оказались в огромной, богато украшенной комнате. В центре комнаты, за большим письменным столом, сидел губернатор. Это был высокий худой человек среднего возраста, одетый в ярко-синее дворянское платье.
Посмотрев на испанцев д'Ожерон спросил:
- Здравствуйте, господа. Как я понимаю, вы стого корабля, который только что встал на рейде нашей гавани?
- Именно! Позвольте представиться, я капитан дон Десмонд Рэй Белтроп, а это мой штурман Найджел Блайт. - ответил Десмонд.
- Проходите, писаживайтесь...
Испанцы сели на мягкие кресла, стоящие напротив стола губернатора, и д'Ожерон снова спросил:
- А позвольте узнать, что привело испанцев на Тортугу? Конечно кастильцы бывают в нашем порту, но крайне редко...
- Наша национальность не имеет значения. Главное - наша профессия. - ответил Белтроп.
- А-а-а! Так вы очередные джентльмены удачи! Позвольте угадаю: вы хотите базироваться на Тортуге, и присоединиться к Береговому Братству?
- Именно так, сеньор губернатор.
- В таком случае я всегда буду рад видеть вас здесь. Позвольте я расскажу вам основные моменты...
- Какие-же?
- Ну во первых я завтра-же сообщу о вас главе Братства капитану Стивену Додсону, с которым веду свои дела. Этот пират более известен под прозвищем "Акула", и живет в небольшем городке Шарп-Таун на острове Исла-Мона. Собственно там и находится штаб-квартира Берегового Братства. Вам стоит навестить его, при случае...
- Пренепременно.
- И последнее. Десятая часть вашей добычи... - произнес губернатор, и, оборвав свою фразу, продолжил: - То есть я хотел сказать ваших доходов, будет переходить в губернаторскую казну, в качестве портовых сборов.
В этот момент в кабинет вошел дворецкий, и, обратившись к губернатору, произнес:
- Мсье д'Ожерон, прибыл капитан Олоне.
Кивнув дворецкому, губернатор обратился к испанцам, со словами:
- Прошу меня простить...
Не дав д'Ожерону закончить фразу, Десмонд ответил:
- Нет, это мы у вас заседелись.
Испанцы поднялись с кресел, и покинули кабинет. В дверях резиденции испанцы столкнулись с капитаном Франсуса Олоне и его помощником. Франсуса был высоким и крепким человеком, лет тридцати на вид, одетый в широкие синие штаны, тяжелые черные сапоги, широкую расстегнутую белую рубаху. На его голве был намотан красный плоток, а на поясе был длинный кушак того-же цвета. Проходя мимо, Десмонд и Франсуса, на секунду, посмотрели в глаза друг-другу. Кровожадный капитан Олоне, взглянув в серые глаза Белтропа, испытал непередаваемый ужас. "Это дьявол во плоти!" - подумал знаменитый французский флибустьер, посмотрев вслед Десмонду.
В это время в трактире, где отдыхали офицеры "Майорана" произошла потасовка. Сидяцие за столом офицеры Десмонда спокойно пили ром и разговаривали. Мимо их столика прошел пьяный здоровенный матрос с одного из кораблей, стоящих в гавани. У матроса поколились ноги, и он облакотился о спину Диего. Толктув "Лесопилку", матрос было уже побрел дальше к соседнему столу, где сидели несколько человек его команды, но диего вскочил, и, схватив пьянчугу за плечо, громко воскликнул:
- Приятель, не мог бы ты быть по аккуратнее!
В таверне, на секунду, наступило молчание. Его превал кто-то из людей, сидящих за соседним столом, сказав:
- Неужели нашелся человек, желающий поставить Джонни на место!
- Ты это мне?! - взревел матрос на Диего.
- Да, тебе! Поршивая матросня! - рявкнул Диего, ударив матроса по лицу.
Матрос сразу ударил молодого хирурга в ответ, заставив его упасть на стол. Сразу после этого, сидящие за столом пираты и испанцы, повскакивали и в таверне началась ужасная драка. Офицеры "Золотого Майорана" вступили в кулачный бой против пиратов, секунду назад сидящих за соседним столиком. Услышавший крики и шумы драки на лестнице, ведущей на второй этаж, появился Эль Торо. Из одежды на нем были одеты только штаны. Увидев, что его товарищи машут кулаками, он хотел броситься к ним, но его остановила обнаженная, прикрывающаяся одеялом девушка, с которой он проводил все это время, сказав:
- Эй, стой! А деньги?!
- Деньги будут потом! - резко ответил ей Эль Торо, и ринулся на помощь своим товарищам, с криком: - Ребята я здесь!
Одним прыжком боцман подпрыгнул к здоровенному матросу Джонни, у одним ударом отправил его в долгий накаут. Драка продлилась еще несколько минут, и была остановлена громким выстрелом.
Наступила гробовая тишина. Все дебоширы одновременно повернули головы в сторону выхода. У входных дверей трактира стоял Десмонд, держа в левой, согнутой в локте, руке ганблэйд, направленный стволом в потолок. Рядом с Белтропом стоял Найджел. Десмонд медленно дунул на сруйку серого дыма, идущую из одного из стволов ганблэйда, и, убрав его обратнов сапог, властно произнес:
- Веселье окончено!
Дебоширы медленно отошли друг от друга. Посмотрев на Эль Торо, Десмонд спросил:
- Что с тобой случилось, старый боцман? Эти оборванцы тебя совсем раздели!
- Это не они, капитан... - ответил Хуэрто.
- А кто-же?
Словно в ответ на вопрос Белтропа сверху прокричала девушка:
- Где мои деньги?!
Рассмеявшись, Белтроп сказал своему боцману:
- Ясно... Иди, обменяй у портовой шлюхи свою одежду на пару дукатов, и спускайся сюда!
Эль Торо спешно поднялся вверх по лестнице. Обведя весь большей зал таверны взором, Десмонд, обратившись к толпе, спросил:
- Из-за чего такой шум?
- Это из-за меня... - ответил Диего, вытирая кровь, хлеставшую из его носа.
- Подробнее!
- Я ударил одного из них!
- За что?
- Он был настолько пьян, что грохнулся на меня. Я ударил его, он ударил меня, а потом поднялся весь зал...
Еще раз окинув взглядом всех находящихся в зале, Белтроп обратился к толпе моряков:
- И кто был этот хам?!
- Я... Это был я, капитан... - несмело произнес из толпы матрос Джонни, пришедший в сознание буквально перед появлением Десмонда.
Белтроп, медленными и тяжелыми шагами, подошел к здоровенному матросу. Схватив Джонни за горло, Десмонд, посмотрев в напуганные глаза матроса, угрожающе спросил:
- Знаешь, кому ты нахомил, червяк?!
- Нет...
- Это мой офицер и хороший друг, а кто есть ты?!
- Я... матрос...
- Матрос?! Я не потерплю подобной дерзости! Какой рукой ты его ударил? - взревел Десмонд.
- Вот этой. - ответил Джоннй, подняв вверх свою правую руку.
Схватив правую руку Джонни, Десмонд, громким хлопком, положил ее на стол. Резко достав свой ганблэйд, и выкинув его лезвие, Дэсмонд медленно начал отрезать кисть правой руки матроса. Все, находящиеся в таверне, были оглушены протяжным криком боли матроса. Джонни невольно посмотрел прямо в глаза Десмонду, и увидел в них садистское наслаждение от своей нестерпимой боли. Кровь бедного матроса растеклась по столу. Отпустив Джонни, Белтроп ненавистно сказал ему:
- Забери свою конечность, и убирайся прочь!
Схватив отрубленную руку, матрос быстро очистил от своего присутствия таверну.
- Налить всем рома за мой счет! - прокричал Десмонд, присаживаясь за стол к своим офицерам.
В ответ на последние слова Белтропа раздались радостные крики, расползающейся по своим столам, толпы.
Несколько часов Десмонд сидел и пил, медленно напиваясь. Когда он встал ногами на стол, подкинув свежий лимон, и, выхватив из ножен свой корд, разрубил фрукт пополам, поймав обе половины левой рукой, Эль Торо тихо сказал Найджелу:
- Кажется, капитан уже готов! Пора вести его на корабль.
- Тогда пошли.
Найджел и Эль Торо стащили Десмонда со стола, и поволокли к выходу, избавляя остальных гостей таверны от пьяных воплей своего капитана. Десмонд безвольно подчинился силе рук своих офицеров, тащивших его к причалам. Погрузив Белтропа в шлюпку, испанцы вернулись на "Майоран".
Было около восьми часов вечера. На сей раз Анжелика решила устроить капитану ужин, а не наоборот. Она уже два часа сидела в капитанской каюте за накрытым столом, и ждала возвращения Белтропа из города. Девушка начала уже засыпать, как дверь в каюту распахнулась, и в помещение, с грохотом, ввалился пьяный Десмонд. Войдя, он, резким ударом ноги, захлопнул дверь, и запер ее. Анжелика сорвалась с места, и, подбежав к Белтропу, заговорила:
- Вот и ты, капитан! А я уже давно тебя жду. Ты столько для меня сделал, и я решила устроить этот маленький ужин в благодарность тебе.
Посмотрев в глаза Десмонда, девушка увидела, что он не в самой лучшей форме, и нервно произнесла:
- Черт! Десмонд! Да ты пьян!
- Ну и что?! Это-же не самое главное... - равнодушно ответил Десмонд.
- А что-же тогда главное?
- Да то, что я люблю тебя! - ответил Белтроп, чувствуя как им овладевает страсть, с которой он не в состоянии был справится.
Десмонд грубо схватил за затылок Анжелику, которая не расслышала его последнюю фразу, и поцеловал ее. Сопротивляясь, девушка почти вырвалась из рук Белтропа, и отвесила ему пощечину. Разозлившись, Десмонд толкнул Анжелику в сторону. Девушка упала на мягкую широкую кровать. Десмонд сорвал с себя кушак камзол и ножны с кордом, бросив все на пол. Медленно двигаясь, он подошел к кровати, и попытался накинуться на Анжелику. Ловко извернувшись, девушка сползла с кровати, вытащила из сапога Десмонда длинный острый стилет, встала у него за спиной. Она держала стилет обеими дрожащими руками на уровне груди, направив его лезвием вперед. Увидев это, Десмонд поднялся с кровати. Резко разорвав свою белую рубаху, Десмонд произнес:
- Что, девочка? Убить меня решила? Ну так давай... режь!
Оголив по пояс свое тело, Белтроп подошел к Анжелике. Лезвие стилета, который она крепко держала в руках, воткнулось в грудь Белтропа. Девушка, при этом, не делала никаких движений. Десмонд очень медленно сокращал расстояние между ним и Анжеликой, говоря со страстью:
- Давай, девочка! Убей Десмонда Белтропа!
Лезвие все глубже входило в грудь Десмонда, прорезая острием его плоть, двигаясь прямо к его сердцу. Но Белтроп не останавливался, а как раз наоборот, двигался ближе. Его темно-алая кровь начала течь по кровостоку стилета, пачкая руки девушки. Анжелика несмело опустила стилет лезвием вниз.
- Анжелика! - произнес Десмонд, пытаясь прикоснуться к ее лицу обеими руками.
Девушка толкнула его, и Белтроп грохнулся на пол. Прокрутив пальцами стилет, и, взяв его за окровавленное, кровью Десмонда, лезвие, медленно подняла его вверх. Видя это, Белтроп, немного напуганно, спросил:
- Ты что? И правда хочешь меня убить?...
Улыбнувшись, Анжелика швырнула стилет в Десмонда. Лезвие стилета воткнулось в пол каюты, рядом с левым ухом Белтропа, в самом центре отверстия его золотой серьги.
После этого, неспеша развязывая узел, в который была завязана ее рубашка, Анжелика произнесла:
- Я себе это представляла совсем по другому... но уж лучше так, чем ни как...
Вытащив стилет из пола, Десмонд откинул его в сторону, и поднялся на ноги. Скинув рубашку, Анжелика страстно поцеловала Десмонда, нежно обняв его за шею обеими руками. Взяв Анжелику за талию, Десмонд снова бросил ее на кровать, после чего запрыгнул туда сам, усыпая девушку горячими почелуями. Через несколько мнгновений тяжелые ботфорты и черные штаны Десмонда, а так-же легкие сапоги и брюки Анжелики соскользнули на пол...

Утром Анжелика проснулась в обьятиях Десмонда. Ее голова лежала на широкой мускулистой груди Белтропа, который обнимал ее правой рукой за плечо. Десмонд уже давно не спал, и увидев, что его драгоценная Анжелика проснулась, тихо сказал ей:
- С добрым утром, милая...
- С добрым утром. Ну и напугал ты меня вчера вечером. - тихо ответила Анжелика.
- Прости... Я не хотел, чтоб все так вышло... Но сдержать себя тоже не смог.
- Ладно. Главное, что все хорошо. Ты даже не представляешь, как я счастлива.
- Представляю. Знаешь... с тех пор как ты находишься на "Майоране", мои ночные кошмары меня больше не беспокоят. Я прошу тебя... не уходи. Оставайся на "Майоране".
- А я никуда уходить и не собираюсь! Ты теперь от меня никуда не денешься.
Протянув руку на пол, Десмонд поднял свои штаны, и, достав из кармана карманные час и открыл их. Посмотря на время, Белтроп сказал:
- Уже восемь утра! Что-то мы с тобой залежались тут! Пора вставать!
- Ну тогда, поднимайся!


ШРАМДата: Воскресенье, 09.06.2013, 00:33 | Сообщение # 12
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
Ну вот вечно ты так, брат! Заведешь классную тему, а затем прирвешься на самом интересном месте, и тихо свалишь!!!

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Воскресенье, 09.06.2013, 00:37 | Сообщение # 13
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Малый! Ведь в этом и заключается весь интерес!

МилошДата: Воскресенье, 09.06.2013, 13:00 | Сообщение # 14
Капитан I ранга
Группа: Заблокированные
Сообщений: 1072
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: В открытом море
Цитата (Джетроу_ФлИнТ)
Ведь в этом и заключается весь интерес!

Это конечно верно, но за такое и убить могут) Я всегда хорошо отношусь к творчеству пользователей, так что класс!




Muv by Redline
АккомодацияДата: Воскресенье, 09.06.2013, 13:06 | Сообщение # 15
Контр-адмирал
Группа: Корсар
Сообщений: 2278
Награды: 195
Репутация: 525
Статус: В открытом море
Цитата (Милош)
Это конечно верно, но за такое и убить могут)

Тогда почему я ещё жива?

Джетроу_ФлИнТ, такими темпами придётся тебе книгу издавать! Прекрасно пишешь!


Что уставился? Фикрайтера никогда не видел?!
- Брысь! - Кто брысь?! Я брысь?! От брыси слышу!
Джетроу_ФлИнТДата: Воскресенье, 09.06.2013, 15:34 | Сообщение # 16
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Благодарю всех кто прочита и остался доволен, но может мне кто-нибудь кинет идею для новых приключений Десмонда?...

ШРАМДата: Воскресенье, 09.06.2013, 15:48 | Сообщение # 17
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
Пусть начинает уже об отце своем копать что-нибудь, например кого-то из его старой команды ищет.

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Воскресенье, 09.06.2013, 15:50 | Сообщение # 18
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Братан, я будто до этого не додумался!

ШРАМДата: Воскресенье, 09.06.2013, 15:51 | Сообщение # 19
Мичман
Группа: Корсар
Сообщений: 98
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: В открытом море
И кого тогда он будет искать?

Над нами синего неба флаг,
Нет страха в блеске холодных глаз,
Нет правил в этот рассветный час,
До заката смерть рассудит нас...
Джетроу_ФлИнТДата: Воскресенье, 09.06.2013, 15:53 | Сообщение # 20
Капитан I ранга
Группа: Корсар
Сообщений: 517
Награды: 28
Репутация: 139
Статус: В открытом море
Генри "Висельника", только нужно придумать как Десмонд, его не зная, на него выйдет...

Форум » Жизнь на суше » Творчество пользователей » Приключенческо-мистический роман "КРОВНОЕ РОДСТВО"
Страница 1 из 201231920»
Поиск:

Copyright Pirates-Life.Ru © 2008-2016


Семь Футов под Килем - Бухта Корсаров и Пиратов!